Александр Герасимов

Наши расхождения с оппортунистами

в вопросах последних лет существования СССР

От редакции. В публикуемой статье А.Герасимов дискутирует с неким Свободиным, автором статьи, напечатанной в газете «Новая волна»  «Великий заговор предательства» (№№43 – 45, 47, 49 за 2009 год,  Киев) .Поскольку нашему  читателю неизвестен названный материал «Новой волны», мы приводим только часть статьи А.Герасимова, не обращающуюся к текстам Свободина.

 ...«Перестройка» была официальными похоронами социализма, перешедшими в похороны СССР, это был назревший политический и экономический процесс сначала скрытой, а в конце открытой реставрации капитализма. И при этом, в конце концов, надо уяснить, что к началу перестройки скрытая реставрация капитализма шла в стране уже несколько десятилетий. Все перестроечные трансформации, которые Свободин называет «назревшими» и «особенно необходимыми», на самом деле являлись лишь добиванием остатков социализма и переводом экономики на капиталистические рельсы: хозрасчет, введенный ещё в середине 60-х годов, кооперативное движение и т.д.

*   *   *

Однако, критика Свободина – это даже не полдела. Важнее – действительно разоблачить, как «перестройку», так и более ранние отступления от социализма. Но по ходу этого разоблачения нам придется ещё не раз «проехаться» и по самому Свободину.

К середине 80-х всё острее ощущался тупик, в который зашла система. Перечислить все аспекты этого тупика в рамках одной статьи невозможно, но основные из них отметить надо. Среди населения росло «кухонное» возмущение властью. Одна часть общества возмущалась тем, что слова руководства страны всё больше расходятся с делом, красивые лозунги – с окружающей действительностью, а форма – с гнилым тогда уже содержанием. Другая же – наоборот – страдала от необходимости придерживаться, навязанных существующей формой норм и приличий.

По разному дух времени был отражен в таких различных кинофильмах, как «Спортлото-82», «Гараж», «Груз 200» Балабанова, фантастическом романе «одиссей покидает Итаку» Звягинцева, а так же в массе других фильмов и книг. Картина времени отражена и в песнях В. Цоя

Ушлые проходимцы чувствовали себя вполне спокойно, пока их делишки были мелкими шалостями, но, когда они начали перерастать в крупные дела, проходимцам стало не спокойно – их по советским законам легко могли взять за одно место, чтобы советский суд «намазал им лоб зеленкой». Впрочем, несмотря на такую опасность, повсюду формировалась самая настоящая мафия, объединяющая нечистоплотных и коррумпированных партийных и хозяйственных руководителей, силовиков, работников торговли, сферы услуг и т.д.

В то же время партийные верхи стали вообще высшей кастой, а среди масс процветала апатия и бегство от реальности. Опять же, теперь это бегство превратилось в бальзам на душу ностальгирующих по студенческим стройотрядам романтиков. Но в 70-80-е годы, большей частью, это было именно формой бегства от опостылевшей обюрокраченной реальности и буржуазного перерождения Москвы, Питера, Киева и т.д.: всеобщего лицемерия, пьянства, мелкого воровства и других «веселых» явлений, характерных для позднего СССР.

Окончательно дополнила картину череда смертей престарелых генсеков: Брежнева, Андропова, Черненко. Поэтому Горбачева, даже уже только в силу его молодости, восприняли «на ура». Перемены действительно были необходимы. Но социалистический вариант преобразований по существу даже не рассматривался.

Антикапиталистическое сопротивление начало просыпаться только в 1988 году, когда процесс реставрации капитализма был уже необратим, и по факту – так до сих пор и не смогло найти достаточную опору в массах.

Приведу один показательный пример. В конце 80-х – начале 90-х годов журнал «техника молодежи» опубликовал два фантастических романа Э. Гамильтона (если мне не изменяет память – это «Звездные короли» и вторая часть данной дилогии). Естественно, от любителей фантастики пошли отклики. Письма читателей публиковались в нескольких следующих номерах. В основном, это были восторженные сопли всяких козлят о том, как им понравился роман, и какая плохая советская цензура, которая так долго скрывала от общества сей «шедевр». Для «объективности» редакция опубликовала одно критическое письмо от рабочего, который справедливо разгромил низкосортный и реакционный романчик второразрядного писаки. Но тут же у реакционной буржуазной «звездной оперы» нашелся защитник, причем из рядов КПСС. Оппонент был им обвинен во всех «смертных грехах» тех лет, т.е. назван «сталинистом», «противником перестройки, демократии» и т.д. Точно так же было и во всех других сферах. В любой дискуссии противники экономических, политических и общественных перестроечных преобразований сразу получали все возможные ярлыки, и «демократы» топили их в словесном поносе. К тому же противникам капитализма надо было ещё ухитриться, чтобы пробиться со своей позицией к массам. А ведь это означало не больше, не меньше, как заручиться поддержкой группы Е.К. Лигачева! Сама же эта группа представляла собой обычных центристов, «хороших парней», которые чувствовали подвох «горбостройки», но лучшим вариантом считали обычное торможение перестроечных процессов, а не их принципиальное неприятие. Т.е. их не устраивала только слишком большая скорость реставрации капитализма. Против самой этой реставрации они, в общем-то, не возражали. И это не удивительно, т.к. ещё со времен Хрущева экономику развивали по принципам «больше капитализма», т.е. путем расширения товарности производства. Но при Брежневе косыгинская реформа «не была доведена до конца». Ещё бы! Тогда, когда были живы и находились при памяти немало тех, кто застал и творил Великий Октябрь, когда ещё не разложилось и не обуржуазилось советское общество, реставрировать капитализм ещё не представлялось возможным. А Лигачев и Ко были просто сторонниками «тихого хода», «китайского варианта», вползания в капитализм.

*   *   *

Когда мне было лет 15-16, я впервые увидел киношку, где сюжет крутился вокруг покушения на Горбачева и его спасения героем – агентом, кажется, английской разведки. Естественно, я проклинал киношного героя, на чем свет стоит. Понятно, что такие истории, иногда выставляемые на полном серьезе, – на самом деле – всего лишь байки для наивных. В реальности же на Горбачева покушался только одинокий псих, и тот был «демократических» взглядов. Но дело не в этом. Даже если бы в обществе нашлись силы, которые бы укокошили «меченого», или бы «дорогой Леонид Ильич» не умер по недосмотру лепил, мы бы сейчас всё равно жили при капитализме, может быть, в его белорусском или китайском варианте, или в чем-то очень похожим на них. Но называлось бы это гордым словом «социализм»!

Впрочем, такой «социализм» – нынче идеал для очень многих членов КПРФ и КПУ.

К тому же история не знает сослагательного наклонения, т.е. в ней нет места всяким «если бы». И до сих пор неизвестно, что лучше: рубить голову или отрезать ноги по шею? Потому и обсуждать это излишне.

Но всё же возникает вопрос: что разорвало Советский Союз, почему он не смог, как Китай, перейти в капитализм целым?

Если пробовать ответить на этот вопрос, не зная марксизма, экономических законов развития, то житейский ум подскажет только одно объяснение: «козни врагов» – ЦРУ, «жидомассоны», «инопланетяне» и т.д. К слову, постсоветские псевдолевые немало потрудились, чтобы, не заморачиваясь анализом подлинных причин краха советской модели социализма, закрепить в сознании людей именно такую схему разрушения СССР.

На самом деле всё гораздо прозаичнее. Безусловно, и в руководстве СССР, и на более низших, но тоже ключевых постах, в то время было немало представителей западной агентуры, а ещё больше – добровольных холуев Запада. Но они только наблюдали процессы развала, иногда ускоряя их, но, чаще – просто не понимая, что происходит на самом деле. Иногда, «въехав» в происходящее, западные хозяева слали «ЦУ» и предоставляли дополнительную поддержку деструктивным процессам, но реальный вес этой поддержки – мизерный – вроде, американских «слоников» из воспоминаний Д. Корчинского. До конца ни они, ни их хозяева не представляли себе истинного положения дел. Ведь Союз к развалу вела практически вся высшая и средняя номенклатура. Вернее, она вела к капитализму. А уж его реставрация обеспечила и развал, лоббируемый тогда активным меньшинством. Но зачем? Разумеется, не по прямому заказу Вашингтона, который потом лишь умело воспользовался его плодами. Просто оформившиеся ещё в годы застоя национальные «элиты» в руководстве республиканских компартий не захотели делиться с центром. Но и это не главное. Возврат в капитализм на стадию первоначального накопления капитала, т.е. колоссальный откат в общественном развитии, требовал уничтожения «лишних» производительных сил. Это же было легче всего осуществить через разрыв межреспубликанских экономических связей. По такому же принципу был осуществлен и переход отдельных предприятий в частные руки.

Сейчас, бросая взгляд на нынешних олигархов, мы можем видеть, кто в действительности был разрушителем СССР. Исключим из обозрения нескольких «экономических гениев» криминального происхождения и увидим в «сухом остатке» «скромное обаяние» буржуазии, выросшей из недр КПСС. Впрочем, и в отношении так называемых криминальных олигархов не стоит забывать, что «короля играет свита», которая практически полностью набрана из кругов партийно-хозяйственной советской «элиты».

Формально многое из того, о чем говорится в этой статье, упоминает и Свободин, только при этом, не объясняя и не отвечая на вопрос: от чего же вдруг сгнила «чудесная» советская элита? И Свободину не мудрено: ведь он по ходу своей «пьесы» поет оды кооперативам»! Именно одной из главных причин этого ускоренного гниения.

Во-первых, изначально львиная доля таковых являлось обычным прикрытием и легализацией спекулянтов. Во-вторых, на этот лакомый кусок, как мухи на дерьмо, стали слетаться граждане, решившие стать бандитами. В-третьих, разглагольствования о том, что данная форма собственности «не противоречит идеям социализма» – сказки для детей дошкольного возраста. Ещё Сталин предупреждал от таких «не противоречащих» ходов в «Экономических проблемах строительства социализма в СССР».

Именно кооперативы и были авангардом, формирующим класс буржуазии. Опять же, вглядимся в биографии современных «элитариев». Вопрос на засыпку: у скольких из них напротив конца 80-х – начала 90-х написано слово «кооператив»?

*   *   *

В этом пункте мы и расходимся с оппортунистами и ревизионистами, ратующими за некий «рыночный социализм». Ну, никак невозможно им признать, что именно подобное уродство разрушило СССР и привело к краху социалистическую революцию. И все нынешние проекты скрещивания социализма с рынком, обещания нового НЭПа и т.д. есть ни что иное, как продолжение горбачевщины. Современный постсоветский капитализм и установился вследствие утраты умеренной частью советской элиты контроля над процессами развития капиталистических отношений, раскрученным благодаря внедрению рыночных механизмов в советскую экономику. Поэтому и зияют белые пятна между черными дырами в истории, излагаемой Свободиным и К. Ну, невозможно объяснить всех загадок советской истории, если стоять на позиции, что и Сталин – красавец, и Троцкий – не промах, и слава ХХ съезду КПСС, осудившему «перегибы» прошлых лет. А ведь именно так обтекаемо трактуют историю современные парламентские оппортунисты.

Рамки, обозначенные одной статьей, не позволяют нам подробно рассмотреть каждую веху «перестройки». Потому в итогах и выводах обозначим главное: период 1989 – 1991 годов был завершающим этапом контрреволюции. Причем, так же, как в революционный период, верхи уже не могли управлять по старому, а низы не хотели по старому жить.

Рассуждения на тему предательства неверны уже только потому, что в этих процессах было задействовано, а, в крайнем случае, просто не препятствовало им, абсолютное большинство членов КПСС и всего населения СССР. Точно так же не выдерживают критики объяснения, что тогда большинство граждан, действительно, хотело «больше социализма». Нет! Они хотели капитализма, с рынком, частной собственностью и прочими сорока сортами колбасы, но предпочитали называть это грязное дело чистым словом «социализм».

Особую ненависть, конечно, вызывает КПСС. Вот кого хотелось бы расстрелять или отправить на крайний север на стройки народного хозяйства. Во всяком случае, миллионов 15 из бывших ее членов точно. Но исключительно за предательство будущих поколений.

Так же надо подчеркнуть, что в обществе тогда не было сил, способных сопротивляться контрреволюции и капиталистической реставрации. Да и сейчас подлинно революционные, большевистские силы находятся в зародыше.

Более полувека засилья оппортунизма и ревизионизма в коммунистическом движении привели его в международном масштабе к крайней степени деградации. Дальнейшая спячка и попытки примирить капитализм с социализмом (чем, собственно, и занимается сейчас подавляющая часть левого и псевдолевого движения) – смертельно опасны, поскольку капитализм уже давно перезрел, сгнил и завонялся, но его трупный яд приведет к гибели всего человечества!