В начале года был задержан и помещен в СИЗО Андрей Соколов. Наверное, многие помнят, что Андрей был первым политзаключенным в постсоветское время, Его, еще 18-летнего юношу, арестовали в 90-е годы за небольшой символический взрыв. Дело усугубилось тем, что вблизи от места взрыва была обнаружена надпись «Зарплату – рабочим», что позволило назвать этот взрыв террористическим актом (попыткой влиять на власть!). Впрочем сам Андрей тогда говорил, что нынешняя власть, действительно, ничего кроме взрыва не слышит.

Тогда Андрей довольно скоро был освобожден, так как поднялась большая волна общественного возмущения.

Но Андрей попал в «черный список» и далее ему, еще участвовавшему в сопротивлении, в основном, путем ведения агитационной работы, пришлось стать постоянно преследуемым, испытать многие подлые, чрезвычайно жестокие пыточные приемы, которыми уже тогда славилась московская милиция и о которых теперь говорят как о чем-то вдруг возникшем, разбирая события в Татарстане. Он вновь был осужден и провел годы в заключении. По выходе отошел от политической деятельности. По нашим сведениям, работал вполне открыто и легально, изготавливал разнообразное бутафорское оружие для киностудий. Как гром среди ясного дня, прозвучало известие, что Андрей вновь арестован и обвинен в каких-то противоправных действиях. Все, кто общался с ним в последние годы, считают, что правоохранители просто «убрали» его «на всякий случай», зачищая городское пространство перед президентскими выборами. Примерно об этом пишет и сам Андрей в своих письмах, вылетевших на волю из застенков. Вот что пишет Андрей.

      Жизнь повторяется. Жизнь странно повторяется.

      Скоро выборы. Президентские. Вокруг опять стены и решетки. Сижу на шконке возле решки. Так больше света в этом склепе. ИВС. Камера №6. Вчера был суд по продлению ареста. Еще на один месяц за решеткой. Другого и не ждал. Тех, кому подкидывают улики – под подписку не отпускают. :-)

      Но внутри только грусть. И чуства уносят на десятилетие раньше. Жизнь повторяется. Такое уже было, черт возьми. Тоже ИВС, тоже незаконный арест. Только не здесь, в Мытищах, а на Петровке 38. И тоже накануне этих чертовых президентских выборов!

      Мне потом объясняли – для «профилактики». Но тогда я этого знал. Был 2000г. Миллениум. Тогда все мы не знали кто такой он, mr. Путин. Но те первые «выборы» я для себя не забуду. Задержание на станции «Беговой», где я договорился о встрече (увы, телефон прослушивался) с одним из своих товарищей. Что-то насчет правозащитной деятельности по делу НРА (моя жена уже была тогда арестована). Конечно, опера ФСБ. Конечно, задержание под предлогом, что я «громко выражался нецензурной бранью». О встрече им было известно заранее, поэтому просто скрутили, товарища оттерли (он потом и сообщил о моем аресте), а меня в наручниках быстро доставили в суд и на Петровку.

      И началось.

      Верхний этаж изолятора на Петровке – это «следственные» кабинеты. В которых все стулья и столы надежно привинчены к полу. Стекла в окнах – пластик. Что очень удобно – не порезаться ни поломать. От «допросов». Все было как обычно. И сейчас, десятилетие спустя, делают так же. Знаю из рассказов сокамерников. Бьют – только бутылками с водой, иногда – резиновой дубинкой. Душат – противогазной маской, перекрывая доступ воздуха через «хобот». Взбадривают - ударами «Мальвины», - электрошокера в виде палки, в основном в пах и икры. Так же было и тогда, в те предвыборные весенние дни. Что хотели? Да все то же – дай показания на арестованных по делу НРА. Скажи где прячешь оружие. Ничего нового. Я тогда был молодой и молчал как партизан. :-)

      Хотя что я им мог сказать? К тому времени я уже отсидел за Ваганьково 2 года в Лефортово. Стас Маркелов вытащил меня, сняв бредовые обвинения в «терроризме». И занимался только правозащитной деятельностью. Политикой, а не терроризмом. И наивно верил в справедливость законов и судов.

      Конечно, эти пытки в ИВС меня испугали. И после 10 суток ареста «за нецензурную брань» я тут же уехал из Москвы, подался в бега. Ведь о таких «допросах» я только в книжках Маркеса читал или в кино («Гараж альмеро»). Но и после всего этого я не верил, что через 3 месяца буду снова пойман и арестован уже по-настоящему, с подбросом 2 пачек патронов к калашникову и револьвером! И как в шпионских фильмах – схвачен операми в Орле, черный мешок на голову, наручники и 4 часа езды до Москвы. Где оформляют задержание как пойманному случайно на улице в Москве. С такими же «случайно» хранящимися в личных вещах патронами и оружием. Ни за что бы тогда не поверил в такое! Но приговор Лефортовского суда в 5,5 лет общего режима говорил об обратном.

      А тогда, сидя в такой же как сейчас камере ИВС на Петровке я еще верил в лучшее. Забавно, тогда мне как суточнику менты под конвоем организовывали поездки из ИВС в родную школу №233 рядом с домом. В нее я еще в детстве ходил учиться. И в ней всегда на выборы открывался избирательный участок. Привезли чтобы забрать открепительное удостоверение избирателя. Тогда это было для меня как глоток свежего воздуха. После камеры и пыток. Я сидел счастливый и смотрел на проносящуюся за окном милицейского уазика весеннюю Москву. Только теперь понимаю – как это было цинично. Власть – обманывающая, пытающая, подбрасывающая и одновременно старающаяся соблюдать демократические процедуры. Чтобы ее подданные могли «голосовать» за нее саму. За Путина.

Чтобы была еще одна бумажка бюллетеня. А потом снова камера и «беседы». И выборы – меня вывели из камеры, «лицом к стене», «проходим», какой-то кабинет, у стены – урна и листы бюллетеней. Все как и положено. Пара минут – и графа «против всех» с моей галочкой (тогда еще такая была :-)). Я уже тогда был анархистом :-) Вот и все выборы. Кончено. И через несколько дней – победа Путина. Тогда еще никому не известного. В первом же туре. Начало конца. Как для нас, радикалов, посмевших с оружием пойти против власти. Так и потом чистка всех умеренных оппозиционных партий и групп. Конец политиков в России. Но тогда это было только начало конца. Тогда еще многие думали что «мочить в сортире» будут кого угодно, но только не их…

Жизнь повторяется. Снова камера, снова подброшенные патроны, снова выборы Путина. Но мне уже 33. Отошел от политики, отошел от криминала. Я – оружейник. Имел собственную мастерскую. Делал макеты оружия для киносъемок и реконструкторов. Все по закону, который с моим прошлым я знаю более чем хорошо. Нормально зарабатывал. Я токарь и фрезеровщик. Сам работаю за своими станками. Честный труд и на кусок хлеба с маслом зарабатываю сам. Да, сочувствую анархистам. Это мои политические убеждения. Но сам никогда не ходил на митинги или пикеты. Только на акции 19 января, в память о моем Стасе. Но разве это «экстремизм»?

Да, мой коллега Дмитрий был наблюдателем на недавних парламентских выборах. И он своими глазами видел как из 7-10% за ЕдРо в итоговом протоколе записали 46%. И выгнали с помощью полиции с участка, когда он стал возмущаться. Я ему верю. И он позвал меня на Болотную. А потом мы сделали плакаты и были на Сахарова. Я в Фейсбуке и на 4 февраля записался, но из-за ареста не смог пойти. Это тоже «экстремизм»?

2012 год. Черт возьми, неужели ничего не изменилось? И снова подброс улик (пачка патронов к ПМ на арендованном мною складе в Мытищах) и снова изъятие «вещественных доказательств» в виде моих плакатов с Сахарова «Путин – к обочине!» и «Мы не быдло, мы – народ!». Снова опера ФСБ с вопросами о связях с анархистами и списком офисов Единой России на сайте Черного блога. И бредовые репортажи по ТВ о «обнаружении склада с оружием», где только одни макеты из моей мастерской. Неужели все снова?

В камере есть старый телевизор. Вместо антенны – кусок проволоки, поэтому ловит только правительственный НТВ и Россия2. И каждый день из него льется ложь. До тошноты. О каких-то стотысячных митингах профсоюзов и бюджетников в поддержку Путина. О спасенных Путиным поселенцах из разрушаемых домов. О устанавливаемых Путиным вебкамерах на каждом избирательном участке. Выборы – это Путин, Путин – это выборы! На свободе я ведь не смотрел эту муть. Был интернет и кино в Пионере. Ну, еще аниме на 2х2 или передачи с Дискавери. Никаких «новостей» из зомбоящика! А здесь ТВ работает круглосуточно – единственная связь с волей для заключенных. Отупляет жестко. Но скажу честно, даже здесь, в неволе, среди преступников и наркоманов не встретить тех кто верит в эту ложь про Путина. Всем надоел его режим бюрократии и взяток. Откровенного обмана на выборах и подкупа в судах. Я сам на собственном опыте убедился что полицейские так и остались ментами. Продолжают подкидывать улики. Что вся эта «реформа» МВД – только повод для новых «освоений бюджета» и для телевизионной картинки с коллегий, где Медведев учит генералов работе с компьютерами и айфонами. Бред. Пародия на закон.

Впереди снова выборы. Впереди снова суд и срок. Неужели все повторится?

11 февраля 2012г. ИВС Мытищи камера №6, Андрей =Che= он же Soratnik12 и он же Saperkalori :-)

Андрей Соколов

****************

Вот и прошли «выборы». Вот и прошел очередной суд. Путин получил свои 64%. А я — продление ареста снова ещё на один месяц.

 Опять та же камера №6 и та же шконка у зарешеченного окна. Меняются только сокамерники. Сейчас нас пятеро. Пять судеб. Моя — мне более чем известна. Фарс следствия     

за подброшенную пачку патронов — продолжается. В этот раз не отпустили под подписку несмотря на ходатайство адвоката о залоге в 1млн. рублей. Что ж, идут на принцип -  не       отпускать даже до суда.

 Но я не жалуюсь. Мне смешно жаловаться. Ни жены ни детей. Мой сосед по шконке снизу имеет и то и другое. Первое это — молодая жена, находится в десятке метров от него. В одной из соседних камер мытищинского ИВС. Она молдованка как и он. И как и он арестована... за попытку кражи из Ашана сумочки и куртки. Это 158-ая статья Уголовного кодекса. Народная. А их ребёнок — тоже в камере. Ему всего 8 месяцев. Он ещё в утробе матери. Завтра Женский день. 8 марта. И им троим — мужу, жене и ещё не родившемуся ребёнку «подарил» на месяц срок ареста. Как и мне. Но я не имею права жаловаться. Ни малейшего. Я вижу безумие этой блядской тюремной  власти на судьбе их троих. На безразличии молодой следачки, тоже ведь женщины, которая смогла уйти на 8 марта, на выходные, отправив этих людей в тюрьму, оставив их под стражей за такое малозначительное преступление. Дети ведь рождаются через 9 месяцев? Гуманизм? Человеческое отношение к жизни? Святая частная собственность? Их задержали прямо на краже. Попытка кражи. Ущерба нет. Но раз гастарбайтер и молдаванин — в тюрьму! И вот они рядом, сидя у дверей своих камер переговариваются через коридор. Разделённые стенами и государственным безразличием.

 Ашан. Блин, это уже не смешно! Я сотни раз как и все ездил в него за продуктами. Иронично называя «храм общественного потребления». Но именно здесь, в камере неволе, открываешь новый взгляд на этот маркет. На глумливую мясорубку людских судеб.

 Ещё один мой сокамерник — молодой узбек. Только исполнилось 18 лет. Когда его завели в камеру — худой, низенький, детское лицо, - я подумал менты ошиблись. И в камеру к нам, взрослым, тусанули малолетку. «Маленький мук»  - так я его сразу назвал. Он водил в Ашане моющую машину. Работал уборщиком. Таких, обыватели, набивающие свои тележки брендовым кормом, замечают только как досадную преграду на пути к кассе или между рядов с товаром. Ведь это всего лишь придаток этой моющей машины. Пустое место. Но каким-то непостижимым образом его и двух его друзей — таджиков (все -  такие же уборщики с зарплатой 15 тысуб.) обвинили... в попытке кражи, одной единственной куртки, ценой 1000 руб.! И всех троих, конечно, закрыли. Ведь гастарбайтеры, без прописки. Они тоже разбросаны по соседним камерам. Я видел его детское лицо в его первую ночь в тюрьме. На нарах он спал как убитый. Я почему-то вспомнил самого себя. Тоже 18 летнего. И первую мою камеру в далёком 1997 году в Лифортово. Куда я был брошен ФСБшниками после ночного допроса по делу о Воганьково. «Зарплату-рабочим». Так я кажется написал тогда во время своей акции протеста? Ашан, куртка, камера — безумие в квадрате! За что сажают таких детей? Гуманизм? Сразу три новых «палки» раскрытых следствием 158-ых?

 Третий мой сокамерник тоже первоход, т. е. ранее не судимый. Молодой таджик. У него тоже кража. Кошелёк с кармана на вокзале. Тоже гастарбайтер (строитель). Только вот с неудачным опытом работы. Обычно о таком показывают в криминальных хрониках по ТВ. А тут -  узнаёшь в живую как это бывает. Рабство. Когда на площади трёх вокзалов дагестанцы вербуют на «выгодную работу». Везут «поговорить за едой». А когда жертва просыпается после наркоза — то уже едет в салоне Икаруса в окружении охраны с ещё десятком таких же «добровольцев». Пригород Кизляра, рабский труд за еду на кирпичном заводе, вооружённая охрана. Зиндан и битьё для побегушников. Современное рабство на территории России. Спасло парня только то, что он был мусульманином. Видя как он молится, вооружённые бородатые дагестанцы-охранники разрешили через несколько месяцев посещать соседнюю  мечеть. Где он показал Имаму фото своих детей 2 и 6 лет из Душанбе. Имам оказался человеком, и нарисовал карту пути по которой он смог вырваться из гор и выйти к первому русскому блокпосту. До Москвы добирался 2 месяца автостопом, деньги давали простые люди в дороге. Неудачные попытки устроиться на работу тут и как результат — воровство. Уголовник? Мятое фото детей, в бедной одежонке, но весело смеющихся в объектив, я видел в его руках, показывал сегодня в хате. Я же на свою судьбу не жалуюсь...

 Ну а четвёртый мой сосед — совсем из другого теста. Молодой парень в модной тенниске от Лакосты. Аккуратная стрижка, уверенная манера общения. Он сегодня вернулся с суда — дали 2 года общего режима по статье... до 10 лет. Конечно доволен и весел. Мошенник 159 статья. Иск на 36 млн. Тоже первоход. Но уже говорит через сколько месяцев он уйдёт по УДО, т. е. досрочно. И весело планирует что будет делать дальше. Болтаем за жизнь. В какие клубы ходил? Рай и Сохо. Я молча перевожу разговор на другую тему. Ноу коммент. На днях развёлся с женой. Чтобы не ушла дорогая машина и собственность по иску. А квартиру продал... родителям. По той же причине. За 200 тыс. Рублей. Трёшку на Ленинском. Чем занимался - «направлял денежные потоки для газокупок». Ещё одно ноу коммент. Мне даже трудно представить сколько миллионов стоил ему такой «приговор». И это тоже российское правосудие. И те же судьи, что продлевают мой арест за подкинутые улики или за ашановские тряпки для матери на 8-ом месяце беременности! Правосудие? Справедливость? Закон?

 Нас пятеро в этих стенах. Мы все разные, но всех объединяет одно. Эта та система, что медленно и верно пережёвывает нас день за днём.

 Ах да, выборы. Я их встретил на централе в Волоколамске. Так уж повелось, что если тебя задерживают на территории Московской области (даже в 50 метрах от МКАДа как меня) — то везут туда, а не в более близкую московскую тюрьму. И потом катают на автозаке туда-сюда по 150 км. На следствие и суд. Это тоже государственная политика... Поэтому на выборы нас , арестантов, вывезли всех с ИВС туда. Забавно вспомнить как при шмоне капитан тюремной службы отнял у меня ленточку «Россия без Путина» из нагрудного кармана куртки, мол в СИЗО перед выборами запрещена агитация. :-) И узнав ,что я сижу за подкинутые патроны по-дружески посоветовал согласится с обвинением; мол, сам тоже в органах занимался этим и знает что от такого не отвертеться. Я промолчал.

 Накануне дня выборов все восемь человек из моей камеры всё спорили за кого голосовать. И кроме обычного «за Жирика» многие хотели за Прохорова. Пусть и такого сверхбогатого.  Я своё анархистское «против всех» не смог продвинуть. Но и сравнивая откровенную ложь Путина о «17 млн. личных средств» с предвыборного плаката близкими к правде «115 млрд. руб.» декларации Прохорова — тоже больше сочувствовал этому олигарху и экс-бандиту домодедовской ОПГ. Удивительно, но в камере со мной оказался человек, который участвовал ещё в событиях 91 года в обороне Белого дома при ГКЧП. А потом резко разочаровавшегося в Ельцине, когда в 93-м он расстрелял парламент в Москве. И сейчас осуждённый за аварию на реке, в которой по- неосторожности оказался виновным (пострадал человек) искренне переживал за творящийся на воле беспредел с выборами. Он не был как я на Болотной или Сахарова. Но в его словах о августовских днях были те же самые чувства единства и человеческой солидарности, что ощущал я сам в декабре на акциях протеста за честные выборы. И это я увидел в этих каменных стенах...

 Ну а на следующий день нас всех покамерно тюремные мусора вывели «на выборы». Сначала на сборку, а потом в помещение у входного шлюза, где расставили занавески и избирательную урну. За несколькими столами там же сидели какие-то чины в форме. Гражданских было очень мало. Подходили, расписывались на против своей фамилии в книге, брали бюллетень и уходили в кабинку, ставили «галку». Быстро, торопливо опера не давали лишнего. И тут же уводили обратно по хатам. Но даже так я успел прочитать что было написано на моей бюллетени - «без двух подписей членов избирательной комиссии недействителен». Печать и марка была, подписи -  нет. Думая что их ставят уже при подсчёте, я бросил свой уже заполненный «галкой» бюллетень в урну. И только через несколько дней, при встрече со своим адвокатом, узнал, что нас всех обманули — подписи должны были стоять сразу! И все наши «за Прохорова», «за Зюганова», и даже «за Жирика» - пошли в урну. Настоящую, помойную. Взамен, наверняка уже подготовленных «правильных» бюллетеней. Волоколамский централ — это не много, всего пол-тысячи человек. Из них имели право голоса 250-300. Но, видимо, и это оказалось достаточно для суеты с фальсификацией даже такого числа голосов. Честные выборы? 64%? У нас НИКТО НЕ ГОЛОСОВАЛ ЗА ПУТИНА! Но всех обманули так просто и легко. Режимный объект ни каких независимых наблюдателей, ни каких веб-камер. А ст.142 УК? Кто же больший уголовник мы или они? Где здесь выбор и выборы?

 Но я не жалуюсь. Мне смешно жаловаться. Зло, как и добро копится. Ничего не бывает просто так. Уже ночь, заканчиваю, в горле -  комок горечи. Нас не пять в камере №6. «Нас много». Именно так я написал на плакате на заднем стекле своего Матиза. Я мужик и у меня тоже есть указательный палец на правой руке. Но я не хочу крови. Я хочу справедливости! Я хочу перемен!!!                                                                                                                                                                             

                                                             ИВС Мытищи,                камера№6

                                                              Андрей  «Че», 8 марта 2012г.