О значении мелкого политического хулиганства

Пусть читателю не кажется, что автор «поехал крышей», или он такой «негодяй», который толкает молодежь на правонарушения.

Да, толкаю! Но посмотрим, а кем тогда является законопослушный «революционер», которыми на практике являются 9/10 левых, выпячивающих на словах свою «революционность». Все они, в лучшем случае, - не более чем трепачи.

И не аксиома ли, что меньше всего нас должны сковывать буржуазные законы. Хотя надо сказать, что, конечно, использовать юридические знания нам надо, т.к. знания буржуазных законов помогают уличать буржуазию в их несоблюдении. Однако надо четко осознать, что, когда того требует ситуация, коммунист должен переступать через эти рогатки классового врага.

«Правовому нигилизму» надо учиться. А те вещи, которые я назвал в заголовке статьи, кроме начальной школы оного, позволяют молодежи ещё и убедиться в том, что враг не всесилен.

Итак, «мелкий» экстремизм, что это? – Это и политические граффити, расклейка листовок, которая во многих случаях является административно наказуемым деянием, повреждение и уничтожение госсимволики, «бигбордов» с политической и откровенно буржуазной рекламой и др. «мелочи».

Безусловно, такие действия караются административной, а иногда и уголовной ответственностью. Но, уже не говоря о том, что и к такому повороту надо быть готовыми, и катастрофы в этом нет, хотя, конечно, лучше учиться в таких делах обставлять врага, что особых проблем не составляет.

В любом деле надо включать мозги. Карательные органы буржуазной государственной машины не всесильны. Более того, их нынешняя роль цепных собак буржуазии предполагает тот факт, что работают там совсем не Шерлоки Холмсы. Скорее, чванливые и ленивые мудаки, которые и работать толком не умеют.

Карательная машина всегда держалась на трех китах: во-первых – системе доносчиков, во-вторых – техническом оснащении и в-третьих – ломке (от психологической до физической гестаповскими методами) задержанного.

Конечно, среди этих цепных псов – полицаев и гебни – попадаются и умные враги, но их немного.

Задача цепных псов – «стоять на страже закона», ловить курокрадов и бомжей, крадущих люки и кладбищенские ограды, но делать стойку перед теми, кто крадет миллиарды.

Впрочем, задачей данной статьи не является разбор тупости отечественных тонтон-макутов. Но, надо сказать, что очень часто тупость правонарушителей и так называемых преступников намного больше. Что и позволяет органам в большинстве случаев сажать тех, кто нарушил буржуазный закон.

Применительно к нашей ситуации первой проблемой является наличие в левом движении большого числа провокаторов, информаторов, просто пустых трепачей и безумных шизиков, которые и парализуют всякие активные действия со стороны комдвижения. И поэтому в нашем деле первое правило – не болтай!

Надо понимать, что среди тех, максимум, 3-5 человек, вовлеченных в акцию, тоже может оказаться враг или человек случайный. Более того, такие кадровые ошибки практически неизбежны. Однако даже провал надо использовать. Польза здесь в том, что враг разоблачает сам себя. Разоблачает, по сути, на мелочи. Как не назвать те примеры, когда разоблаченные враги продолжали открыто пакостить комдвижению и сидеть на руководящих постах?! Что же это за коммунисты, которые терпят в своих рядах всякую нечисть?!

Впрочем, вернемся к технической стороне дела, и отметим, что:

1) у революционеров свои законы и своя, революционная мораль;

2) и ещё надо сказать, что из-за вопиющего идиотизма или чего похуже даже в более серьезной ситуации провокатор или доносчик остается безнаказанным.

Если провал произошел на стадии «мелкого политического хулиганства», дело, скорее всего, ограничится финансовыми потерями. В худших случаях – условным сроком. А в исключительных – 2-3 года. Да пусть даже и реальным заключением! Бояться этого не надо, иначе, как вы, товарищи, собрались делать революцию?!

*   *   *

Итак, допустим, вы – тот товарищ, который хочет взбаламутить тухлое стоячее болото, которым является ныне левое движение. Вы уже долго вентилируете эти темы в среде левого актива и нашли несколько единомышленников, большинство из которых молодые и даже юные товарищи. Не ставьте планку очень высоко. Листовок, настенной живописи и некоторых других мелочей будет достаточно.

В начале статьи я отметил значении данных действий для оргфактора, но дело в том, что подобные акции прямого действия имеют отличный агитационно-пропагандистский эффект. Причем, именно в смысле воздействия на сознание молодежи.

*   *   *

В большинстве подобных дел оптимально «соображать на троих». Так же в случае форс-мажора пригодится умение быстро бегать и хорошее знание местности.

Ниже я приведу некоторые реальные примеры из деятельности одного товарища:

«Новый этап у нас начался всё с тех же «мелких пакостей». Правда, мы их вывели на совершенно новый уровень. У К.К. была машина, что обеспечило невиданную ранее мобильность. Раньше наша деятельность также начиналась с расклейки листовок, позднее тоже творили немало чего интересного, но всё же это было нечасто. А ещё позже такая деятельность и вовсе сошла на нет.

Приход новых людей возродил желание широко заявить о движении. Иногда делали до 3-4 выездов в неделю. Сначала работали исключительно на расклейке листовок, плюс у меня в загашнике были старые плакаты ВМГБ («Анка-пулеметчица» - деваха с МГ, формат А-3) – они украсили окрестности десятка школ. Позднее перешли к надписям.

Всё это мы делали и раньше, но значительно менее интенсивно. Начиналось всё с изготовления макета, затем мы размножали его на ризографе. Клей-клестер – тоже не представлял ничего сложного. Кстати, зимой он особенно хорош.

Кроме этого практиковали роспись левыми лозунгами учебных заведений. Во время войны в Югославии антиамериканские надписи стали главной темой. Товарищ-химик изготовил ядреную краску, которую не брал практически никакой растворитель. С её помощью ни одна школьная администрация была доведена до предынфарктного состояния. Особенно, когда мы передали привет американским школьникам, приехавшим по обмену в одну из школ.

Иногда атаковали «бигморды». Опять же – надписи, или просто обливали их краской, пару раз подожгли. Б. был неслабым пироманом.

Подобное, конечно, может показаться ребячеством и глупостью, но так мы ещё и смотрели, кто, как себя проявит.

Да, один раз из такой ерунды получилась самая, что ни наесть «диверсия». Мы перед визитом в город Кучмы залезли в депо и исписали почти с десяток вагонов надписями против «презика». Утром эти вагоны на линию не вышли! На ушах было полгорода».

Применяя такие методы сегодня, надо учитывать массовое применение видеокамер наблюдения и наличие мобильной связи. Эти новшества несколько осложняют дело, но не превращают «мелкие пакости» в нечто невозможное и нереальное. Были бы желание и фантазия!

В.А.Р.