Кровавая пятница

16 декабря 2011 года постсоветское пространство перешло ещё одну знаковую черту.

Многомесячные волнения рабочих-нефтянников в Казахстане закончились их кровавым расстрелом спецподразделениями полиции и армии.

Точное количество погибших до сих пор неизвестно. Казахский официоз говорит о полутора десятках убитых, но, судя по косвенным данным и свидетельствам самих рабочих, - их во много раз больше – около 200 человек.

В широкий эфир попало видео, снятое при помощи мобильного телефона, на котором цепочка полицейских карателей сначала расстреливает безоружную толпу, а затем добивает раненных дубинками и выстрелами в упор.

Да, со времен развала страны крови на территории бывшего СССР пролилось не мало. Ельцинский путч 1993 года сопровождался массовыми расстрелами в Москве, очередной бунт в Киргизии, межнациональные конфликты в Средней Азии, на Кавказе и в Преднестровье, а также две Чеченских войны стоили народам постсоветского пространства большой крови.

Однако, коренным отличием развернувшейся в городе Жанаозене борьбы от всех этих конфликтов является чёткий классовый – пролетарский – характер.

Впервые более чем за 20 лет существования капитализма на постсоветском пространстве, пролетариат, оказавшийся в столь жёстких условиях, не отступал в течение 7 месяцев. Наоборот – только закалялся под прессом буржуазного террора и репрессий.

Особо важным моментом является то, что народ после первых залпов карателей не стушевался и не разбежался, кто куда. Угнетённые оказали яростное сопротивление цепным собакам Назарбаева, которые тоже понесли в этом бою потери. Но это только начало, потому что есть те, кто не простил палачам гибель своих товарищей и близких.

Не буду подробно пересказывать предысторию кровавой пятницы, поскольку левая пресса, хоть и скупо, но писала об этой рабочей забастовке и о том, какому жёсткому прессингу подверглись бастующие со стороны режима Назарбая. Буржуазия испробовала всё: массовые увольнения, репрессии, угрозы, открытый террор против рабочих лидеров и их членов семей. Но всё было напрасно – пролетариат не отступал.

В течение 2011 года рабочие Жанаозена усвоили немало уроков классовой борьбы. А учинённая над ними кровавая расправа помогла им усвоить самый главный урок: с кровососами-эксплуататорами можно разговаривать только с позиции силы.

*   *   *

Классовая борьба, вспыхнувшая в Казахстане, показала и всю гнилость большей части постсоветского левого движения.

Конечно, со стороны многих, большей частью, неофициальных левых наблюдалась горячая поддержка восставших казахских нефтяников и солидарность с ними. И мы обязательно отметим тех, кто эту поддержку и солидарность оказывал. Но всё же, надо сказать, что кампания солидарности была слабой и плохо организованной.

Вообще, левые по казахскому вопросу разделились на три группы:

1)     небольшое число тех, кто, тем или иным способом, участвовал в капании солидарности с казахскими рабочими – это ВКПБ, «Боротьба», различные марксистские группы и некоторые другие организации;

2)     те, кто «отстаивался и отмалчивался в сторонке» - основная часть парламентских левых партий;

3)     и те, кто открыто встал на позицию защиты интересов капитала и властей Казахстана, повторяя тупые байки назарбаевского официоза о «провокаторах», о «бандитах и погромщиках» и о «вашингтонском обкоме».

Не будем метать абстрактных громов, а скажем прямо, что иные «оппортунисты» и «троцкисты» по этому вопросу повели себя намного достойнее многих записных «революционеров», которыми мнит себя РПУ.

Однако прежде, чем мы разберём: почему возникло такое разделение левых по казахскому вопросу, необходимо рассмотреть то, что там, в Казахстане, произошло на самом деле.

Доведенные до крайней степени нужды пролетарии поднялись на экономическую борьбу. Но, имея дело с самыми хищными типами буржуа и их политобслуги, нарвались только лишь на ещё большее «закручивание гаек» с их стороны. Кровавая расправа, последовавшая 16 декабря 2011 года, имела цель - не допустить и подавить всеобщую забастовку, намеченную как раз на эту пятницу, ставшую впоследствии кровавой, а так же, за одно, деморализовать перед выборами всю, существующую в Казахстане, оппозицию.

К слову, назарбаевскими жополизами была запущена наглая ложь о якобы очень высоком уровне жизни рабочих Жанаозена. Подобное мы уже слышали, когда буржуазные проститутки от журналистики вешали всевозможные ярлыки на бастующих рабочих Греции.

И, опять же, мелькающая в буржуазных СМИ цифирь насчёт зарплат рабочих, даже если это не открытая ложь, сама по себе ни о чём не говорит. Без привязки к местному прожиточному минимуму, ценам на жильё и другим показателям, касающимся уровня жизни, все цифры – не более, чем пустой звук.

Уже один тот факт, что рабочие боролись, невзирая ни на какое давление хозяев и властей, в том числе и «работу» эскадронов смерти, указывает на то, что отступать им было уже некуда. О том же самом свидетельствуют и многочисленные погромы во время кровопролития. Погромы всегда вспыхивают в тех городах, где существует большое количество люмпенизированного элемента. А наличие в стране люмпенизированных масс развевает миф о больших и сытных зарплатах у рабочих. При таких зарплатах был бы «город-сад» со счастливыми лицами мелких буржуа, а не промышленное гетто, где рабочие живут рядом с теми, кого капиталистическая жизнь выбросила на обочину, лишив всех источников выживания, кроме мелкого криминала.

Угнетатели в Казахстане имели всего лишь два выхода из создавшегося положения: серьёзные уступки пролетариям или кровавая баня для них. Назарбаев выбрал последнее.

Причина этого выбора понятна: уступить для Назарбаева означало – дать слабину. А воспользоваться слабиной буржуазная оппозиция не упустила бы случая. Да и крупный капитал, как местный, так и международный, имел бы повод задуматься о профнепригодности Назарбая, т.е. о его неспособности обеспечить максимальные прибыли акулам капитала при подавлении угнетённых им рабочих до уровня безмолвного быдла. Именно такие «сомнения» со стороны мирового и местного олигархата как раз и приводят к «цветным» «революциям».

Но вернёмся к событиям в Жанаозене. Надо отметить, что впервые на постсоветском пространстве классовая борьба менее, чем за один год, прошла все свои стадии, достигнув высшей – вооружённого восстания. Конечно, оно было, во-первых, локальным, а, во-вторых, - оборонительным. Именно потому властям его так быстро удалось подавить. Рабочие взялись за оружие лишь после того, как их начали расстреливать.

Впрочем, на сегодняшнем этапе развития по-другому и не могло быть. Рабочий класс на постсоветском пространстве только начинает просыпаться для сознательной классовой борьбы. Его классовое сознание вообще находится в зачаточном состоянии. А партии не на словах, а на деле, выражающей его коренные классовые интересы, его политического авангарда, вообще пока нет ни в одном из осколков бывшего Союза. Поэтому и не было достойного ответа коммунистических сил. Во-первых, сами по себе они крайне слабы. Что могли – сделали, но это – мизер от необходимого.

Массовые оппортунистические организации приняли позу страуса, не желая «портить отношений» с интеграционной буржуазией, да и «раскачивать лодку» «гражданского мира». Тем более, что лозунг квази «советской», а на самом деле – буржуазной интеграции – едва ли не главный у подобных деятелей. Ну, а Бондарчук и Ко, как и КПУшник Слободенко открыто продались имперской буржуазии, поэтому у них нефтяники – это «агенты госдепа» и «ваххабиты».

С одной стороны – гнусное словоблудие этих холуёв, с другой – привычка смотреть в рот начальству, которое «не организовало», поскольку тоже продало расстрелянных рабочих – только по-тихому, ради всё той же «идеи фикс» - постсоветского объединения на буржуазной основе. Да и ради собственного спокойствия. А если начальство молчит, то и рядовая массовка спать будет. Проблемы никому не нужны.

Ведь и активная по началу «Боротьба» заглохла. Думаю, не в последнюю очередь из-за давления «контор» и буржуазных властей.

Ситуация вокруг Казахстана ясно показала слабость левого движения, неспособного объединить усилия там, где это необходимо. Понятно, идейные разногласия никуда бы не исчезли от этого шага, но в таких ситуациях их всегда надо выносить за скобки.

Очевидно, что для решительного наступления на буржуазию и её государственную машину необходим настоящий боевой политический авангард угнетённых – революционная компартия. Причём истинно, по большевистски, революционная, а не декларативно, как сейчас принято. Партия профессиональных революционеров, а не парламентских кретинов и продажных шкур.

Так же очевидно и то, что необходимо усиление и совершенствование координации классовой борьбы на международном уровне.

Кроме всего прочего, крайне нужна интернационализация являющегося сейчас «местечковым» комдвижения, в котором большинство не только не знает, что происходит в соседней стране, но и не особенно этим интересуется.

Что касается конкретной помощи казахским рабочим, то нужна борьба за освобождение тамошних политзаключённых – пикеты у посольств и консульств Казахстана, митинги протеста, акции прямого действия, сбор денежной помощи. Причем такие действия должны быть постоянными, а не разовыми и эпизодическими.

В заключении надо сказать, что негодяи во главе с Назарбаем заплатят за рабочую кровь!

Товарищ-78

От ЦК ВДЗП. Автор, очевидно, из-за недостатка имеющейся у него информации, не совсем верно освещает ситуацию с поддержкой рабочих Казахстана как на территории республик Союза (в частности, в России), так и в Европе. Такая поддержка, несомненно, есть. Но он совершенно прав и в оценке самих казахстанских событий, и в утверждении о необходимости еще более широкой, солидарной, массовой поддержки нефтяников со стороны как левых и тем более коммунистических организаций, так и со стороны профсоюзов и рабочего движения.