Андрей Яковенко

Что высоконаучней: капюшон или противогаз?

Держу в руках газету «2000» (блок «Держава», №40(479)). Две статьи на одной полосе (В6): «УПК как средство дознания», повествующая о том, как задержанного били книжицей УПК по голове в одном из Одесских райотделов милиции, после чего его еще раз избили (?), и человек во всем сознался. И вторая статья «В клещах демократии» - о пытках в американских тюрьмах, применяемых к исламским террористам, о «высоконаучных и гуманных пытках», практикуемых этими американскими последователями СС и гестапо времен гитлеровской Германии: одевание на голову «капюшона» или «пакета», или «мешка», содержание заключенных в памперсах, лишение сна, еды и т.д. В общем – очень неприглядная картина!

Но если рассмотреть всю газетную полосу В6 в «Державе» складывается впечатление, что «плохие парни» из украинской милиции только бьют задержанных брошюрами по голове, а «очень плохие парни» из ЦРУ и ФБР…ну, просто  - звери какие-то! Многие обратили внимание, что отечественные СМИ очень стыдливо описывают весь тот кошмар, который творится в застенках наших силовых структур. Как правило, журналисты отделываются фразами: «избили», «били по голове» и т.д. И никогда подробно не описывают, что происходит с человеком в райотделе милиции после задержания.

Нарушу эту преступную стыдливость и опишу, что произошло со мной и моими товарищами по партии – подельниками по одному уголовному делу, сшитому «легкой» рукой этого озверевшего государства.

Задержали меня вечером 15 декабря 2002 года, когда я спокойно шел встречать жену с работы. Из обычной «девятки» выскочили дюжие мордовороты СБУшной «Альфы» и завернули мне руки за спину, одновременно с этим наклонив голову чуть ли не до земли. Очки и шапка полетели на мерзлый одесский асфальт. Бросать меня на него они не стали. Вместе с мордоворотами из машины выскочил холеный мужичок в норковой шапке. Он-то и тормозил «альфовцев» и, так сказать, спас меня от обычной расправы, которую мы очень часто видим по TV: лежащие на земле лицом вниз с руками за спиной люди и стоящие над ними бойцы спецподразделений придавливают ногами головы и спины лежащих.

Кстати, оперативной надобности в такой процедуре задержания нет. Это просто обычное начало пыток - операция по ломке человеческой воли и сопротивления, унижение и подготовка к будущему допросу.

Так вот, мужичок в норковой шапке избавил меня от этой процедуры. Но дальше все пошло так, как идет в подобных случаях у всех.

На голову и глаза мне натянули черную вязанную шапку, сразу лишив возможности ориентироваться в пространстве и нормально дышать, и загрузили в «Девятку». Опять же оперативной необходимости - скрывать мое лицо или скрывать от меня дальнейший путь автомобиля – не было. Я хорошо знаю родной город и без труда, считая повороты и светофоры, понял, что меня везут в УСБУ Одесской области.

Вели по внутреннему двору и коридорам монументального здания СБУ меня тоже в шапке на глазах и закованными в наручники руками, периодически натыкая меня на углы строения и косяки дверей. Опять-таки оперативной необходимости во всех этих подлостях не было, а вот психологически меня, как и любого другого человека, попавшего в их руки, надо было сломить, показав мне, что я беззащитен и неполноценен.

Уже в кабинете, после обыска и изъятия ремня и шнурков (тоже утонченное издевательство – попробуйте походить в спадающих брюках и ботинках, да еще, когда руки скованы наручниками за спиной!) мне показали фотографию избитого, истерзанного, всего в крови моего товарища, задержанного на два дня раньше, в Николаеве. С «добрыми» улыбками мне сообщили, что со мной будет то же самое, если не буду давать нужные этим нелюдям показания! Затем, меня ждала унылая камера-одиночка.

А на следующий день – все с начала – шапка на глаза, руки в наручники за спину. Предстоял этап в Николаев. Но я-то этого не знал! Меня вывели во двор СБУ и положили, как мешок с картошкой, между сидениями микроавтобуса лицом вниз. «Альфовец» сел на сидение и поставил на меня ноги. Наверное, чтоб я не убежал! Судя по голосам, «альфовцев» было несколько человек, и они живо обсуждали, что со мной нечего возиться, а надо вывезти на поля орошения (есть такое место болотистое место под Одессой возле Хаджибеевского лимана) и пристрелить.

Слабонервный человек, наверное, после таких угроз запаниковал бы, сломался и начал просить пощады. Но мне в тот момент было уже все равно. Потом последовало 2 часа физической пытки – лежа между сидениями лицом вниз с руками за спиной и в вязаной шапке на лице! Неудобное положение, отсутствие воздуха сделали свое дело. У меня начался сердечный приступ. Эти полицаи посадили меня в нормальное положение на сидение автобуса только после того, как поняли, что живым в противном случае они меня не довезут. Правда, ни шапки с лица, ни наручников с рук не сняли. Вот такая «гуманная», «цивилизованная», «высоконаучная» пытка!

Что любопытно, на протяжении всей дороги эти вояки-конвоиры почти все время звонили по мобильным телефонам каким-то девушкам и договаривались на вечер о походах в сауну, сексе и выпивке. Меня тогда это просто удивило. Но позже я узнал, что подобные разговоры о сексе и водке с шампанским так называемые правоохранители ведут при всех задержанных! Утонченно, не правда ли?

Ты лежишь, задыхаясь, в наручниках, тебя только что собирались пристрелить, ты не знаешь, куда тебя везут, и увидишь ли ты когда-нибудь свою жену и мать – дальнейшая судьба в полнейшем тумане, и тут же рядом – разгульная жизнь хозяев положения – водка, сауна и женские ласки…

Возможно, на многих этот психологический трюк производит шокирующее впечатление – они ломаются, начинают давать показания и делать все возможное, чтобы вырваться из этого ада и вернуться к нормальной жизни. Но это всегда самообман!

После этого «веселого захватывающего» этапирования меня сразу же привели к следователю СБУ – Коваленко. И он с отвратительной улыбкой тут же заявил мне, что я родных уже никогда не увижу. Подобную «весть» он сообщил и моей жене – мол, мужа у вас уже нет, потому можете начинать подыскивать себе любовника. А потом, стыдливо опустив глазки, майор Коваленко в качестве самца-удовлетворителя предложил моей жене себя. Как это все назвать? Пытками? Издевательствами? Какова степень их «высоконаучности»? Есть ли подробные инструкции по проведению с задержанными подобных мероприятий?

Вопросов гораздо больше, чем ответов.

Но это я описал только начало «цивилизованного» и «гуманного» пыточного пути, который проходит почти каждый узник украинской правоохранительной системы.

Однако у этого пути бывает и другое начало.

Мне еще повезло. Моим товарищам, задержанным в городе Николаеве 13.12.2002 года, повезло гораздо меньше. Их сразу же после задержания бойцы «Альфы» привезли в Ленинский РОВД г. Николаева. В то, что там творилось, очень трудно поверить обычному законопослушному обывателю.

Игоря Данилова, Олега Алексеева, Сергея Бердюгина, Нину Польскую пытали более 3-х суток. «Пытали» - в средневековом смысле этого слова, а не в «гуманном» - американском!

Игорь Данилов все трое суток провел обнаженным в холодном кабинете без сна и пищи. Но холода и голода он не чувствовал, подвешенный на ломе, пропущенном под согнутыми коленями, охваченными руками в наручниках. К его гениталиям периодически подключали электроток. На голову надевали противогаз, пережимали шланг, а потом, открывая его, подносили к отверстию ватку, пропитанную нашатырем. Его рвало прямо в противогаз. От боли при электропытке он неоднократно мочился. Ему загоняли под ногти иглы (да-да вы не ослышались!). Палачи – сотрудники РОВД иногда отдыхали от своих «трудов» - Игоря Данилова снимали с лома и голого бросали в угол кабинета. Одежды не давали. Спать не давали. Когда палачи видели, что он невзирая на холод засыпал.били, прыгали ногами по его грудной клетке и рукам, скованным наручниками. Как результат этого «высоконаучного» обращения – плеврит от вдыхания паров нашатыря и 7 сломанных ребер, обломки которых впились в легкие, разрубленные наручниками до костей кисти рук, жуткая дистрофия.

Самое ужасное, что эти уроды в погонах свои действия даже не скрывали. К Игорю Данилову допустили врачей для медосвидетельствования. И врачи, надо отдать им должное, честно зафиксировали все телесные повреждения. Эти справки мирно хранятся в томах уголовного дела (Т.9, л.д. 161-169-171). Но суд на эти чудовищные доказательства пыток не обратил никакого внимания!

Что-то подобное скоты-милиционеры творили с Олегом Алексеевым. Ему пришлось самому выбить себе авторучкой глаз, и только тогда пытки остановили. Сергей Бердюгин умер в камере Одесской тюрьмы 1.11.2003 года от разрыва печени, который произошел вследствие побоев в фашистском РОВД. Нину Польскую, 16-тти летнюю девочку, обещали изнасиловать всем райотделом, если она не захочет давать признательные показания.

Во всех этих пыточных оргиях лично участвовал начальник Ленинского РОВД г. Николаева – Дробот, а потом он же и написал ответ на запрос из прокуратуры: «Изложенные в жалобе факты пыток не подтвердились».

Прокуратура спокойна, суд – тоже. А медосвидетельствования, кричащие о пытках, судья Тополев попросту «не заметил».

Именно в Ленинском РОВД г. Николаева палачи говорили Данилову, что гестапо и СС по сравнению с ними – дети!

Это все произошло в 2002-2003 годах, во время правления Кучмы. При президенте Ющенко ничего не изменилось, как не изменится при любом другом президенте в этой структуре власти, охраняющей нынешнюю систему общественных отношений. И не стоит заблуждаться, думая, что подобные факты – это преступления отдельных, «плохих ментов». Нет, эта система – хорошо отлаженный механизм по подавлению и запугиванию народа. Через пытки и унижения разной степени жестокости прошло большинство украинских заключенных. Кто все они по классовой принадлежности? – Все они относятся к беднейшим слоям населения. И это все прекрасно знают. Миллионеры и госчиновники у нас сидят в исключительно редчайших случаях. Они в этой стране купили себе «лицензию» на произвол и безнаказанность!

Потому нет надобности описывать памперсы и капюшоны в американских тюрьмах. На Украине с этим все – более чем «благополучно»!

Но одно внушает оптимизм – скоро терпение у этого, самого терпеливого в мире народа лопнет, и все эти «правоохранители», судьи, прокуроры, чиновники и т.д. будут там, где им место – в петлях на фонарных столбах.

Такое уже в Истории было. А все повторяется.