Андрей Яковенко, политзаключенный

Есть выбор?

Перемалывая остатки промышленности, торговли и банков, в какую-то фантастически чудовищную мясорубку затягивая под ножи человеческие судьбы и жизни, по Украине медленно, размеренно, как хозяин, шествует экономический кризис.

Даже буржуазные СМИ, пытаясь сгладить информацию, сделать ее более доброй, нейтральной, уже не могут скрыть этой катастрофической картины.

Буржуазные социологические службы подтверждают: в стране - масса безработных, задержка с выплатами пенсий и зарплат, стремительное обнищание населения, рост преступности в промышленных регионах…

Луценко разводит руками: 90% всех преступлений в Мариуполе совершены безработными рабочими-металлургами. В Мариуполе, Луганске, Донецке, Алчевске менты перешли на усиленный режим работы. Почти каждый выпуск новостей сообщает об ограблениях банков и расстреле валютных менял. Весь Донецк был взбудоражен информацией о налетах средь бела дня на маршрутные такси. И хоть СМИ утверждают, что это все слухи, жители Донецка знают – это правда, и при этом называют номер маршрута. Ожили картинки времен Гражданской войны. Но аналитики говорят, что это все – еще даже не цветочки, а только набухшие почки. Думаю. мы еще увидим остановленные в степи и ограбленные поезда… Все это уже было.

Однако на фоне этой разворачивающейся в реальной жизни драмы еще слышны наивные голоса рабочих – мол, все это мы уже пережили в 90-е годы, значит, переживем и сейчас. Что ж! Давайте разберемся: правы ли эти обыватели от  станка?

В 90-е, после развала СССР, началась открытая интеграция советской экономики в мировой рынок с одновременным ее переводом на капиталистические рельсы. Вполне естественно, что очень многие предприятия не выдерживали соревнования с зарубежными конкурентами – они разорялись и закрывались. Другие предприятия, которые еще могли держаться на плаву, усиленно доводились до банкротства и руин, скупались частным капиталом за бесценок и продолжали существовать, начиная даже показывать некоторые показатели роста. В основном, это были шахты, химпроизводства и меткомбинаты, т.е. предприятия по добыче и первичной переработке сырья. И сейчас мы видим, что именно они являются основой украинской экономики.

А тогда, в 90-е, тысячи предприятий прекратили свое существование. Миллионы безработных рабочих рвали на части и растаскивали свои бывшие заводы и фабрики, пытаясь выжить посредством сдачи металлолома.

Кто-то не смог приспособиться к этому отвратительному занятию – спился и деградировал. Миллионы легли на кладбище….

В те времена начал буйно развиваться сектор мелкой частной торговли. Базары, как в сказке, покрыли всю страну. Потянулись в Турцию, Польшу, Румынию за товаром вереницы «челноков». Появились тысячи мелких предпринимателей. И эта деятельность стала спасением для миллионов безработных рабочих. Они хлынули на базары. Кто-то сам стал перепродавать всякий ширпотреб и возомнил себя при этом бизнесменом. Кто-то стал реализатором, т.е. обычным наемным продавцом. Кому-то нравилось это занятие, а кто-то матерился и потягивал от отчаяния из пластмассовых стаканчиков водку и коньяк… Но как бы там ни было, но сектор мелкой частной торговли стал прибежищем для многих безработных.

Кто был по решительней, бросили все и ринулись с насиженных мест в крупные города, столицы и за рубеж. Работая охранниками, чернорабочими, сборщиками клубники и винограда в Греции и Польше, грузчиками, консьержками, горничными и сиделками – в Италии, наш некогда гордый советский народ терпел унижения и хамство со стороны хозяев. Это лишало достоинства, но все же давало заработок.

Некоторые подались в криминал. Бригады, банды, группировки пополнялись бывшими военными, спортсменами, рабочими и служащими. Это были страшные времена. На базарах можно было увидеть торгующих докторов наук, банды создавались бывшими врачами и инженерами. А молодые женщины – учителя, рыдая, шли на панель.

Однако при всем этом был еще один выход – организованная классовая война против реставраторов капитализма. Почему же рабочие не организовали эту войну? Ведь растаскивать свои заводы, создавать банды и торговать они худо-бедно, но научились! – Все очень просто: во-первых, не было политической силы, способной начать, а потом и возглавить эту войну, потому что так называемые коммунисты только и могли, что на выборы ходить. Во-вторых, был другой, менее опасный выход – торговля, кража металла и криминальное «бригадное» движение. Этот выход был настолько прост и обыден, что для того, чтоб его найти, не надо было особо думать, потому что этим путем решались первичные материальные проблемы. При этом, самое главное, не надо было вступать в системный конфликт с государством, еще в советские времена объявленным «священной коровой», для этого требовался особый вид мужества…Но его-то как раз и не было. Торговля и бегство за границу, хоть и прибавляло неудобств в жизни, но не шло ни в какое сравнение с риском классовой войны.

Народ пошел по пути наименьшего сопротивления, не задумываясь о будущем. А капитализм не стоял на месте… С годами все как-то утряслось: начали открываться заводы, стали платить зарплату, бурно развивались банки, давая кредиты под все и на все. И надулся мыльный пузырь потребительского бума. На месте стихийных базаров теперь возвышаются огромные шикарные храмы потреблятства – гипер- и супермаркеты. Они принадлежат, как правило, одному или двум капиталистам и по законам свободного капиталистического рынка уничтожают базары. Мелкое предпринимательство доживает свой век. Его процент в общем объеме товарооборота постоянно снижается.

Рабочие, инженеры, менеджеры, хоть и не купались в роскоши в период мнимого благополучия капитализма, но чувствовали себя вполне сносно. Подержанные машины, компьютеры и холодильники – казалось. Потребительский рай обывателя где-то рядом. Никто не слышал и не слушал предостережений, что в скором будущем мыльный пузырь потребительского бума лопнет. Всем казалось, что, если это и произойдет, нас не коснется.

И вот наступило будущее. Глобальный экономический кризис бросил планету в хаос пока экономического уничтожения производительных сил. Понятное дело, что больше всех от этого хаоса страдают страны периферийного, сырьевого капитализма. А Украина относится именно к ним.

И вот в стране опять сотни тысяч безработных. Целые города превращаются в пустыни. Перед рабочими, инженерами, учителями вновь встал вопрос: что делать? Куда бежать7 А за этим вопросом вновь открывается жесткий выбор. Посмотрим ему в глаза:

1) Разворовать и сдать на металлолом свои предприятия, как это было 15 лет назад, капиталисты рабочим уже не позволят, потому что это уже их частная собственность. Бизнесмены знают, что кризис когда-то закончится, и дорожат своей собственностью гораздо больше, чем рабочими. Последних просто выбрасывают на улицу, а затем пустующие заводы усиленно охраняются от бунтов и ограблений. Этого способа спасения у рабочих уже нет.

2) За последние 15 лет рынок труда в торговля устоялся, стабилизировался. Все, кто пережили 90-е годы, заняли свои ниши. Лишние (а это всегда конкуренты) в сфере торговле уже не нужны. Нынешнее количество безработных  сфера торговли уже не проглотит, да и не захочет глотать. Особенно в период резкого потребительского спада, когда уровень любых продаж сокращается, и банки кредиты не дают. А без этих кредитов, как оказалось, наш народ просто нищий. Итак, торговля, «челночество» и мелкий бизнес наших безработных не спасет. Скорее всего, наоборот, какое-то количество работников торговли и сферы услуг скоро пополнит армию безработных.

3) А, может, осталась возможность бегства на заработки в Москву или на сбор клубники в Польшу и Португалию? Но, увы, там тоже все очень грустно. Экономический кризис охватил весь мир. В «благополучной» Европе тоже спад производства, потребительский кризис, затишье в торговле и массы своих безработных. Там сейчас рабам с Востока делать нечего. Более того, те украинцы, кто последние годы вполне стабильно чувствовал себя в Европе, сейчас устремились в Украину и активно пополняют армию безработных.

Что же осталось? Какой выбор у рабочих и других представителей наемного труда?

Как видим, он не велик. Или, чисто по-русски, «с горя» спиваться, садиться на иглу и затем вскоре отправляться на кладбище. Или идти в криминал, устраивать налеты на банки, маршрутки и паровозы… Впрочем,  мы это уже наблюдаем.

Но есть в этой ситуации единственно правильный путь. К нему опять никто не призывает, как и 15 лет назад. Его никто не организовывает. Все вновь пойти по пути наименьшего сопротивления, сохраняя капитализм и обрекая нас, наших детей и внуков на переживание нового кризиса лет, эдак, через 10-15. Остается сказать, что путь наименьшего сопротивления – это самый простой, самый подлый и трусливый путь! – Путь в небытие.

А ведь надо всего лишь направить свой протест, свою ненависть, свою агрессию не на какие-то отдельные банки или испуганных обывателей, а на капиталистическую систему, охраняемую буржуазным государством. Надо объявить ему классовую войну и уничтожить саму первопричину наших бед – капитализм!

И в заключение хочу обратиться ко всем коммунистам, марксистам, ко всем, кто себя так называет – в той катастрофе, которая разворачивается в стране на наших глазах, виновны и мы – своей бездеятельностью и трусостью.