Ерема Желтый (Илья Романов), политзаключенный

 

Очень хорошая книжка

(о книге Ю.В. Шахина «Идейное наследие сталинизма в левом движении Украины»)

 

Вскоре после Октябрьской революции известный писатель-юморист Аркадий Аверченко написал в эмиграции сборник из десяти памфлетов, который претенциозно озаглавил «Десять ножей в спину революции». Ознакомившись с этим произведением, В.И. Ленин (как зафиксировано в хрониках того времени) произнес: «Очень хорошая книжка!», - и распорядился издать ее в Советской России. Достоинство книжки, по мнению Ленина, заключалось в том, что в ней свергнутые классы помещиков и капиталистов (рупором которых выступил Аверченко) сами себя разоблачили, рассказав безо всякого стеснения, по какой жизни они тоскуют, и к чему, собственно говоря, стремятся. Книга была перенасыщена сладкими воспоминаниями о барском разгуле с шампанским и черной икрой, а ненависть автора к революции недвусмысленно вытекала из того факта, что последняя лишила всех господ этого удовольствия.

Ту же самую ленинскую характеристику можно было бы применить и к недавно вышедшей в Одессе книге Ю.В. Шахина «Идейное наследие сталинизма в левом движении Украины». Правда, хороша она не только саморазоблачениями автора. На ее страницах встречается не мало актуальных мыслей, которые, несомненно, окажутся полезны для становления революционного марксистского движения в постсоветских странах. Например, автор прав в том, что невозможно объяснять крушение СССР результатом действия «внешнего заговора» при игнорировании внутренних причин. Так же точно, слишком многое указывает и на историческую ошибочность идущей от Коминтерна тактики «народного фронта», т.е. «временных» союзов революционного рабочего движения с национальной буржуазией, потому что практика показывает, что нет ничего более постоянного, чем временное. Бессмысленно спорить с приводимой автором старой истиной о том, что социалистическая революция невозможна без разрушения буржуазного государства. Так же прав Шахин в своем утверждении, что национализация вовсе не означает социализма. Ни у кого не вызывает сомнения, что социалистический идеал в перспективе предполагает изживание характерного для капитализма разделения труда. Вполне справедливо обрушивается автор и на попытки подменить классовые конфликты национальными.

И, тем не менее, все эти вещи не являются сейчас очевидными только для пенсионеров из КПРФ-КПУ, до сих пор принимающие за чистую монету красные знамена этих партий. Критике автора подверглись почти все публикации, появившиеся в газете «Рабочий класс» до происшедшего на рубеже 2004-05 годов раскола в редакции этой газеты, т.е. относящиеся ко времени, когда идейно-политическая линия газеты контролировалась ЦК КПУ. Адресуется же критика при этом не КПУ, а напротив людям, вышедшим из-под ее контроля и проводящим совершенно независимую и радикально отличную от КПУ линию, и в большинстве случаев выпады Шахина бьют уже мимо цели.

Критикуя «наследие сталинизма», Шахин желает предложить коммунистическому движению свои взгляды на социалистическую революцию, в корне отличные от тех, которых придерживаются редакции сайта Коммунист РУ, журнала «Против течения» и газеты «Время революций». И этими взглядами Шахин и его сторонники, как нельзя лучше, разоблачают сами себя. Рассмотрим, в чем заключается шахинская «теория».

  1. «Школа модных танцев» Юрия Шахина

Итак, каким же образом, по мнению «марксистов-госкаповцев», следует совершать социалистическую революцию? А вот совершать-то ее в обозримом будущем, по их мнению, как раз и не надо, ибо до созревания необходимых для нее предпосылок еще далеко. Шахин нигде прямо не говорит (дабы не быть тут же пригвожденным к позорному столбу за антимарксистские взгляды), но постоянно намекает, что, когда все предпосылки будут налицо, революция совершится едва ли не сама собой, - подобно знаменитым украинским галушкам, запрыгивающим прямо в рот. А созревание предпосылок состоит вот в чем:

1)      Вначале нужно дать полностью завершится империалистической глобализации. Все попытки препятствовать этому, по мнению Шахина, чрезвычайно вредны, поскольку могут привести то здесь, то там к появлению пресловутого «госкапа», гнуснее которого ничего и помыслить невозможно. Надо, выходит, не бороться с империалистической глобализацией, а всемерно ей содействовать. На стр. 74 Шахин утверждает, что «социалистический путь связан с мировой революцией, на которую работает процесс вступления Украины в ВТО». Мировую революцию, заметим, Шахин мыслит не как длительную эпоху пролетарских революций в разных странах, а, скорее, как одномоментный акт. «Поэтому правильной позицией в вопросе ВТО была бы только борьба против негативных последствий вступления в эту организацию, с одновременным объяснением социалистической перспективы, которую несет в себе процесс глобализации». Выходит, по Шахину, нужно будет лишь «поработать» над тем, чтобы сгладить негативные последствия глобализации. А ведь к таким последствиям можно отнести и вероятную вспышку протестов со стороны рабочих, по которым вступление страны в ВТО неизбежно ударит, и протесты производителей сельхозпродукции (которой на мировом рынке избыток), и акции антиглобалистов. Не надо ли против таких последствий запасти побольше дубинок, слезоточивого газа и резиновых пуль? А то все эти рабочие с крестьянами допротестуются таки до того, что установят новый «госкап», вроде того, что был в СССР. Чтобы не случилось такого кошмара, надо бы вызвать полицию. Пусть трудящиеся де потерпят покорно до того часа, когда глобализация завершится и «марксисты-госкаповцы» скажут им: «Пора!»

2)      Но и после завершения империалистической глобализации «пора», оказывается, еще не наступит. Нужно будет еще подождать, пока по всему миру не возникнут так же предпосылки для… преодоления разделения труда, характерного для капитализма. То бишь, до тех времен надобно еще погодить, покуда не токмо каждый житель стран «золотого миллиарда», но и тихоокеанский папуас под своей пальмой сможет, в соответствии со своими склонностями, то позаниматься физическим, но при этом творческим, трудом, к примеру, механосборщика, то потом свободно, когда надоест им заниматься, побыть архитектором, затем программистом, как устанет, перейдет в дворники и т.п. Ну, а покуда такое состояние не достигнуто – помышлять о революции и социализме преждевременно, поскольку все равно получится «госкап».

Закономерный вопрос: да как же вообще сможет достигнуть подобного состояния глобализированное по империалистически человечество? – Шахиным аккуратно обходится. Сказано вам: сможет. Надо только подождать… у моря погоды.

Короче говоря, по Шахину, тем, кто уже вступил в антикапиталистическую борьбу, чтобы продвигаться вперед – к социализму, нужно, как в знаменитой одесской «школе модных танцев», сделать «шаг назад наоборот».

3)      Но и когда все предпосылки для уничтожения (или снятия, если угодно) разделения труда будут налицо, - и тогда трогать частную собственность, оказывается, совсем не нужно. На стр.69 Шахин так прямо и пишет: «для формирования социалистической собственности не обязательно менять правовой статус частной собственности на государственный». Достаточно, мол, если на производстве будет рабочий контроль. Как же так: выходит, будет продолжать существовать буржуазное право, в соответствии с которым частная собственность и после «мировой социалистической революции по Шахину» продолжит существовать на законных основаниях! Удивительное открытие из области так сказать «марксизма»! при этом ведь одно из любимых интеллектуальных занятий Шахина – проведение четкого разграничения между базисными и надстроечными элементами, при этом без устали настаивая на полной детерминированности надстройки базисом, и никак наоборот. Право – классический надстроечный элемент, и сама по себе идея о том, что на базисе социалистической собственности сможет существовать право, по которому эта собственность будет считаться… частной, - заслуживает чемпионского венка на состязаниях в оппортунизме. (Со второго места завистливо поглядывает Зюганов со своим «лимитом на революции»).

Если же свести воедино эти разбросанные по шахинской книге идеи, то и получится, что «марксисты-госкаповцы» проговорились о своих действительных стремлениях, разоблачив тем самым свою суть. Нужно, по их мнению, объяснять рабочим постсоветских стран, что явившиеся к нам частнокапиталистические реформы вместе с империализмом – явления прогрессивные: они, мол, «дают социалистическую перспективу». Когда-нибудь, понимаете ли, придем через все это к «настоящему социализму», а пока нужно потерпеть, чтобы не попасть ненароком в ужасный «сталинский госкап». У самого Шахина, надо полагать, терпения хватит. (Количество терпения зависит от положения в обществе). А хватит ли у нищенствующих без зарплат рабочих с семьями, у ставших батраками бывших колхозников, у тех, кто выброшен капитализмом на дно общества, т.е. у люмпенов???

Тут нелишне будет задаться вопросом: а кто, собственно, такие эти «марксисты-госкаповцы»? Начав читать произведение Шахина, я предположил, что он является представителем одной из разновидностей троцкизма, а именно тенденции, представленной последователями Тони Клиффа. Однако окончание книги, в котором автор обрушивается и на троцкистов, - указывает на то, что украинские сторонники Клиффа уже фактически отреклись и от своего «основоположника» Троцкого. Здесь стоит заметить, что Шахин в полемике постоянно прибегает к утрированию, домысливая то, чего оппонент не сказал, но мог бы сказать, исходя из внутренней логики сделанных им ранее рассуждений. Прибегнем к тому же приему и посмотрим, кем, в свете новомодной теории госкаповцев, оказывается Л. Троцкий.

  1. Ленин, Троцкий, Пинкадай ехали на лодке…

Основное разногласие, раскалывающее и без того нестройные ряды современных троцкистов, касается вопроса: чем же все-таки считать просуществовавший 70 лет Советский Союз? Одна троцкистская тенденция (среди ее ведущих идеологов можно отметить шотландца Алана Вудса, к ней же относятся «спартакисты») предлагает называть СССР «деформированным рабочим государством». Это означает, что, хотя социализм в СССР построен не был, однако это государство проводило политику в интересах рабочего класса. Из этого, хотя и критического, но в целом позитивного отношения к СССР вытекала и тактика этой тенденции: всемерная защита СССР от империалистических нападок. (Что они и делали, в частности, в годы «холодной войны»). Другая тенденция (от которой, надо полагать и «отпочковывается» Ю. Шахин) представлена последователями английского теоретика Тони Клиффа. Взгляды этих троцкистов отличаются мрачной безапелляционностью: в СССР существовал государственный капитализм, который для рабочих не лучше, а намного хуже капитализма частнособственнического. Вытекающая из этого утверждения тактика заключалась в активном участии во всех антисоветских кампаниях. Например, клифисты в 80-х годах проводили многочисленные акции против советского вмешательства в Афганистане, и в поддержку польской «Солидарности». (Заметной фигурой на этих акциях была известная киноактриса-троцкистка Ванесса Редгрейв).

Клиффисты проповедуют, будто существование стран с государственно-капиталистической (по их мнению) экономикой только замедляет наступление мировой революции, поскольку препятствует победному шествию империалистической глобализации. Сперва, мол, мировая экономика должна полностью интегрироваться в единую систему, а уж тогда мы, «мировой пролетариат»(?), единым ударом и покончим с капитализмом.

Однако ж, несмотря на кажущуюся правомерность существования даже и такой точки зрения, у заинтересованного читателя тут же возникает вопрос: а под чьей эгидой должна произойти глобализация, без которой якобы невозможна ни мировая революция, ни построение социализма в какой-либо стране или регионе планеты? Возможна ведь и международная интеграция «деформированных (или не очень) рабочих государств», и даже государственно-капиталистических экономик. Но такой путь наших оппонентов категорически не устраивает. На се6годня единственным путем подготовки социалистической революции в мировом масштабе им видится глобализация под эгидой ВТО, МВФ и тому подобных организаций транснационального капитала. (Соответствующая цитата из Шахина о проблеме вступления Украины в ВТО приведена выше). Однако, даже сам Троцкий придерживался в отношении глобализации намного более умеренных взглядов. Например, он сообщил Джону Риду в личной беседе, что считает достаточной для начала интеграцию в пределах Европы, (см. Д. Рид «Десять дней, которые потрясли мир»).

На страницах своей книги как-то заметил, что, критикуя буржуазную демократию, было бы не политкорректно ссылаться, допустим, на такого автора, как Адольф Гитлер. Развивая эту, совершенно правильную мысль дальше, можно заметить, что ссылаться на Гитлера было бы так же не политкорректно, пропагандируя глобализацию. Между тем, у последнего существовал «весомо обоснованный» военной мощью проект полной интеграции мировой экономики под эгидой Германии и ее союзников. Удайся этот план, глядишь, и «предпосылок для мировой революции» сейчас было бы по больше, не так ли? А пособников этого плана – бандеровцев, власовцев и иже с ними, - не следует ли тогда признать «революционными пораженцами» и «настоящими коммунистами»? (Появления таковых Шахин с нетерпением ожидает в Северной Корее в случае военного конфликта). Надо полагать, все же вряд ли повязка полицая является лучшим украшением «настоящего коммуниста» в случае войны, даже если он и жил при «госкапе». Но именно к такому результату можно прийти, если руководствоваться извращенной логикой «марксистов-госкаповцев». Шахин в своей книге подобных выводов сделать не успел, вовремя остановился. (преувеличение здесь не такое уж большое, как может показаться: намного ли американский империализм «лучше» германского?).

Зато упомянутые выводы почти сделал соратник Шахина по «госкаповскому» идейно-политическому мельтешению – Андрей Здоров, «ничтоже сумняшеся» заявляющий: «Вторая мировая война с обеих сторон была империалистической» (под одной из сторон надо понимать Советский Союз). В каком именно произведении Здорова содержится эта «гениальная» мысль, я сейчас припомнить не могу, поскольку, не имея возможности в условиях лагеря хранить большое количество материалов, я употребил его писанину на растопку печи. Однако помню, что ни одного аргумента в подтверждение этой своей точки зрения Здоров не привел. (Хотел, наверное, сослаться на Суворова-Резуна, но в последний момент постеснялся). Для опровержения подобной точки зрения давайте вспомним, что начавшие вторую мировую войну фашистские Германия, Италия и Япония объединились перед ее началом, подписав «Антикоминтерновский пакт». То есть главным своим противником в грядущей войне они сразу недвусмысленно назвали не те или иные государства, а Коммунистический Интернационал. В этой связи было бы правомерно говорить. Что основным противоречием второй мировой войны было противоречие между Коммунистическим III Интернационалом и империалистическими капиталистическими государствами. Тот факт, что Коминтерном на тот момент применялась, очевидно, действительно ошибочная тактика «народных фронтов», которая нигде к успеху не привела.в данном контексте значения не имеет. (Между прочим, Компартия Китая эти рекомендации Коминтерна игнорировала, и даже репрессировала настаивавшего на проведении их в жизнь Ван Мина. См. П. Владимиров «Особый район Китая»). Можно найти в работе Коминтерна немало и других недостатков, - особенно вооружившись увесистой книгой Троцкого «Великий организатор поражений». Однако же, при всем при этом, Коминтерн являлся не империалистическим государством, а союзом пролетарских по своему характеру партий, разбросанных по всем уголкам планеты. (Сомневающихся можно отослать к воспоминаниям Э. Ходжи «Хрущевцы» и «Титовцы»). Чтобы отрицать это, «госкаповцам» придется еще не мало поднатореть в сочинительстве измышлений.

Теперь давайте рассмотрим, как бы выглядела в свете теоретических построений Шахина и «госкаповцев» деятельность их предшественника и «духовного отца» Троцкого. Ругая сталинистов, Шахин не упускает случая подчеркнуть, что именно Троцкий был организатором Рабочее-крестьянской Красной Армии. По составу же РККА была преимущественно крестьянской, рабочие находились в ней в меньшинстве. А в то же время наметанный глаз Шахина подметил один важный «недостаток» в деятельности Мао Дзедуна, Че Гевары, колумбийских РВСК и вообще всех, зачисленных им в «маоисты»: оказывается, созданные ими повстанческие движения носили (носят)… преимущественно крестьянский характер! Хотя вряд ли степень индустриального развития этих стран меньше, чем была в России во время гражданской войны, а соответственно, вряд ли меньше и «удельный вес» рабочих в составе этих партизанских армий. Утверждение Шахина, что, мол, рабочие в них «руководящей роли не играют» - голословно и ни на чем не основано. Однако, преимущественно крестьянского характера повстанческих армий в странах «третьего мира» Шахину оказывается достаточно, чтобы перечеркнуть их опыт, как якобы не имеющий ничего общего с революционным марксизмом. Но так ведь и Троцкого можно с легкостью «записать в маоисты». Как же быть? Может, придумать, что «необычайная пролетарская харизма» Троцкого превращала воевавших в РККА деревенских мужиков «как бы в рабочих»?

Вдобавок, если согласиться со всеми вышеприведенными взглядами Шахина, то не понятно, для чего вообще создавалась РККА – да еще при участии такого «тонкого провидца» как Троцкий? Ведь всемирной империалистической глобализации на момент создания этой армии еще не произошло, - а значит, и условий для построения социализма в мировом масштабе не было и близко. По мнению «госкаповцев» получается, что сел Троцкий в лужу с созданием РККА – поторопился, наверное, на несколько веков. Ну, а уж после поражения европейских революций 1918 года, когда стало понятно, что не охватила пролетарская революция даже один континент, - нужно было немедленно договориться с Антантой об интеграции экономики только что возникшей Советской республики в антантовскую. Немедленно прекратить отражение атак английских, французских, американских интервентов, и встречать их хлебом-солью, поскольку это бы способствовало глобализации ужу в ту довольно отдаленную эпоху. И тут Троцкий опростоволосился: не только продолжал зачем-то войну с белыми и интервентами, но вдобавок и не оставлял попыток организовать куда-то экспорт русской революции. Когда не получилось в 1920 году «революционизировать» прямым военным наскоком Польшу, - направил для чего-то экспедиционный корпус со своим лучшим учеником Яковом Блюмкиным поднимать революцию в феодальных государствах Иране и Афганистане. Если бы оказались в тот момент рядом со Львом Давыдовичем Ю. Шахин с А. Здоровым, они легко отговорили бы его от этой авантюры, намекнув, что в этих странах и в помине нет пролетариата. Рассказали бы Троцкому, что и в Индии (куда, собственно, и пытался пробиться корпус Блюмкина с целью «раздувания мирового пожара») пролетариата нет.

Ну, и уж полным недотепой показал себя Троцкий, когда начал прикидывать и намечать планы индустриализации и даже «сверхиндустриализации» в СССР. Ну, кому советская индустрия оказалась бы нужна на едином мировом рынке? Он что: против глобализации собирался руку поднять? До «госкапа» дело довести?

Короче говоря, по мерке «марксистов-госкаповцев» даже сам Троцкий выглядит махровым сталинюгой с уклоном в маоизм. Поэтому, думается, неправомерно рассматривать представителей этого немногочисленного течения в качестве «троцкистов», как это иногда делается.

Критиковать Ленина, да и вообще как-то его затрагивать Шахин не рискует, поскольку в этом случае надежды обрести хоть каких-то сторонников у «госкаповцев» точно пойдут прахом. Однако нетрудно предположить, что и Ленин при подобном анализе оказался бы у Шахина революционным авантюристом и, разумеется, «сталинистом».

Кто же тогда продолжил творческое наследие марксизма после Маркса и Энгельса? От какого «духовного отца» ведут свою, так сказать, родословную «марксисты-госкаповцы»? Если это не Ленин и даже не Троцкий (которые оба выглядят в их глазах, как явные «сталинисты»), то не иначе, это ехавший с ними в лодке легендарный Пинкадай, - с чем «госкаповцев» и поздравляем!

  1. Не выплеснуть с водой и ребенка

Немало внимания уделил Шахин в своей книге критике советского общества. Поначалу критика эта звучала вполне справедливо, - например, там, где он писал о нравах советской бюрократии, возражать ему совершенно не хотелось. Не заслуживает эта бюрократия того, чтобы ее оправдывать. Но, постепенно впадая в антисоветский раж, обличитель Шахин утратил связь с реальностью и попытался огульно отрицать все достижения советского общества. На страницах своей книги он решил устроить своеобразный «хит-парад» самых абсурдных, по его мнению, восхвалений, сказанных во славу советского «госкапа» газетой «Рабочий класс». При этом, - надо отдать ему должное, - он предположил, что читатель, возможно, будет иметь другое мнение. Будем считать, что вызов принят, и прогуляемся вместе с Шахиным по позициям его рейтинга, в котором, по его мнению, «что ни фраза, то фонтан глупости».

На шестом месте Шахин расположил утверждение автора, под псевдонимом «влюбленный студент» написавшего, что в СССР рождаемость была выше, чем при капитализме, потому что существовала система государственной помощи на воспитание ребенка, социальные гарантии, система детских воспитательных учреждений и т.д. Провозгласив это «глупостью» Шахин объясняет тот же самый факт тем, что, мол, «советское общество, в сущности, только-только вышло из недр феодализма», для которого вообще характерна высокая рождаемость.

Если, как я понимаю, Шахин – одессит, то настоятельно рекомендую ему посетить в экскурсионных целях такую «достопримечательность» родного города. Как так называемое «Палермо» в поселке Котовского, где можно лицезреть толпы деградировавших и заживо гниющих молодых наркоманов и наркоманок, или же посетить так называемую «стометровку» - сборище малолетних проституток. Интеллектуалу, изучающему жизнь социального дна, всегда приходит на ум не мало полезных мыслей, в том числе и о причинах снижения рождаемости. Но Шахин скажет, что это пережитки феодализма в СССР мешали молодежи подобным  образом проводить досуг, а госкапиталистическая пропаганда внушала ей чепуху о том, что нужно рожать и воспитывать детей, не испытывая страха перед будущим. Услышав такое, даже духовный сородич Шахина – «отец русской демократии» Киса Воробьянинов, надул бы щеки и произнес: «Да уж…»

На пятом месте наивный Шахин решил расположить Наталью Кузьменко, написавшую, что в классовых обществах тюремная система жестче, а незаслуженно посаженных людей во много раз больше. Осмеять это, совершенно правильное наблюдение Шахин попробовал с помощью замшелых демократических баек об ужасах сталинского ГУЛАГа и привел для примера число заключенных в СССР на 1947 год: 1 млн. 750 тыс. человек. Однако ж, официальное число заключенных в одной только России на 1998 год составляло 1 млн. 890 тыс. При этом надо учесть, что после войны сидело много изменников, власовцев, бандеровцев, а так же немецких военнопленных. А кто сидит сейчас? Человек, утащивший пару секций проржавевших батарей, получает 5 лет и, просидев год, заболевает туберкулезом. За три «украденных» у тещи бутылки свиного жира – три года… В СССР, в любой из периодов его существования, никому бы в голову не пришло сажать таких бедолаг. Но сейчас суды коррумпированы на все 100%, и если к ним поступает даже абсурдное уголовное дело – они освободят человека только за соответствующую мзду. Гниют по лагерям не номенклатура и буржуазные интеллигенты, а те, у кого нет денег откупиться – представители пролетариата. А известно ли Шахину, что на рубеже 90-х – 2000-х годов почти во всех лагерях Украины каждую зиму умирало по несколько сот человек, а в некоторых лагерях (ИК-60, ИК-61) за одну зиму вымирало до половины лагеря?! И при этом ведь украинское государство не вело никакой войны с внешним врагом, которой можно было бы объяснить такое число умерших, в отличие от «сталинских» лагерей военного времени. (Не правда ли, было бы нелогично, если бы по статистике смертность з/к в лагерях была ниже смертности гибнущих на фронте солдат?)

В книге Шахина приведена секретная инструкция ЦК ВКП(б), разрешавшая «в порядке исключения» применение в ходе следствия по делам о «врагах народа» физическое воздействие. Действительно у любого нормального человека «работа» палача и все, что с ней связано, вызывает отвращение. Но сейчас масштабы палачества куда как по больше. Известно ли Шахину, что в любом райотделе МВД в странах экс-СССР практикуются не только избиения, но и зверские пытки с применением электротока, наручников, надеваемых на голову пластиковых пакетов и противогазов? По этому поводу, в промежутках между поездками к Уго Чавесу и Эво Моралесу, периодически брюзжит госпожа Н.И. Карпачева; в остальном же такая практика буржуазное государство вполне устраивает. Число невиновных, сидящих по сфабрикованным с помощью пыток делам (большая часть таких дел по убийствам, «раскрываемость» которых доходит до 96 – 98%) в лагерях, не поддается никакому описанию. Менты хватают любого, находившегося неподалеку от места преступления человека по проще, желательно ранее судимого, и заставляют под жесточайшими пытками «признаваться»… Стоит ли сомневаться, что в советское время, будь оно даже «госкапом», пытки не были будничной повседневностью органов МВД?

Противно было бы хвалить в принципе какие бы то ни было лагеря (неважно какой эпохи), в них же и сидючи. Но сравнение сделать все же надо.

В лагерях времен «застоя» тяжело сиделось «блатным», т.е. профессиональным преступникам – администрация их прессовала. А «мужик» (каковых большинство) мог не только сам себя обеспечивать в лагере, но и посылать деньги семье. Да и освобождался с изрядной суммой на руках. Если «зона» выполняла план, то там и режим никогда не «наворачивали». Не хочешь хлебать баланду – за 25 рублей в месяц можно было получать диетпитание, неотличимое от того, что дают в «вольнячей» столовой. Да и баланда отличалась от нынешней, поскольку все в исправительной системе было очень регламентировано. Не дай бог, зекам положенную пайку сахара не дадут, например. (Сейчас продуктов, которые хотя бы теоретически можно продать, зеки попросту не получают – продукты уходят «налево», а зеки мрут).

В советском лагере можно было подписаться на любые газеты и журналы, распространявшиеся на воле по лимиту («Иностранная литература», «Новый мир», «Литературная газета», «Зарубежное военное обозрение» и т.д.)

Все эти факты мной выяснены из многочисленных бесед со старыми рецидивистами (теми, которых прессовали прессовали больше – см. выше – И.Р.). В целом их мнение сводится к тому, что «в те годы сидеть было можно».

Сейчас зеки в лагерях, если работают, то исключительно, как рабы, ничего (или почти ничего) за это не получая. Чтобы выжить, они вынуждены искать материальной поддержки у родственников, или у кого попало. Да и получаемые зеками посылки администрация лагеря норовит «обложить данью», задействуя в такой «пирамиде» поборов «активистов» («козлов»). Украинские исправительные колонии сегодня – это заповедники рабовладельческого строя. Приезжайте сюда, и вы убедитесь в этом сами.

Ну, а если Шахин думает, что ГУЛАГ как таковой – это зловредное изобретение сталинистов, плоды которого мы пожинаем до сих пор, - то можно порекомендовать ему для чтения хотя бы «Каторгу» Пикуля, а то и «Остров Сахалин» Чехова.

При разборе данной темы невозможно удержаться от того, чтобы не остановиться и на вопросе о репрессиях. Либерал-демократы уверяли и продолжают уверять нас, что в сталинские времена лагеря были забиты «безвинно репрессированными». Но возможностей убедиться в тотальной лживости либералов за последние пару десятилетий было больше. Чем достаточно. Встречались тогда невиновные в лагерях? – Конечно, встречались. Однако те (провозглашенные впоследствии «невинно репрессированными»), кто стремился в те годы «благоустроить» роскошью свое житье-бытье, используя для этого высокую должность и доступ к государственным ресурсам, - посажены были правильно, по каким бы статьям УК это ни было сделано. (Сейчас в Украине ни один бандит, находящийся у власти за решетку не попадает). Ну, а тем. кто ненавидел социалистические преобразования в стране и боролся против них, мечтая вернуть прежние порядки, - и вовсе не подобает скулить о том, что их посадили.

На четвертом месте своего «рейтинга глупости» Шахин расположил утверждение Н. Михайловой о том, что капитализм и СПИД пришли в нашу страну одновременно, и что, не избавив общество от капитализма, невозможно преодолеть и СПИД. Решив высмеять эту идею, Шахин, как всегда, лишь продемонстрировал свою некомпетентность. Первые случаи СПИДа были зарегистрированы в мире в 1981 году. В СССР СПИД был впервые занесен в 1987 году работавшим в Танзании переводчиком-гомосексуалистом, который, вернувшись в родной Армавир, занялся соблазнением солдат из расположенной поблизости воинской части ( за год ему удалось соблазнить с более чем двадцатью из них, и всех он заразил ВИЧ-инфекцией). Интересно, что до службы никто из этих солдат гомосексуальных связей не имел. Став «дембелями», они разнесли заразу весьма широко. Здесь можно говорить о том, что Советская Армия комплектовалась по принципам, не имевшим ничего общего с принципами диктатуры пролетариата.но дело не в этом. В том же 1987 году началось планомерное разрушение дей2ствительно лучшей в мире советской системы здравоохранения: именно в этом году в больницах впервые возник острый дефицит лекарств. (Об этом говорю со знанием дела, т.к. был в эти годы студентом мединститута и медработником в больнице). За несколько лет капиталистических реформ был сломан хребет основанной на всеобщей диспансеризации и профилактике системе здравоохранения. Если пример со СПИДом кому-то кажется неубедительным, то вот другой. Во всем СССР было два НИИ профессиональных заболеваний, один из них в Нижнем Новгороде. В 1993 году бюджетное финансирование НИИ было прекращено, институту было предложено «заключать контракты с предприятиями». Какой дурак-капиталист станет платить деньги, чтобы на его предприятии выявляли профзаболевания? (Советский «госкап» делать это почему-то считал необходимым). За какой-то год НИИ и находившаяся при нем больница пришли в полный упадок.

Такое опасное заболевание, как туберкулез, в СССР ликвидировался весьма успешно, в основном, за счет большого комплекса профилактических мер. Можно было надеяться на его окончательное искоренение (как ранее были сведены на нет: чума, оспа, холера, сибирская язва, тиф). Однако капиталистические реформы принесли с собой настоящую эпидемию туберкулеза. Известно ли, например, Шахину, как был «приватизирован» и превращен в отель для богатых детский туберкулезный санаторий в Крыму? Украинское буржуазное государство плевало даже на детей, оказавшихся жертвами Чернобыльской аварии, поэтому их теперь бесплатно лечит Куба. (Какая выгода от этого кубинцам, если у них госкап?) На Кубе, кстати, немногочисленные СПИДозники вынуждены жить и работать в специальных неохраняемых поселках, что и делает их немногочисленными. К сожалению, другого способа искоренения некоторых. Крайне опасных болезней человечеством не изобретено. Именно так ликвидировалась лепра (проказа). Причем к изоляции прокаженных вынуждены были прибегать все общества, не исключая самых «демократических».

А такие, разносящие СПИД, отрасли криминального бизнеса, как уличная проституция и наркоторговля, находятся в постсоветских странах «под крышей» мафии МВД, и связь с капитализмом здесь самая, что ни на есть, прямая: в процветании этих отраслей заинтересованы больше всего те, кто «борется» с ними по долгу службы. (Хотя в позднем, «застойном» СССР и не велось надлежащей борьбы с криминальным капиталом, но возможности для его применения были довольно ограничены).

В настоящее время человечество способно ограничить СПИД только путем его широкомасштабной профилактики, что, в принципе, легко сделать даже в условиях государственного капитализма, но совершенно невозможно в условиях капитализма частнособственнического.

На третье место Ю. Шахин поставил анонимного автора передовицы, сказавшего, что еще недавно «москвичи были нормальными людьми». Но с поднятием волны «антитеррористической» истерии занялись глобальным доносительством. «А при Сталине не стучали?!» - саркастически возражает Шахин на утверждение автора о том, что «на Западе стукачество – норма».

Давайте рассмотрим, кто именно стучал (или стучит), в какой исторический период, и с какой целью. Российское буржуазное государство в настоящее время ведет несправедливую войну против внешнего агрессора, а империалистическую политику военного подавления повстанцев на своих окраинах. А в предвоенные и военные годы «при Сталине» бдительность советских граждан не позволяла завести свою агентуру опаснейшему внешнему врагу. Ставившему целью уничтожение и порабощение народов СССР. Можно в таких условиях назвать сообщения граждан о подозрительных субъектах «стукачеством»? – Думается, что нет.

В то же время процветало «при Сталине» и стукачество в самом полном смысле этого слова. Доносы об «уклонении от линии партии» на тех или иных научных и творческих работников направлялись в ЦК ВКП(б) поэтами, писателями, художниками, физиками, биологами и т.д. Буржуазная, в сути своей, интеллигенция, повсюду ищущая свою мелкокорыстную выгоду, решила использовать обстановку ожесточенной классовой борьбы для того, чтобы выстроить свое мещанское счастье на несчастье других. Впоследствии та же самая интеллигенция почти поголовно сделалась антисоветской и стала кричать: «Нас вынуждали это подписывать! Тогда по-другому было не выжить!». – Да. Неужели? А как же советовал Солженицин «жить не по лжи», довольствуясь «черным хлебом с чистой водой для себя и своих детей»?

Сам Солженицин, кстати, если верить книге Михаила Малинина («Заметки советского диссидента о правах человека», Нью-Йорк, 2005 г.), в области стукачества имеет немалые заслуги и, даже сидя в лагере, строчил доносы под агентурной кличкой «А. Ветров» (написаны они почерком Солженицина – этого «корифея борьбы с ГУЛАГом»). Доносы эти сохранились в архивах до настоящего времени.

Однако, вернемся в наше время. Многие, побывавшие в США, рассказывают, что стоит там неправильно припарковать машину, как об этом тут же донесут в полицию. Узнает ваш сосед, что вы ловко уклоняетесь от налогов, - обязательно донесет. У нас в стране по подобным поводам всегда доносили редко. Но организованные ФСБ в 1999 году взрывы жилых домов спровоцировали массовую истерию, подозрительность и стремление «помогать органам» ради самосохранения. А это в действительности способствует выработке у обывателя (особенно московского) привычки набирать «телефон доверия» по поводу и без повода.

Второе место своего «хит-парада» Шахин разделил между В. Мазаровым и А. Манчуком, захотев осмеять их мнение, что создание авиакосмического комплекса было возможно только на фундаменте социализма, а при капитализме о достижении космических высот придется говорить в прошедшем времени. «Словно капстраны космос не осваивают», - ехидничает Шахин. Осваивают. Но какие именно страны? – Америка, первая из них освоившая космос, в результате второй мировой войны не только не пострадала, но и сделалась крупнейшей неоколониальной империей. Только отнимая ресурсы у половины слаборазвитых регионов планеты, и концентрируя их, Америка сумела второй выйти в космос. За ней последовала Франция, так же располагавшая значительными возможностями колониальной эксплуатации. Странам, находящимся в неоколониальной зависимости, смешно даже мечтать о космосе. А Советский Союз, лежавший после войны в руинах, за какие-то десять лет сумел сконцентрировать ресурсы так, что первый запустил и спутник, и космический корабль с человеком на борту.

Сейчас же в России не только космические исследования, но и вообще вся фундаментальная наука находятся в глубочайшем запустении. Нет бюджетного финансирования, и кадры утрачены. Гений-одиночка, Григорий Перельман, на голом энтузиазме, путем напряженной семилетней работы сумел доказать теорему Ферма. Но космическую-то станцию в одиночку не склеишь и не запустишь.

И, наконец, абсолютным чемпионом своего рейтинга глупости Шахин объявил С. Хмельник, якобы утверждающую, что в советское время собаки были симпатичнее. На самом деле, Хмельник всего лишь написала, что в СССР граждане больше приобретали собак декоративных пород, а сейчас, в основном, выбирают породы агрессивные. Это Шахин и сам признает. Так и в чем тут глупость?

Но я рискну сделать, специально для Шахина еще одно утверждение, а уж чем он его посчитает и на каком месте рейтинга разместит, - это его дело. Так вот: не только собаки, но и вообще природа в Советском Союзе была красивее. Даю Шахину голову на отсечение, что при советском строе (хоть и был он к середине 80-х уже чистым госкапом) было и небо голубее, и трава зеленее, чем сейчас. А объяснение этому факту – самое, что ни на есть, материалистическое и связано оно с хищнической сущностью восстановленного капитализма. Но пусть читатель это объяснение додумает сам. А убедиться в достоверности этого факта ни для кого труда не составит. Напрягите, пожалуйста, свою память и вспомните: сколько прекрасных и удивительных картин родной природы, оставивших неизгладимое впечатление, вам приходилось видеть до 1991 года? А после этого? – То-то и оно!

Подводя итог, можно констатировать, что «диджей» из Ю.В. Шахина получился неважный, а его попытка устроить «хит-парад» закончилась провалом. Хотя читатель вправе иметь и другое мнение…

  1. От какого наследства они отказались?

Выкидывая за борт идейный багаж троцкизма, «марксистам-госкаповцам» кое-что можно было бы и оставить. Потому что содержатся в этом багаже и мысли, которые бы оказались для них поучительны. Например, Троцким была однажды высказана очень здравая мысль о том, что если в рабочем государстве будет реставрирован капитализм, то он сможет быть только крайне отсталым и зависимым капитализмом неоколониального типа под властью компрадоров. Но никак не сможет стать «полноценным» капитализмом, характерным для развитых стран. Идея эта высказана. Если не ошибаюсь, в статье Троцкого «Неизбежность новой революции» (возможности проверить у меня нет). В конце книги Шахин решил блеснуть вырванным из контекста афоризмом Троцкого об альтернативе «социализм или варварство». Но по ходу всей книги стремился доказать обратное: мол, возможен в Украине и других постсоветских странах «неплохой», обеспечивающий развитие капитализм «европейского типа», при котором рабочие смогут более или менее сносно, пользуясь «демократическими» свободами, просуществовать вплоть до самой, затерянной где-то в туманном далеко, мировой революции…

Сама жизнь ежедневно опровергает эту натужно высосанную из пальца «теорию» «марксистов-госкаповцев». Рабочий класс может перебиваться кое-как довольно долго, не поднимаясь на активную борьбу еще десять или двадцать лет, но до бесконечности терпеть не будет. Да и сами госкаповцы в свою «теорию» (на практике сводящуюся именно к «посидим да подождем»), надо полагать, не очень-то верят. А значит, - если они не занимаются выполнением «спецзаказа» некоей буржуазной группировки (что вполне тоже очень может быть), - то социальная практика вынудит их пересмотреть изложенные в книге Шахина позиции.