Прислано 22.07.2010

Нужна ли нам новая левая партия?

В последнее время всё яснее видна перспектива скорого появления на Украине новой левой партии, возможно, и не одной. Наиболее серьезно за партстроительство взялся Всеукраинский Союз Рабочих (ВСР), вокруг которого сосредотачиваются отколовшиеся от КПУ люди и организации.

Это не первый такой конфликт. Все 20 постсоветских лет комдвижение, не успев толком восстановиться, как амебы, размножается делением. Нет! Иногда мы могли наблюдать и действительно идейные конфликты, но намного чаще – конфликты личные, прикрытые идейными разногласиями, в основе которых лежали ссоры между руководящими Иван Ивановичами и Иван Никифоровичами.

В постсоветском левом и комдвижении даже профессиональный политолог без пол-литра не разберется, поэтому и мы не будем досконально исследовать «эволюцию» этого броуновского движения, остановимся лишь на самых ярких моментах. Для чего совершим небольшой исторический экскурс.

Первый заметный раскол произошел в конце 90-х, когда от СПУ откололась Н. Витренко, создавшая ПСПУ. Раскол реальный, поскольку Наталья Михайловна ещё до сих пор на плаву, и внешне – раскол идейный, т.к. политические линии СПУ и ПСПУ отличались очень существенно. Но сама ПСПУ «переобулась в полете», сменив неотроцкизм «генеральной линии» конца 90-х на имперский шовинизм в 2000-х. Т.е. идеология для Витренко – лишь двигатель, позволяющий провести ее и партию в парламент, где ПСПУ и побывала с 1998-го по 2002 год. При таком подходе к идеологии негодный «двигатель» при первой необходимости без сожалений заменяют на более мощный. Особенно, когда подобная «модернизация» спонсируется. Прогрессивные социалисты резко стали «православными патриотами». Впрочем, снова попасть в Верховную Раду им это не помогло. За якобы идейными противоречиями четко видна обычная жажда власти. И не зря Наталью Михайловну прозвали «Жириновский в юбке».

Точно так же СПУ дает нам хороший пример самораспада и расчленения в результате атак правящего буржуазного режима. Очень активно такой технологией пользовался Кучма, начавший активное наступление на левый политический лагерь, с начала своего второго президентства. КПУ в то время без особого ущерба перенесла создание фантомных УКП, КПУ(о) и УКСМ. Но у Соцпартии поддержка населения была намного меньше, партийные структуры намного «жиже», и любые конфликты оставляли зияющие бреши и без того в не плотных рядах СПУ. Ситуацию на какое-то время спасло то, что Мороз ухватился за пресловутое «Дело Гонгадзе», и, будучи, по сути, политической проституткой, ещё 5 лет удержался на плаву, после чего благополучно «выпал в осадок».

Несколько иная история произошла с КПРС. Началась она с того, что из КПУ выгнали одного из местных лидеров – В. Моисеенко. Выгнали за критику руководства Компартии слева. После чего опальный вожак пошел на создание новой Компартии. Вот тут-то его и купил крупный капитал. Но в отличие от «компартий-фантомов», которые создавались Кучмой и К, КПРС на тот момент была сформирована оппозиционной группировкой крупной буржуазии. Кроме псевдоальтернативы КПУ в избирательном бюллетене, КПРС в начальные дни своего существования была ещё и одним из рычагов давления оппозиционной тогда «донецкой» буржуазии на Кучму. Но как только кланы капиталистов договорились, КПРС также перешла в разряд фантомов.

*   *   *

Можно вспомнить ряд других, известных и не очень, примеров, но пока достаточно. В дальнейшем кое-что ещё будет упомянуто, но сейчас речь пойдет о другом.

На Украине изначально большая часть левых ориентирована на парламентаризм. Исключением всегда была только ВКП(Б), которая единственная всегда декларирует необходимость подготовки пролетарской революции, для всех остальных – это «табу».

Впрочем, КПУ довольно часто пользовалась и пользуется понятием «революция», как говорится, «всуе». Так же есть в среде Компартии часть актива, которая выступает с более левых позиций, чем П. Н. Симоненко.

Уже давно центром притяжения таких сил был ВСР. Более того, наибольшего авторитета левое крыло достигло в начале 2000-х годов. И первый удар справа по этому левому крылу тогда нанес сам Бондарчук, когда во время президентских выборов 2004 года поддержал Януковича. Это привело к расколу ВСР и выходу из него группы товарищей, которые в 2005-м начали издавать марксистский журнал «Против течения», а в 2006-2007 годах вместе с другими левыми создали «Организацию марксистов». Но как живая организация ОМ просуществовала меньше года, после чего ее «съели» внутренние противоречия.

Но вернемся к КПУ и ВСР. За истекшее десятилетие авторитет и поддержка Компартии упали в 10 раз. Конечно, данное падение во многом явилось следствием объективных причин, порожденных стабилизацией капиталистического строя и царящей в массах, в том числе и среди угнетенных, мелкобуржуазной психологией. Пролетариат в постсоветских странах вообще толком не сформировался как класс. А обывателями буржуазия манипулирует легко, направляя все их действия в русло своих интересов.

КПУ в сложившейся ситуации выступает в традиционной для себя роли «друзей народа», играя по установленным буржуазией правилам. Анализируя эту плачевную традицию, необходимо учесть, что КПУ, как и все остальные, претендующие на звание «левых» и «коммунистических» партии ведут свою родословную из КПСС поздней советской эпохи.

СПУ, КПУ, КПРФ в России и т.д. изначально создавались мелкой и средней номенклатурой КПСС, не успевшей в годы перестройки стать буржуазией или влиться в ряды буржуазного чиновничества. Актив этих, а равно и всех прочих партий составили, в основном, бывшие члены КПСС, главной идеей которых был возврат к советским «молочным рекам», т.е. советский патриотизм.

В случаях с парламентскими левыми оный прикрывал буржуазный реформизм. И никак иначе не могло быть в принципе: советский обыватель в массе своей обуржуазился еще в 80-е и, даже попав в «лишние люди», покорно полз на кладбища, причитая: «Лишь бы не было войны».

В этом, кстати, ключ изначальных успехов КПУ и КПРФ, которые обещали, не трогая буржуазию (наоборот, помогая ей и развивая мелкий и средний бизнес), без революции и гражданской войны вернуть обывателям советские блага.

Одновременно с такой «реформистской» оппозицией существовали и более радикальные формы советского патриотизма.

Представленное множеством организаций Советское движение вообще исходит из того, что СССР был оккупирован. (Кем? – прим. авт.) Часть компартий (ВКП(Б) и др.), будучи формально правы, определив гибель Советского Союза как реставрацию капитализма и поставив целью новую социалистическую революцию, остались на практике в рамках поздне советского мышления. С учетом того, что формировалось оное в эпоху обуржуазившегося социализма, можно с уверенностью сказать, что оно не могло не быть оппортунистическим. На становление такого образа мысли влияла так называемая «комобывательщина»: обыкновенная обывательщина в быту, перевод партийной жизни к формализму, безынициативность, низкая политграмотность и привычка «смотреть в рот» партийному руководству. И надо признать, что над современным комдвижением всё ещё витает дух Брежнева. В некоторых организациях ещё до сих пор идет изнурительная борьба революционной марксистско-ленинской линии с «советским» оппортунизмом, но большинство организаций этого направления попросту деградировали. Особенно хорошо это заметно в России. Совпатриотка С. Умалатова до того, как исчезла с политической арены, успела облизать зад В. Путину. Впрочем, не она одна. В свое время даже образовалось целое направление - «красный путинизм». Ещё один пример метаморфоз, которые происходят с «советскими патриотами», дает газета «Совет рабочих депутатов» и организация «Движение 17 марта», перешедшие от советского патриотизма в имперский шовинизм и русский нацизм!

*   *   *

А теперь возвратимся к заголовку этой статьи.

Партия нужна, но партия революционная по типу РСДРП, являющаяся марксистско-ленинской как в идейно-теоретическом, так и в организационном плане. Нужна партия профессиональных революционеров! Ныне такой партии нет.

Но рассмотрим то, что хочет создать А. В. Бондарчук. Оставим прошлые грехи Александра Васильевича за скобками и беспристрастно разберем его доклад «Создаем новую партию» («РК» №22 2010 г.)

Первое, что бросается в глаза – товарищи собрались регистрировать новую партию в буржуазном Минюсте.

И как же это они хотят обойти или «учесть» требования буржуазного законодательства, запрещающего провозглашать:

а) изменение конституционного строя насильственным путем;

б) подрыв безопасности государства;

в) незаконный захват государственной власти;

г) пропаганду войны, насилия, расовой или религиозной вражды;

д) посягательства на права и свободы человека?

Поясню: «учет» первых трех пунктов означает отказ от революции, точно так же, как и четвертый. Расовую и религиозную вражду мы, конечно, не пропагандируем – напротив. Но от революционного насилия не отказываемся.

Насчет соблюдения прав человека следует заметить, что абстрактных прав человека не бывает – в классовом обществе любое понятие имеет классовый характер. Так, например, в буржуазном обществе соблюдаются исключительно права буржуазии, а угнетенным и революционно настроенным коммунистам ждать не только милости, но и пощады от буржуазного государства не приходится, поскольку они покушаются на «священное» право частной собственности».

Не будем вычесывать блох из проекта ВСРовской программы, но настораживает стыдливое замалчивание самого этапа социалистической революции, а так же то, что из программных документов куда-то пропала «диктатура пролетариата».

Мне могут возразить, что, мол, «мы всё это знаем и понимаем, но об этом нельзя говорить вслух, в противном случае, мы подставим себя под репрессии, а партию под запрет». Ага! В свое время уже так домакиавеллились члены КПУ и не только ее. Думали, что обманывают карательные органы буржуазии, а обманули исключительно самих себя.

Не готовится ли и сейчас очередной обман пролетариата?

Прогнившая сверху до низу КПУ уже не справляется с ролью свистка для выпуска пара народного гнева. А последний будет неизбежно нарастать. В то же время для КПУ близка перспектива непопадания в Верховную Раду, которая автоматически переведет партию Симоненко в умирающую третьеразрядную политическую тусовку. Какой авторитет среди рабочих может иметь партия, функционеры которой ручкаются с буржуями, содержат гаремы секретуток (а кое-где - секретутов) и под видом молодежных лагерей устраивают вертепы пьянства и бл…ва («Факел»)?

От этого даже более-менее порядочных оппортунистов и карьеристов воротит. Ну, а те, кто порядочен менее, если не попадают на подобный «праздник жизни», - завидуют его «счастливым участникам».

Естественно, что единственный аргумент Симоненко и К против новой партии, что, дескать, ее создание – это «происки олигархов против КПУ» - не более, чем отговорка, лишенная всяких оснований. Не против, а, скорее всего, взамен. Ведь и реактивная регистрация в органах буржуазной власти нужна более всего для того, чтобы начать беспрепятственно играть в парламентские наперстки.  А иначе для чего ещё?

Многие партии и движения вполне обходятся и без регистрации. К примеру, НБП в России сумела даже стать второй по численности оппозиционной силой и первым фактором для беспокойства путинско-медведевской диктатуры. Сумела не при помощи парламентской говорильни и протирания штанов, а – реального действия.

Конечно, сделать окончательные выводы можно будет только после совершения новой партией первых практических шагов. Тем более, что вокруг Бондарчука собираются разные люди, в том числе и настроенные на реальные действия, а не на кухонные разговоры и бесконечное толчение воды в ступе.

Сейчас пролетариату действительно нужна своя партия – партия борьбы, настоящий авангард, ведущий рабочий класс на социалистическую революцию! Но совершенно не нужен очередной клуб говорунов, по-маниловски мечтающих заменить мерзавцев из компании Симоненко в депутатских креслах.

Объективно «квартет» Александра Васильевича ближе к последним. Однако одну полезную задачу он, впрочем, может выполнить: похоронить разлагающуюся партию Симоненко.

«Ага! Вот он, агент олигархов, ратующий за уничтожение компартии!» - тут же возопят господа ренегаДы. Отвечу: не Компартии, а гнезда мерзавцев – это, во-первых. Во-вторых – сама буржуазия очень не хочет, чтобы подобные «коммунисты» сходили с политической арены, потому и подыскивает им замену. Ведь, если появятся настоящие, которые громко и четко объяснят пролетариату, что его главным оружием является булыжник, а не избирательный бюллетень, туго придется буржуазии и, в конце концов, придется слазить не только с политической, но и с исторической арены.

А как считает Александр Васильевич Бондарчук?

*   *   *

В нашей среде весьма часто всплывает вопрос об отношении к парламентской борьбе. Если коротко, то от таковой не надо отказываться полностью, но занимать она должна сугубо второстепенное место, и быть полностью подчиненной решению главной задачи – подготовке и осуществлению социалистической революции. Исходя из этого положения, и необходимо выстраивать тактику во время каждых конкретных выборов. Более того, для такого формального участия вполне хватило бы нескольких депутатов-коммунистов. Но, прежде чем они будут куда-то выдвинуты, должен быть создан мощный, нигде незарегистрированный инструмент контроля над ними по типу РСДР начала ХХ века.

Необходимо всегда помнить и понимать, что, чем больше депутатов левой партии находится в парламенте, тем скорее буржуазия найдет слабые звенья в рядах своих противников, тем быстрее обуржуазится руководство такой партии, а под красные знамена сбегутся всевозможные карьеристы и прочие паразиты. Это очень хорошо доказала на практике КПУ.

Zero Толеранс