Говорит Александр Соколов

Приговор противоправен по отношению ко всем четырем товарищам. В том числе и по отношению к журналисту РБК Александру Соколову. Освободить Соколова требовали «Репортеры без границ» и сотни его коллег из других изданий.

Такой интерес к Александру был связан с тем, что в последнее перед арестом время он занимался журналистским расследованием. И его арестовали летом 2015 года, через три недели после публикации расследования о коррупции при строительстве космодрома «Восточный». И хотя его расследование дало старт даже реальной борьбе с коррупцией на уровне государственной власти, это не помешало, а, скорее, даже способствовало заключению А. Соколова под стражу. Президент Владимир Путин дважды обещал изучить обстоятельства уголовного дела против журналиста Соколова. Но вот – изучает еще…

Тем не менее, Саша, как впрочем, и другие товарищи, не сломлены процессом и не изменили своего стремления – помочь стране освободиться от власти безответственной.

Интернет-издание «Медиазона» публикует выдержки из последнего слова Александра. Приведем их и мы.

«Впервые в истории России и демократических стран уже 2 года безнаказанно пытают тюрьмой и собираются дать ещё 2 года лагерей за инициативу референдума, на котором предполагалось поставить вопрос об установлении механизма прямой ответственности власти перед народом», — сказал Соколов.

Он поблагодарил журналистов, единомышленников и общественных деятелей, которые выступали в поддержку подсудимых

«Путем осуждения нас четверых хотят не только объявить потенциальными экстремистами множество общественно активных граждан... Если сегодня бросают в тюрьму за мысль об ответственности власти и инициативу референдума (итогом которого к тому же могло стать награждение президента), то это говорит о том, что на пути к установлению фашистского режима мы уже зашли слишком далеко: посадить, значит, уже могут по обвинению в чем угодно, за любые мысли».

В своем последнем слове он задает несколько вопросов, на которые сам же и отвечает. Спрашивая, «от чего именно гособвинение предлагает исправлять подсудимых 4-мя годами лагерей», он приходит к выводу: от «от мысли, что народ России является высшим источником власти, что народ России имеет право выражать свою волю на референдуме по любым вопросам, что народ России имеет право и даже обязанность не только выбирать, но и оценивать работу своих избираемых слуг, президента и депутатов, по итогам их правления».

«Материалы дела ни суд, ни прокуратура практически не исследовали, ограничившись пролистыванием бумаг. А зря! Как уже отмечалось, в материалах дела самим следствием собраны более 463 документов, свидетельствующих о фабрикации уголовного дела и заведомой невиновности подсудимых. Ещё 50 материалов и свидетельств в копилку доказательств незаконности нашего преследования внесено защитой. Всего таких доказательств суду представлено более 510, каждое из которых в отдельности является основанием для нашего оправдания и немедленного привлечения самих преследователей к ответственности».

В завершении своей речи он предложил экономистам и исследователям изучить несколько вопросов, в том числе применение опыта планирования и вспоминает, что «и западные корпорации, и Китай, и многие другие страны активно перенимали у нас опыт».

«Может быть, и нам есть смысл поучиться у самих себя и найти формы и пути применения опыта советского государственного планирования и контроля для повышения эффективности реализации мегапроектов. Правда, и здесь мы возвращаемся к самому началу... Ведь только по-настоящему ответственное руководство будет заинтересовано в долгосрочном планомерном развитии России».

Ну, как еще может относиться нынешняя власть к человеку, открыто предлагающему вернуться к опыту советского государственного планирования и контроля!