От редакции: Отдавая дань мужеству как российских народовольцев XIX-го века, так и многих непримиримых, в разных странах мира и в разное время пытавшихся с применением террора противодействовать наступлению капитала, в том числе, фашизма, мы, руководствуясь стремлением вместе со всем трудовым народом непременно одержать победу над классовым врагом, без всякого сомнения повторяем вслед за В.И.Лениным: «Мы пойдем другим путем».

 

 

 

 

Илья Романов

Освобождение

Бригитты Монхаупт

В 3 часа ночи 25 марта 2007 года после отбытия 24-летнего тюремного заключения была освобождена из тюрьмы в ФРГ 57-летняя Бригитта Монхаупт, в прошлом – одна из лидеров «второго поколения» РАФ (Rot Armee Fraktion – Фракция Красной Армии). Основанием к этому послужило решение Верховного суда Штутгарта от 12 февраля 2007 года об ее условно-досрочном освобождении. В решении суда особо подчеркивается, что освобождение не является помилованием, а принято исключительно по юридическим основаниям, в соответствии с законом, по которому любые преступники вне зависимости от тяжести совершенных ими преступлений могут выйти на свободу после 24-х лет заключения, если установлено, что они больше не представляют опасности для общества.

Городские партизаны РАФ ставили перед собой две задачи. Первая: помочь партизанским антиимпериалистическим движениям в странах «третьего мира» не словами, а делами, т.е. посредством открытия «второго фронта» в метрополиях, развернув в них, пусть ограниченную, но настоящую герилью, и тем самым, оттягивая на себя материальные и военные силы империализма. (По мнению современных российских «коммунистов» РАФовцы поступали весьма непатриотично.) Вторая задача, подчиненная первой: заставить капитализм проявить свою истинную, фашистскую сущность, раскрыть обществу глаза на антигуманный, тоталитарный характер капитализма, «выманить фашизм наружу». Поэтому самая мощная боевая кампания «первого поколения РАФ» («майское наступление 1972 г.») была организована в ответ на бомбардировки и минирование портов Северного Вьетнама ВВС США.

«Первому поколению» РАФ были предъявлены обвинения в организации выше 800 терактов, направленных против объектов НАТО и бундесвера, карательных органов и учреждений госвласти, полицейских, судебных и правительственных чиновников, а также концерна Шпрингера; в экспроприации 3 миллионов марок, в 5 убийствах и 55 покушениях на убийство. Всего от рук РАФовцев «первого поколения» пострадало 115 человек – военнослужащие НАТО, полицейские и бывшие нацисты. На войну с РАФ была мобилизована огромная армия полицейских, от рук которых пострадало вдвое больше людей: были убиты 229 человек – в основном, случайные жертвы. Партизан РАФ при этом было уничтожено 15 человек.

Бригитта Монхаупт вошла в РАФ, который образовался годом ранее этих событий, - в 1971 году. До прихода в РАФ она жила в организованной Фрицем Тойфелем знаменитой западноберлинской «Коммуне-1». Помещение для «Коммуны» представлял знаменитый немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии Гюнтер Грасс. Однако после того, как в 1967 году одиннадцать коммунаров в знак протеста против войны во Вьетнаме забросали вице-президента США Губерта Хэмфри во время его визита пакетиками с пудингом, - Гросс выгнал коммунаров. Большинство членов «Коммуны-1» впоследствии примкнуло к организациям городских партизан, именуемым «Движение 2 июня» и «Революционные ячейки». В 1970-71 годах Бригитта Монхаупт принимала участие в борьбе «Социалистического коллектива пациентов», организованного врачом-психиатором Вольфгангом Губером из своих пациентов. Основным тезисом коллектива был: «Больных людей порождает больное общество». Утверждалось, что «мерилом психического здоровья является не индивидуальная приспособленность к данному общественному строю, а некий всеобщий критерий, действительный для всех людей, - удовлетворительное решение проблемы человеческого существования».

9 июня 1972 года, за две недели до своего двадцатитрехлетия,  Бригитта была арестована и вскоре приговорена к четырем годам и восьми месяцам тюремного заключения. Большую часть срока она отбыла в одной из берлинских тюрем, но под конец была переведена в построенную специально для содержания РАФовцев тюрьму «Штамхайм». Эта тюрьма была возведена с таким расчетом, что могла выдержать штурм авиадесантного полка, поддержанного артиллерией. Она знаменита доведенной до совершенства системой «мертвых коридоров», которая, по замыслу ее создателей, должна была вызывать у заключенного сенсорный голод, сенсорную депривацию – и сломить его волю, то есть либо заставить сотрудничать со следствием, либо свести с ума. Это была система тотальной изоляции, в которой заключенных содержали в звуконепроницаемых одиночных камерах, выкрашенных в белый цвет, с не выключавшимся 24 часа в сутки электрическим светом. Никаких «лишних», то есть личных вещей иметь не полагалось. На каждом этаже содержался только один заключенный. Сверху и снизу – так же никого не было. Встречи с адвокатами были затруднены, а иногда и вовсе запрещались.

В «Штамхайм» Бригитту перевели летом 1976 года. Чуть раньше в этой тюрьме была убита Ульрика Майнхоф – главный теоретик и один из лидеров «первого поколения» РАФ. Официальная версия властей гласила: самоубийство. Никто так и не объяснил, каким образом в камере, проверка которой проходила каждые 15 минут, а обыск – каждые 2 часа, Ульрике удалось добраться до крюка в потолке 4-х метровой высоты?

На момент прибытия Бригитты в «Штамхайм» там содержались и другие лидеры «первого поколения» РАФ: Андреас Баадер и Гудрун Энслин, измученные и истощенные длительными голодовками, посредством которых они требовали человеческих условий содержания. Впоследствии они, подобно Майнхоф, были убиты в своих камерах, и власти ФРГ так же объявят это «самоубийствами».

Член РАФ Ян-Карл Распе назвал на суде имя организатора убийства Майнхоф: генеральный прокурор ФРГ – Зигфрид Бубак.

Выйдя в феврале 1977 года на свободу, Бригитта почти сразу же ушла в подполье и превратилась в одного из лидеров «второго поколения» РАФ, ознаменовав начало самого боевого периода в истории организации.

Уже 7 апреля 1977 года Бригитта с товарищами казнят генерального прокурора ФРГ – З. Бубака. Убиты так же два его телохранителя Гебель и Вюрстер. 30 июля 1977 года убит президент «Дрезденер-банка» - Юрген Понто. В сентябре 1977 года они похищают, а затем убивают председателя Западногерманского союза промышленников – Ганса-Мартина Шлейера. Убиты и четверо телохранителей ШлейераМарчич, Брендле, Ульмар и Пилер. Однако в 1981 году происходит неудачное покушение на командующего вооруженными силами США в Европе Фредерика Крезена.

Бригитта была арестована в 1982 году, а в 1985-м ее признали виновной в причастности ко всем, перечисленным выше вооруженным акциям и приговорили к пожизненному заключению.

Незадолго до освобождения Бригитты в германской печати развернулась дискуссия по поводу предстоящего решения суда, вращавшаяся вокруг двух основных вопросов: «представляет ли она все еще опасность для общества» и «раскаялась ли она в своих преступлениях»?

Правая пресса клеймила Бригитту – «патологически жестокой убийцей»; журнал «Шпигель», вдова «убиенного террористами» Ганса-Мартина Шлейера, глава правительства Баварии Эдмунд Штойбер и ряд других политиков и изданий правого толка стали настойчиво требовать, чтобы Монхаупт публично раскаялась и принесла извинения всем жертвам РАФ, - иначе освобождать ее нет смысла. (Вдове ненаказанного нацистского преступника Шлейера можно было бы задать встречный вопрос: извинился ли ее муж перед родственниками людей, которых он тысячами отправлял на смерть в концлагеря? И сильно ли нужно этим родственникам его извинение?)

Раскаиваться Бригитта не стала, но суд, тем не менее, не увидел препятствий к ее освобождению.

Внести свою лепту в кампанию ненависти к Бригитте решила и российская буржуазная пресса. Публикации назывались: «Чудовище освобождено», «Самая опасная женщина Западной Германии выходит на свободу», «Свобода без раскаяния» и тому подобное.

…А между тем пришло сообщение из Италии, где неожиданно ожили «Красные бригады»: итальянской полиции чудом удалось раскрыть готовившиеся покушения на известного юриста, защитника олигархии – Пьетро Ичино и бывшего премьер-министра, неолиберального политика – Сильвио Берлускони.

Забытое словосочетание «левый террор» внезапно ворвалось в телеэфир, в Интернет и заголовки газет, словно вернув западноевропейское общество в атмосферу городской герильи 1970-х годов…