Андрей Яковенко, политзаключенный

К дискуссии

Очень любят современные коммунисты заниматься теорией и дискуссиями по теоретическим вопросам. С одной стороны – это хорошо. А с другой – они любят беспрерывно заниматься только этим. К сожалению, они забывают, что теория без практики – мертвый груз – пустые слова и не более того.

Мы возвращаемся вновь и вновь к одним и тем же теоретическим вопросам, и создается впечатление, что коммунисты просто-напросто боятся подвести черту и сделать окончательный вывод из своих собственных теоретизирований. Ведь за этим неизбежно должна наступить практика, т.е. проверка правильности и правоты наших умозаключений.

Мы похожи сейчас на штабных «крыс»-генералов, которые пытаются теоретически просчитать все возможные ходы будущей военной операции, но все время откладывают на потом отдачу приказа о наступлении, находя постоянно какие-то еще неучтенные моменты, которые их снова погружают в беспрерывную дискуссию. А армия в этот момент сидит в окопах, кормит вшей и разлагается от тоски неизвестности и бездействия.

К сожалению, все дискуссионные трибуны левых изданий похожи на штабную возню нерешительных генералов.

«Дискуссионная трибуна газеты «Рабочий класс» не исключение. В № 37 (428) в этой рубрике представлены три статьи, которые поднимают одни и те же вопросы.

Какой по своей сути была КПСС?

Могу со 100%-ой уверенностью сказать – какой бы она ни была, она не была революционной.

После смерти Сталина КПСС сползла в ревизионизм вместе со своими лидерами, включая Горбачева, хотя рассматривать последнего как единственного предателя нельзя. Все общество во главе с КПСС, разумеется, приложило руку к развалу страны. Одни – умышленными действиями, другие – недомыслием, третьи – бездействием. Все ли коммунисты из КПСС были оппортунистами? – В подавляющем большинстве. И уж точно, что все они не были революционерами! Психология обывателя поразила позднее советское общество насквозь. Те, кто не соглашался с политикой, насаждаемой лидерами партии, были, но они просто уходили из партии и действенного сопротивления не оказывали. Даже знаменитая статья Нины Андреевой «Не могу поступиться принципами» была направлена не в будущее, а в прошлое. Кстати, это одна из причин, что в созданную ей ВКП(б) плохо идет молодежь.

Революционная партия будущего – это партия действия здесь и сейчас. А ВКП(б) погрязла в пустых разговорах, впрочем, как и все остальные псевдокоммунисты и псевдолевые.

Причина перерождения КПСС, да и всего общества, на мой взгляд, - в «старых, добрых» производственных отношениях.

Социализм – это не одномоментный акт, его «построить» в момент невозможно. Социализм – это процесс, это путь от капитализма к коммунизму через постоянное научное разрешение противоречия между постоянно развивающимися производительными силами и производственными отношениями. На этом пути нельзя останавливаться, топтаться на месте и перекуривать, потому что любая остановка – это движение назад.

После смерти Сталина вся страна начала двигаться назад. Были законсервированы товарное производство и товарно-денежные отношения. Чуть позже промышленность стали переводить на чисто капиталистические рельсы, объявив целью производства – прибыль.

Были ли силы, которые могли толкнуть общество на шаг к коммунизму? – Были! – Проект академика Глушкова, который предусматривал перевод всей экономики СССР на научную автоматизированную систему управления на базе сверхмощных ЭВМ. С внедрением этой системы можно было начинать демонтаж товарно-денежных отношений и товарного производства – этих пережитков капитализма. Для этого были необходимы: революционная воля КПСС и творческий энтузиазм масс. И если энтузиазм в то время еще кое-как теплился в народе, революционной воли верхушка КПСС была лишена напрочь.  Консервация товарно-денежных отношений – это прямой путь к развитию на уровне массового сознания потребительства, мещанства и жажды накопительства.

К 70-м – 80-м годам прошлого столетия большинство населения СССР было уже неизлечимо поражено этой болезнью. Следовательно, реальной силы, способной сопротивляться реставрации капитализма не было.

В конце 80-х прошла волна рабочих забастовок по всему СССР. Это был стихийный протест, порожденный чисто экономическими требованиями. Протестовали не против реставрации капитализма, а за мыло, дополнительные пайки и повышение зарплаты. Многие думали, что при капитализме этого всего будет вдоволь. И не нашлось коммунистической по сути, а не по названию силы, которая бы направила этот протест в правильное русло. Некому было объяснить рабочим, что верхушка КПСС уже давно не коммунисты, а буржуа, стремящиеся к реставрации капитализма со всеми вытекающими последствиями. В многомиллионной партии, к сожалению, нашлись только разрозненные единицы, которые понимали, что происходит, и что в связи с этим надо делать. Но их голос никто не слышал в царящем тогда шуме. Да и рабочие отличились своей классовой безграмотностью и аполитичностью. Кричали – мол, мы вне политики, дайте мыла и побольше денег. Это им чести не делает, однако, следует отметить, что  их сознание – объективный продукт всей послесталинской политики разлагающейся КПСС.  «Застойное» бытие определило их сознание именно таким образом.

А вот либерасты оказались тогда и активней, и организованней. Именно им удалось направить протест рабочих в своих корыстных интересах по пути к реставрации капитализма.. На забастовках начали красоваться подсказанные либералами лозунги: «За хозрасчет и самоокупаемость», а чуть позже: «Даешь ваучеры!» Дали. Капитализм восторжествовал.

Можно с уверенностью сказать, что в СССР 80-х не было политической силы, способной дать отпор контрреволюции. Была разбушевавшаяся сила стихийного рабочего протеста. Однако именно в силу своей стихийности она сыграла на руку реставраторам.

Осколки КПСС – КПУ, КПРФ и т.д. в силу того, что несут в себе традицию КПССовского оппортунизма и партноменклатурного законопослушания не способны что-либо изменить. Они могут только принимать участие в выборах в буржуазный парламент, и то – неуспешно. Даже если бы революционные ситуации складывались одна за другой, они бы ни одну из них не сумели бы использовать.

Яркий тому пример – нынешняя ситуация в Украине. Страна погружается в хаос. Верхи уже не могут управлять. Никак: ни по старому, ни по новому. Они погрязли в разборках и дележе имущества. В мире бушует экономический кризис, который уничтожает остатки сырьевой промышленности Украины, вызывая бешеную инфляцию и обнищание широких масс.

Массы уже не хотят жить по старому. Однако они растеряны, никому не верят и не знают, что делать. 17-летний перманентный стресс привел к возникновению массового суицидно-депрессивного синдрома. Нежелание жить по старому проявляется в совершенно диких, а, главное, бессмысленных формах протеста: отказ от вакцинации, игнорирование правил уличного движения, саботаж работы детских садиков, пьянство, самоубийства, причем часто не как форма ухода, а как способ сопротивления. Совершить самосожжение на глазах какой-нибудь равнодушной горадминистрации, порезать себе вены или уморить голодом – так сейчас почему-то принято бороться с капитализмом.

Возникновение таких чудовищных форм проявления протеста доказывает, что народ уже не просто не хочет жить по старому, а вообще не хочет жить.

И что же в этих условиях предлагает КПУ? – Опять идти на очередные внеочередные выборы в парламент, причем, заведомо зная, что ничего не изменится, и путем выборов в принципе измениться не может.

Выборы в условиях классической революционной ситуации? – Что может быть глупее?!

Уверен, многие со мной начнут спорить, доказывая, что сейчас нет революционной ситуации, нет подъема рабочего движения и т.д. Те, кто не хочет ничего делать, всегда будут так говорить.

А как может развиваться рабочее движение, если нет революционной организации, состоящей из профессиональных революционеров? – Пусть этот вопрос зададут себе те, кто пытается называть себя коммунистами. К чему приводит подъем рабочего движения без наличия  рабочей революционной организации – видно из истории развала СССР, и об этом было сказано выше.

Но не все так плохо, потому что законы развития революционных процессов оппортунистам не отменить. В недрах оппортунистических партий и псевдореволюционных организаций уже сейчас рождается новая подлинно революционная организация коммунистов-революционеров. Как и все новое, она рождается в муках. Некоторые члены этой организации уже сидят в застенках буржуазно-фашиствующего режима. Что поделаешь – не ошибается только тот, кто ничего не делает.

И в программе этой новой организации четко прописаны все виды борьбы за будущее – от агитации до партизанской войны против уже фашистского на сегодняшний день государства.

Предлагаю всем действительно коммунистам прекратить дискуссии на одни и те же, уже набившие оскомину темы и взяться за серьезную практическую, хоть и опасную, работу.