Приговор объявлен!

Н. Ракс и Л. Романова 14 мая 2003 г.14 мая 2003 г. Мосгорсуд вынес приговор трём девушкам-комсомолкам, обвиняемым в связи с так называемым «делом НРА». Ольга Невская получила 6 лет, Лариса Романова — 6,5 лет, Надежда Ракс — 9 лет в колонии общего режима.

Судебное заседание должно было начаться в 11 ч. утра, но группа поддержки стала собираться примерно за час. Коммунисты и комсомольцы развернули около входа в Мосгорсуд плакаты с требованием освободить политузниц, также раздавали листовки. Среди них был и Андрей Ракс, брат Надежды. Ближе к назначенному сроку появилась Ольга Невская — с мужем и ребёнком. Избранная для неё мера пресечения позволила ей некоторое время побыть на свободе.

Перед самым началом заседания около зала скопилась большая толпа. Судебные приставы пытались было ограничить вход людей, однако это им не удалось. Вскоре зал был заполнен до отказа. В клетке находились Надежда и Лариса. Они держались очень хорошо, выглядели достаточно бодро. Чувствовалось, что тюремные невзгоды не сломили их. Многочисленные журналисты с фотоаппаратами торопливо вели съёмку, защитники переговаривались с узницами, народ в зале шумно выражал свою поддержку девушкам.

О. Невская 14 мая 2003 г.В зале не было Ольги Невской — она была с ребёнком, и её из-за этого не пустили, не дали возможности заслушать собственный приговор. Зато на скамье подсудимых сидела Татьяна Нехорошева — та самая, которая оговорила себя и девушек-комсомолок. На неё не обращали внимания.

В зал вошла судья Комарова и заседатели. Прежде чем начать зачитывание приговора, Комарова устроила скандал, потребовав, чтобы защитник Рекант был удалён с первой скамьи как лицо, не имеющее отношения к процессу. Это было выполнено после того, как вмешались приставы. Затем Комарова начала зачитывать приговор, называя лишь номера статей Уголовного кодекса. Неслыханно жестокое наказание и очевидно надуманные обвинения вызвали неподдельное возмущение в зале. Воспользовавшись этим поводом, Комарова прекратила чтение и потребовала, чтобы смутьянов удалили. Она продолжила лишь после того, как нескольких человек вывели из зала.

Срок заключение Романовой постановлено исчислять с 05.04.2000; срок заключения Ракс — с 23.02.2000. Невскую тут же отыскали в коридоре, привели в зал и взяли под стражу, поместив в одну клетку с Романовой и Ракс. Помимо этого, девушкам присудили совершенно баснословные штрафы в пользу различных ведомств, что вызвало бурную реакцию зала; Невскую и Нехорошеву приговорили к принудительному амбулаторному наблюдению.

Митинг у Мосгорсуда 14 мая 2003 г.Сразу после оглашения приговора Комарова поспешно удалилась, сопровождаемая громовым скандированием «Позор!». Заседатели — древние старушки, в течение всего действа стоявшие с безучастными физиономиями, — также удалились из зала. После этого собравшиеся получили на некоторое время возможность выразить девушкам свою поддержку. Однако зал уже наполнялся сотрудниками милиции. Они требовали очистить помещение и подталкивали людей к выходу. Защитник Рекант, которого Комарова признала посторонним лицом, отказался покинуть помещение. Полицаи применили к нему силу и фактически вышвырнули из зала. Раздались возмущённые голоса, кто-то закричал: «Фашисты!». Полицаи и приставы грубо вытолкали оставшихся людей из зала. При этом один из них попытался отнять у ведущего съёмку комсомольца фотокамеру и попытался разбить её.

На улице собравшиеся начали скандировать: «Свободу политзаключённым!» и «Позор судье Комаровой!». Через некоторое время часть молодёжи устроила сидячую акцию протеста, перекрыв дорогу перед выездом с территории Мосгорсуда и остановив таким образом машину с заключёнными. Машина была пропущена только после того, как выяснилось, что в ней везут совсем не комсомолок.

Защитники девушек-политзаключённых намерены обжаловать приговор в Верховном Суде РФ.

«Communist.Ru»