Ответ А.А. Здорову на статью «Почему марксизм не нужен рабочим?»

Казалось бы, дискуссий с марксистами-госкаповцами был уже миллион, но вновь и вновь приходится возвращаться к этой теме.

Вот и очередная статья одного из ведущих представителей госкапа на Украине, похоже, написана лишь для того, чтобы лишний раз пнуть сталинский СССР. Впрочем, отвлечемся от истории.

Возможно, что эта статья Здорова появилась несколько лет назад, тогда оценки современного пролетариата, данные им, были ещё большей частью верны. Однако, уже по ситуации 2011 года к нарисованной Здоровым картинке есть несколько серьезных возражений. И об этом мы поговорим в первую очередь.

Опять же, оппонируя Здорову, я не буду особо цитировать классиков, передавая основные положения марксизма-ленинизма своими словами.

*   *   *

Да, марксизм как наука современному рабочему не интересен. Но разве не интересует его достойная оплата труда? 8-ми часовый рабочий день? Другие социальные гарантии? Да и отсутствие чиновничьего и полицейского произвола?

По ситуации последних нескольких лет стоит признать – да, не интересует основную массу современных рабочих всё это! Исключения, конечно, есть, но они только подтверждают правило.

Но какова причина такого отношения? Теоретики госкапа во всем обвиняют сталинизм. Но по адресу ли обвинения? Почему-то сразу после смерти Сталина, да и долгие годы после, рабочий класс боролся с партноменклатурой, а с наступлением капитализма перестал? Пожалуй, самой яркой страницей борьбы советского рабочего класса с перерождавшейся номенклатурой было восстание в Новочеркасске, но были и другие примеры, причем гораздо больше таких, о которых сторонники госкапа говорить не любят: когда рабочий класс боролся с отдельными одиозными номенклатурными фигурами, и побеждал; когда боролся с приемом в КПСС всякой гнили.

Забастовки конца 80-х, в первую очередь, шахтерские – так же не стоит списывать полностью, хотя их природу и нельзя считать революционной. Однако и огульно проклинать шахтеров, как это делают иные деятели, не разумно.

А что же ныне? Конечно, борьба кое-где вспыхивает, но так вяло, что стыдно перед рабочими западных стран, хотя там пролетарии так же идут не дальше экономической борьбы.

Так, почему те же пролетарии Франции и Греции готовы вновь и вновь подставляться под полицейские дубинки, чтобы выбить из работодателя несколько Евро, но при этом даже не задумываются о смене строя?

С тем, что не всякий наемный работник – пролетарий, согласно большинство левых, кроме разве что самых открытых прислужников буржуазии, записывающих в «пролетарии» и приказчиков буржуазии, и ее цепных собак (причем, речь идет, отнюдь не о рядовых клерках и полицаях, а именно о директорах, топ-менеджерах, старшем офицерском составе и т.д.).

Сам Здоров, конечно, до таких фантазий не опустился, но всё же приписал к пролетариату несколько групп мелких чиновников, в частности, от образования.

Так же стоит задуматься: насколько наш рабочий класс является пролетариатом? Т.е. классом наемных работников, лишенных всякой собственности, кроме собственной рабочей силы? Не стоит понятие частной собственности трактовать узко. Ведь не секрет, что вовсе не нужно большой сноровки, чтобы  имеющуюся у большинства рабочих личную собственность (квартиры, машины, дачи) приспособить для извлечения немалых прибылей. Поэтому в начале 90-х не боялись наши рабочие остановки предприятий, их уничтожения и увольнений с них всех или большинства трудящихся! Поэтому и становились с удовольствием мелкими буржуа де-юре, что уже давно были ими де-факто!

До сих пор обуржуазившийся рабочий тесно соседствует с рабочим-пролетарием. Причем костяк трудового коллектива сейчас нередко состоит именно из первых, составляя так называемую «рабочую аристократию».

Конечно, даже мелкобуржуазный рабочий не против социальных гарантий, но желает получить их на блюдечке с голубой каемочкой. 10 лет он выжидал это блюдечко, голосуя «за синицу в руке» - щедро обещаемые ему всякими Путиными и Януковичами  социальные блага в праздничном наборе с «достоинствами» капитализма.

Но что мы видим в результате? На последних выборах в России КПРФ только официально получила почти 20% голосов (а ведь неофициально, а фактически – на 1/3 больше). И ведь, откушав капитализма, рабочий вновь затосковал по советской стабильности.

Пугать народ Сталиным в этом случае, по меньшей мере, смешно! Наоборот, он желает прихода Сталина, причем – Сталина-диктатора, который будет рубить головы коррумпированным чиновникам и ментам, наглым мажорам, но простому работяге даст чувство достоинства и уверенность в завтрашнем дне. Социалистичны ли эти желания? К сожалению, нет. Потому что социализм – это не добрый папа в Кремле, а собственное живое творчество, ответственность и самодисциплина народа. Надо очистить историю Сталинской эпохи от мифов (их в ней и о ней ходило и ходит много). А госкап, впрочем, как и мелкобуржуазные «сталинисты» как раз и заняты мифотворчеством про «злого» или «доброго» «папу»!

Мы вновь упираемся в вопрос: был ли в СССР социализм? На этот счет было так же огромное число дискуссий.

Причем, отметим, что теория госкапа, если брать ее в целом, - это не  только ультралевая критика советского строя. Ведь не малая часть ее приверженцев на самом деле – самые ярые правые оппортунисты, отрицающие пролетарский характер Великого Октября, талдычащие о том, что революцию вообще не нужно было делать, что Ленин и большевики столкнули Россию с «дороги прогресса» (естественно, капиталистического). Об этом изо всех щелей и углов свистят и всякие либерасты, отличающиеся от госкаповцев только тем, что не облачают свою болтовню в марксистскую фразеологию*.

Конечно, сам Здоров принадлежит к группе ультралевых критиков, но его «левизна» не помогла ему избежать сильнейшего заноса в либеральную обывательщину и идеализм.

Первое касается намешанных в кучу «чудовищ»: «ГУЛАГ и колхозы, Сталин, Мао и Чаушеску». Слишком долго разбираться по персоналиям и каждому явлению в частности, да и не стоит передо мной такой задачи: опровергать чисто эмоциональные пассажи Здорова.

Тем более, рабочий класс думает совсем иначе, чем Здоров. Ведь не надо доказывать тот факт, что, несмотря на дикие антисталинские кампании, популярность «Вождя народов» в рабочей среде неуклонно растет. Такое утверждение несомненно для России, но может показаться сомнительным для Украины. Тогда почему КПУ, в погоне за симпатиями рабочих, открыла в г. Запорожье (один из самых пролетарских городов) памятник Сталину?!

*   *   *

Здоров предлагает рабочим «левый коммунизм», «дары» которого – «вера в свою историческую миссию». Это и есть тот идеалистический загиб, который я уже не раз отмечал.

Опять же, к госкаповцам у меня гораздо больше политических, чем философских,

Претензий. Так называемые «левые коммунисты» и т.д. представляют собой отчасти жертв буржуазной пропаганды, которые под её натиском стараются всячески отмежеваться от советского прошлого. Право же, даже откровенные правые оппортунисты, не говоря уже о пролетариате в целом, оказались намного крепче и устойчивее.

Предлагая перечеркнуть советское прошлое полностью, ультралевые отправляют пролетариат в неизвестность. Опять: «поди туда, не знаю – куда, принеси то, не знаю – что».

Противоположная госкаповской позиция как раз дает ясное видение альтернативы и лучшей перспективы той яме, в которую сейчас стремительно падает человечество.

*   *   *

9/10 товарищей, не мудрствуя лукаво, решительно отмежевываются от ультралевых оппонентов. Конечно, слушать ультралевых с псевдолевой агентурой буржуазии нечего. Но её надо громить аргументами, а не «анафемой».

Так же следует заметить, что кое в чем троцкистская критика необходима. В идейной борьбе с ультралевым уклоном мы так же отбиваемся и от всех разновидностей правого оппортунизма. И парламентский кретинизм КПУ и КПРФ далеко не самая опасная форма последнего. Ведь соглашательство с буржуазией не исчерпывается пристрастием к депутатским  креслам буржуазных дум и рад.

Социал-шовинизм, перерастающий в шовинизм имперский, отказ от революционного слома буржуазной государственной машины, непонятная «любовь» к ней среди ряда «товарищей», и как разновидность этой «любви» - «красный путинизм» - гораздо опаснее…

Так же следует указать на исключительную опасность догматического сектантства. Причем, оно, как и все правые уклоны питаются из такого источника, как комобывательщина!

*   *   *

Пролетариат постепенно растет количественно, что обеспечивает и качественный рост его сознания. Но растет ли прямо пропорционально этому его авангард?

А ведь только партия рабочего класса может поднять его до ступени осознанной политической борьбы! Пока революционной партии нет, пролетариат обречен с попеременным успехом тягаться с капиталистами в борьбе экономической.

Причем, говоря о партии, следует учитывать, что на постсоветском пространстве официальное левое движение –хвост, а не авангард рабочего класса.

«Товарищи» умиляются каждой возне за мелкую подачку с барского стола и всё ждут подхода «железных батальонов пролетариата», представляя себя их вождями.

Рабочие же совершенно справедливо плюют на таких «вождей», у которых нет ни духа, ни мозгов.

Опять же, где интернационализм не на словах, а на деле? Постсоветское левое движение по уши зарылось в свои местечковые дела и практически полностью игнорирует происходящее у соседей, не говоря уже о более дальнем зарубежье.

Худо-бедно, но постсоветское левое движение участвует в кампании за освобождение Кубинской Пятерки. Не буду здесь оценивать степень данного участия. Отмечу только, что всё же в этом направлении что-то делается. Но за счет чего? Не за счет ли контактов с кубинскими госструктурами? Понятно, речь не идет о каком-то манипулировании, но, согласимся, что самостоятельной инициативы гораздо меньше, чем нужно. Тем более, она отсутствует в других случаях. Самый яркий пример: террор и репрессии властей Казахстана против бастующих рабочих с кульминацией – в кровавую пятницу, 17 декабря. На эти события необходимо было реагировать немедленно.

И разве только в этих направлениях проявляется убогость нашего движения?

Возьмем, к примеру, ту же агрессию Запада против Ливии. Она вызвала лишь вялую и безграмотную реакцию постсоветских левых. Весьма жидкая волна акций протеста, рядом с которой некритичная героизация полковника…

Троцкисты же в этот период, наоборот, повторяли и тиражировали многие гнусные штампы буржуазной пропаганды. Но, где же критика троцкистских и либеральных пособников империализма? Где, в конце концов, грамотный анализ причин, приведших Ливию к такому бедственному положению? Нет этого всего – отсутствует.

И таких недостатков – масса.

Современную ситуацию, которую троцкисты представляют, как кризис идеи (в их толковании «сталинизма»), буржуазия объявляет тем же кризисом идеи, но без всяких личностных подмен – по их утверждениям «устарела» сама идея коммунизма. Так сильно ли троцкистская пропаганда отличается от буржуазной по сути? – Нет.

На самом деле перед нами глубочайший кризис движения. Идея, т.е. теория, работает, как и работала. Но без революционной практики, без людей, способных пойти на жертвы и даже на смерть, мы пока вращаемся лишь в кругу мертвых истин.

* См. в частности опусы Ф. Анаденко.

А. Герасимов.