Демократия – это мы?

Всегда с интересом слежу за публикациями постоянного автора «Свободы слова» («2000») Петра Петрова. И в №36 (475) тоже с интересом прочитал статью этого автора: «Демократия – это мы!»

Нечего сказать! Статья, как всегда, увлекательная, но, к сожалению, ошибочная. Петр Петров (умышленно или нет?) повторяет ложь первых после перестройки «знаменоносцев» демократии на постсоветском пространстве, которых народ очень быстро окрестил – дерьмократами.

Итак, разговор шел и продолжает идти об окончании коммунизма в 1991 году и наступлении демократии. При этом выпячивается все плохое в «коммунизме» и все хорошее в «демократии». Таким примитивным способом посредством подмены понятий обманули и продолжают обманывать огромное количество людей. Целые поколения. Что же произошло в 1991 году? Разберемся в сути явлений и процессов.

Коммунизм – это общественно-экономическая формация, для которой характерны: обобществленная собственность на средства производства, отсутствие частной собственности, бесклассовое общество, т.е. общество, в котором нет, не только эксплуатации одних людей другими, но и преодолено разделение труда: на управленческий и исполнительский, на умственный и физический. Коммунизм – это общество, в котором отсутствует государственный аппарат как машина распределения благ и подавления одного класса другим. Такая машина уже не нужна, т. к. нет классов, а распределение происходит на основе разумного потребления каждого человека. Отсутствует товарное производство и товарно-денежные отношения. Выведена, если можно так выразиться, и формула коммунизма: «От каждого - по способностям, каждому - по потребностям».

Не будем спорить о том, можно ли достичь этого идеала. Скажу только, что технически человечество уже готово к этому. Да и капитализм уже покрыт трупными пятнами.

Понятно, что коммунизм в СССР построен не был. А социализм, конечно, уже далеко не капитализм, но еще совсем не коммунизм. Социализм – это, можно сказать, абсолютное движение, он не может долго существовать в застывшей форме: либо – вперед к коммунизму, либо – назад в капитализм. Мы прошли путь от «военного коммунизма» через формы госкапитализма к первым росткам подлинного социализма. Товарное производство, товарно-денежные отношения, нормы прибыли, введенные в 60-е – все это были «родимые пятна» капитализма, его еще не разрешенные противоречия. Мы могли пойти по пути разрешения этих противоречий, но не сделали этого и двинулись по пути не просто их консервации, а их наращивания, взлелеивания. Подобный способ действия и сделал вскоре возможной реставрацию капитализма, что и произошло в 1991 году.

Что же такое демократия? В переводе с древнегреческого – «власть народа». Эта форма государственного устройства известна человечеству с глубокой древности. В каждой общественно-экономической формации на протяжении истории были случаи, когда использовалась именно эта форма.

Древнегреческие полисы были рабовладельческими государствами. Но форма правления в этих государствах была формально демократической. Были собрания, дискуссии, выборы, но фактически власть принадлежала крупным рабовладельцам – олигархам (именно из рабовладельческих Афин перекочевало к нам это слово). Перикл хоть и был избран на собрании афинянами, но фактически был диктатором. К слову заметить, что даже в те далекие времена использовался такой метод управления как манипуляция сознанием. Яркий пример – отравление Сократа, который своими философствованиями стал опасен олигархам – тридцати тиранам, пришедшим к власти в Афинах в результате Пелопонесских войн. Оговорили, осудили и вынудили выпить яд. Рабы вообще не считались людьми – так – говорящие орудия, не более. Идеал демократического устройства блестяще выразил Аристотель, заявив, что «все мы будем свободными, и у каждого будет по три раба». В те времена класс рабов пополнялся уже далеко не только за счет военнопленных, но и за счет продажи в рабство олигархам сограждан-должников. Не напоминает ли это современное кредитное рабство?

В те времена, когда в Европе господствовал феодализм, демократия как форма государственного устройства так же была довольно-таки широко распространена. Вспомним, Венецию, Геную, Новгород… Но при внимательном рассмотрении становится ясно, что народ в тех демократиях мало что решал. Для него все заканчивалось криками и возмущениями на собраниях и вече после того, как купцы и феодалы решали его судьбу, которая почему-то всегда была незавидной. Народ мог заставить купцов и феодалов считаться с собой только при помощи бунтов и восстаний, которые ни что иное, как действенная процедура прямой демократии снизу.

А теперь перенесемся в современность. Посмотрите на состав нынешней Верховной Рады, Государственной Думы и т.д. – кому что больше нравится.. Из 450 депутатов больше 300 человек – миллионеры, владельцы «заводов, газет, пароходов». Есть, конечно, фракции вроде КПУ – там те, кто до миллионеров еще не дотягивают, но, похоже, стремятся дотянуть, будучи людьми отнюдь не бедными. Потому эти исключения из правила, на самом деле никакие не исключения – а дымовая завеса для создания иллюзии какой-то «общечеловеческой» народной демократии, хотя таковой в природе попросту не существует.

Демократия – это скрытая. Завуалированная форма диктатуры господствующего класса: рабовладельцев, феодалов, купцов или буржуазии. Не имеет значения. Демократия может быть только внутриклассовой, в зависимости от общественно-экономической формации и присущего ей господствующего класса.

Когда П. Петров пишет о современной демократии, как о «…свободе предпринимательства», он говорит об обычной буржуазной демократии и представительском парламентаризме. К слову, диктатура пролетариата – это внутриклассовая демократия для господствующего класса – пролетариата, осуществляется она в форме Советов.

Большевики были честнее всех представителей нынешнего господствующего класса и всех представителей буржуазии конституционно лишили избирательного права. Они не могли были быть избранными в Советы. За это представители буржуазии большевиков до сих пор очень ругают.

Что же происходит сейчас? Посмотрим. На бумаге у нас каждый может избирать и быть избранным, хоть в депутаты, хоть в президенты. А фактически? Кто может заплатить 2,5 млн. гривен за участие в президентских выборах? А сколько стоит место в избирательном списке любой партии, претендующей на места в Верховной Раде? Комментарии, как говорится, излишни! Фактически действует имущественный ценз. Если ты богат – добро пожаловать в депутаты и президенты. Если – нет, то фактически ты лишен права быть избранным. И как при таком раскладе можно сказать: «Демократия – это мы»?

Конечно, демократии стран капиталистического Центра отличаются от демократий его периферии. Смешно сравнивать демократию Швейцарии и Гватемалы. Но тут играет свою решающую роль глобальное разделение труда и ресурсов. Страны Центра просто нещадно эксплуатируют Периферию и потому могут сытнее кормить своих граждан, имитируя равенство и классовый мир, хотя и в этих странах никакого классового мира нет и в помине. Украина – страна капиталистической Периферии, и никогда у нас не будет такой демократии, как, к примеру, в той же Франции.

Капитализм живуч. Чтобы пустить народу пыль в глаза, при этом оставшись нерушимым, он может мимикрировать и принять форму сената, монархии или диктатуры фюреров и дуче. Чего угодно.

Он порождает очень много идеологий, помогающих ему держать людей в повиновении: от нацизма до либерализма и тупого потребительства. Но суть его не меняется ни на йоту. Частная собственность имеет статус священной коровы, а власть принадлежит представителям крупного капитала. При этом им абсолютно безразлично, какое IQ имеет президент (о Буше) и какую чушь он городит (о Ющенко и Триполье с украми). Главное, чтоб работал бизнес, и шла прибыль. Чем больше, тем лучше.

В 1991 году не было никакого перехода от «коммунизма» к «демократии»! Было обычное юридическое закрепление успешно завершенной реставрации капитализма с переходом к буржуазной демократии, которая благословила: обнищание и вымирание народа, дикую коррупцию, беспредел чиновников и правоохранительных органов, рейдерство, передел собственности, конкурентные разборки, продажность судей и т.д. Этот «прелестный» список «демократических достоинств» можно продолжать до бесконечности.

И пытаться облагородить эти «достоинства», придав демократии человеческое лицо при помощи каких-то супер-пупер мудрых реформ – бесполезно. Демократию можно только сломать! Вместе с капитализмом.

Андрей Яковенко, политзаключенный