Илья Романов, политзаключенный

 

Глобальное гражданство

Каким образом происходит процесс формирования той социальной общности, которая в современной терминологии чаще всего называется multidudae (массами), и которой в ранеклассическом марксизме соответствует понятие «мирового пролетариата» - той единственно прогрессивной силы, какая окажется способной переустроить общество на рациональных началах? Если мы считаем пролетарские массы не теоретической абстракцией, а явлением, реально существующим во времени и пространстве, то вначале следует обратить внимание на то, каким образом массы конституируются в пространстве виде конкретной материальной субстанции.

На современном нам отрезке истории учреждения глобального капитализма все настойчивее требуют все больших и больших возможностей для перемещения товаров – именно этого, например, добивается ВТО, поскольку такое перемещение является важнейшим условием капиталистического накопления. Однако и рабочая сила в условиях капитализма является товаром – тем единственным товаром, который имеют возможность продавать неимущие слои населения, чтобы выжить.

С одной стороны – миграция групп продавцов собственной рабочей силы – пролетариев – жизненно необходима капитализму. С другой стороны – эта миграция в то же время подрывает стабильность капиталистических государств и буржуазного порядка вообще, - поскольку она всегда является избыточной, не знает меры и постоянно перехлестывает через край. В условиях нынешнего капитализма местоположение пролетарских масс в пространстве определяется ими самостоятельно, потому что ограничения и репрессии во все меньшей степени оказываются способны одерживать непрерывный процесс их движения по свободно выбранным направлениям. Потоки физических тел пролетариев сливаются в новые реки, на реках возникают новые порты, - и тем самым массы творчески создают новую социальную географию. Эта творческая активность пролетариата была высоко оценена еще Марксом, который нередко называл его «vogel-frei» - «свободная птичка», непрестанно движущаяся из деревни в город, из страны в страну, с континента на континент, - именно это во многом и обуславливает преобразовательный потенциал пролетариата.

Уже в нынешней капиталистической реальности мегаполисы становятся огромными резервуарами циркулирующего человечества, его временными пристанищами и сетями для дальнейшего массового размещения. Эта их функция, несомненно, сохранится и тогда, когда человечество избавится от уз эксплуатации и отчуждения. Но если сейчас мотором этой циркуляции являются, главным образом, нищета, голод и нужда, то в обществе будущего движение будет обусловлено избытком творческой активности и жизненной силы человечества.

Посредством не знающей границ циркуляции массы утверждают свое право на обладание пространством и одновременно утверждают себя в качестве субъекта действия. Перемещения эти достигаются зачастую ценой ужасных страданий. Но стремление, которое лежит в их основе – это стремление к освобождению, которое оказывается частично удовлетворено путем «присвоения» массами  новых пространств. Это движение пролетариата в пространстве повсюду на своем пути создает новые формы пролетарской самоорганизации и кооперации, что, в свою очередь, создает предпосылки для формирования нового общества. И повсюду пролетарии создают то богатство, которое паразитический капитал нашего времени, не будь этого самого движения, просто не знал бы, как высосать из крови пролетариата. Сельское хозяйство и сфера услуг США и Европы целиком держатся на низкооплачиваемом труде мигрантов. Но без «нелегального» труда множества людей был бы невозможен и наиболее передовой сектор производства – от дизайна и модельного бизнеса. До электроники и науки. Аналогичные процессы мы наблюдаем и на постсоветском пространстве. Из некоторых бывших советских республик, наиболее пострадавших от распада СССР, в поисках работы выехало уже более половины населения (Азербайджан, Армения, Молдова). На труде мигрантов целиком основывается строительный бизнес России. Мигранты выполняют и остальные наиболее тяжелые и «грязные» работы, не требующие квалификации.

Пути миграции выводят пролетарские массы из мрака деградации, на которую империализм обрек целые регионы, но и на новых пространствах они становятся наемными рабами капитала. Современное капиталистическое производство немыслимо без массовой «нелегальной миграции». Но посредством присвоения себе пространства, освоения его и утверждения свободы перемещения пролетарские массы утверждают свою автономию перед лицом институтов капиталистического господства. Массовое преодоление препятствий, возводимых на путях миграции капиталистическими государствами, в определенном смысле является заявкой «нелегальных» пролетариев на контрвласть. В территориальных перемещениях рабочей силы скрыта реальная мощь пролетарских масс.

От констатации этого факта следует перейти к исследованию зрелых форм сознания и политической организации, обнаружить политическую тенденцию внутри спонтанного перемещения масс.

Для понимания этого можно вначале рассмотреть проблему с противоположного конца – выяснить, каким образом реагируют на эти перемещения институты, поддерживающие капиталистический порядок. В первую очередь, глобальный капитализм пытается сдерживать это движение с помощью полицейской системы. Но, по большому счету, эффективно контролировать эти пути власть не в состоянии, так же неубедительно выглядят выдвигаемые ей основания для ужесточения репрессивных мер. Например, наркобароны из правительства США упорно именуют миграционные пути из Южной Америки в Северную «кокаиновым путем», а дороги исхода из Северной Африки европейские политики называют «дорогами терроризма». Аналогичная демагогия используется и российскими политиками, привычно обвиняющими мигрантов из Средней Азии в наркотрафике, а выходцев с Кавказа преследуют под видом борьбы с терроризмом. Разумеется, целью при этом является отнюдь не перекрытие миграционных потоков, столь необходимых капиталу, а ограничение и изоляция их для того, чтобы воспрепятствовать обретению пролетариями-мигрантами политической легитимности.  Помимо задействования полицейского аппарата, силы капиталистического глобализма в каждой отдельной стране манипулируют националистическими силами, которые направляют в нужное им русло. В тех же целях в мире труда капитал усиливает расколы и разграничения по признаку расы, пола, языка, культуры. Однако, в этом ему приходится проявлять осмотрительность, чтобы производительные способности масс не оказались ограничены чрезмерно. С философской точки зрения все репрессивные действия в отношении перемещений масс носят характер антагонизма, т.е. являются внешней по отношению к ним силой. Другой аспект этой проблемы заключается в том, что многочисленные репрессивные меры, применяемые против движущихся в пространстве масс, являются наиболее убедительным доказательством их силы.

Настало время для того, чтобы существование (которое, как известно, возможно только в форме непрестанного движения) пролетарских масс в пространстве обрело легитимность. Это означает, во-первых, что преграды, мешающие перемещениям пролетарских масс, которые до настоящего времени существуют в мире, должны быть устранены.

Это ставит перед нами важнейшую проблему. Каким образом пространственно-временному движению масс придать социальное и, в узком смысле, политическое измерение? Каким образом массы могут организовать и направить свои силы против подавления, против принуждения к территориальной сегментации? Единственный ответ, который можно на это дать таков: действие масс становится политическим в том случае, если оно непосредственно и осознанно направлено против репрессивных операций глобального капитализма.

Навязанные новой коллективной рабочей силе разделительные барьеры должны быть сознательно разрушены. Необходимо распознавать намечаемые властью репрессивные действия и организовывать сопротивление им. А для этого необходимо собрать воедино опыт сопротивления и направить его затем против нервных центров глобального капиталистического господства.

Хотя эта задача с марксистской точки зрения является очевидной, - она до сих пор не нашла адекватного отражения в конкретной практике. Хотя уже сейчас возможно сформулировать первое политическое требование глобальных пролетарских масс: глобальное гражданство.

Это требование было впервые сформулировано в 1996 году во Франции на демонстрациях за права иностранцев, проживающих без документов, в следующей форме: «Документы для всех!» Требование документов для всех означает, что каждый станет обладателем всей полноты гражданских прав в стране, где живет и работает. Политическое требование глобального гражданства не является утопичным и нереалистичным. Это лишь требование того, чтобы ситуация, сложившаяся де-факто, была отражена так же и де-юре. Правовой статус населения должен быть пересмотрен в соответствии с произошедшими в последние годы реальными экономическими изменениями. Капитал сам требовал роста мобильности рабочей силы и непрестанного перемещения через национальные границы. А сейчас, когда современное производство стало немыслимо без притока рабочих из подчиненных регионов мира, капитал заинтересован в том, чтобы держать эту рабочую силу в бесправном положении. Поэтому ситуация требует, чтобы право и труд оказались связаны воедино, а все рабочие, участвующие в создании капитала, автоматически приобретали гражданство и возможность пользоваться всей полнотой гражданских прав.

На территории бывшего «второго мира» все эти проблемы столь же актуальны, как и в первом мире. Лишено гражданских прав все «некоренное» население Прибалтики. В России все большее вличние приобретают наиболее реакционные буржуазные силы в лице националистов, фашиствующих «коммунистов» и др., которые требуют лишения рабочих-мигрантов, каких бы то ни было, гражданских прав. Абсурдность нынешней политической ситуации в России проявляется, в частности, и в том, что точно такие же призывы раздаются и со стороны организаций, пытающихся заработать репутацию «правозащитных». Например, движение «За волю!»

В дальнейшем требованию глобального гражданства может быть придан более радикальный характер. Сейчас к каждому государству выдвигается требование юридически признать перемещения масс, поскольку они обусловлены и необходимы капиталу. Следующим шагом должно стать требование контроля самих масс над процессами перемещения. Массы должны сами решать, куда, когда и зачем им передвигаться. Они так же должны иметь право не быть вовлеченными в процессы перемещения и жить там, где они жили, а не быть экономически принуждаемы к постоянным скитаниям. Например, изгнанные со своей земли, палестинцы много десятилетий являются источником самой дешевой рабочей силы для нефтяных магнатов Саудовской Аравии.

Всеобщее право контролировать собственное перемещение – есть, в конечном счете, требование массами глобального гражданства.

Данное требование бросает вызов важнейшему инструменту контроля глобального капитализма над производством и жизнью масс. Глобальное гражданство – это способность пролетарских масс заново обрести контроль над пространством, создавая тем самым и новую социальную реальность.