Александр Герасимов, политзаключенный

Дальнейшие мысли по поводу…

Комментарий к статье Д. Дудко «Мечом по капитализму, или что такое фэнтези» («Бумбараш» №94, 2008 г.)

Появившаяся в газете «Бумбараш» №93 статья неизвестного автора «Откуда прорастают ядовитые семена фашизма?» вызвала немало откликов. В их числе был и мой, опубликованный в №95 той же газеты. С большим интересом я ознакомился и со статьей Д. Дудко. Последний так же ответил автору «ядовитых семян». С одной стороны, принципиально возразить нечего, но с другой, - автор «Мечом по капитализму…», будучи сам писателем «фэнтезийщиком», чуть-чуть переборщил в защите жанра и написал в своей статье несколько очень смешных вещей.

Данная статья не столько критика Дудко, сколько попытка вникнуть в тему бегства от реальности значительной части молодежи (да и не только ее) более глубоко. Справился ли я с поставленной задачей – судить уже читателям.

1.

«Черного кобеля не отмоешь до бела»

Именно попытки «отмыть» «черного кобеля» - Толкиена, предпринятые уважаемым товарищем Дудко, не мало меня повеселили. Мог бы сказать за это только «большое спасибо», если бы не досадная привычка очень многих, в том числе, и наших товарищей по комдвижению, читать книгу и видеть в ней фигу. Поэтому надо объяснить, что действительно представляет собой господин Толкиен и его «шедевр».

Он, конечно, много чего там написал и наговорил, может быть, даже достаточно умного и правильного (если вырвать это из контекста всей жизни и творчества «прохфессора»). Однако лично я вижу в Дж. Р. Р. Толкиене птицу из того же петушиного гнезда, что и Дж. Оруэлл.

Для начала попытаемся разобрать его «хит», «возглавляющий список «культовых» книг ХХ века», как о нем написало одно издательство в аннотации к очередному изданию «Властелина колец». Для этого вникнем сначала в реальную историю и географию и сопоставим эти знания с фантастическим миром Толкиена.

Конечно, толковать события романа можно по-разному, можно спорить о том, как реальные события тех лет повлияли на сюжетную линию, и насколько они зашифрованы в книге. Однако то, что реальность отразилась во «Властелине колец» - это бесспорно.

Прежде всего, ясно, что над своей книгой Толкиен работал несколько лет. В таком случае замысел ее возник в начале 30-х, если не в 20-х гг. ХХ века. В эти годы к власти пришел Гитлер, в эти годы Советский Союз превращался из отсталой аграрной страны в индустриальную сверхдержаву. Это и время «Великой депрессии».

Экономический и военный рост СССР все больше и больше пугал мировую буржуазию. Впрочем, ее приводил в ужас сам факт существования социалистической страны. тысячи разномастных и разнокалиберных холуев буржуазии выливали океаны пропагандистских помоев на советское государство, обвиняя большевиков во всех мыслимых и немыслимых грехах. В США вообще на всех мировых картах на месте СССР красовалось белое пятно.

Пугал Советский Союз и господина Толкиена, убежденного консерватора, ревностного католика и монархиста. Свои страхи он перенес и на страницы романа, где под видом Мордора выписан именно СССР. В этом, кстати, убеждены очень многие.

Фашистской Германии досталась гораздо более скромная роль. Тот же Гитлер узнаваем в такой фигуре, как Саруман – белый маг, перебежавший на сторону зла. Последний, вроде как, был обязан быть главным борцом со «злом», но возжелав большей власти и силы был соблазнен «главным злодеем» - Сауроном. В то же время Саруман пытался «подсидеть» «шефа», желая сам стать верховным злодеем. Толкиеновские добряки. Разгромив армию колдуна-предателя, оставили его подумать над своим поведением в башне посреди озера на месте затопленной столицы Сарумана. И еще одна маленькая деталь: Саруман завораживал свои жертвы колдовскими речами.

А теперь сопоставим эту деталь с фактом – на Западе многие считали, что в Германии все дело именно в речах Гитлера. Вспомним и то, что мировая буржуазия как раз Гитлеру отводила главную роль в организации крестового похода против Советского Союза. Именно Гитлер был последней надеждой империалистов в деле сокрушения коммунизма.

Да, господин Толкиен – еще тот «антифашист» - духовный дедушка «штатных» «антифашистов» из всяких «путинюгендов»!

*   *   *

Ну, а современники «прохфессора-антихфашиста» уничтожали целые города налетами воздушных армад»! В уничтоженном авиаударом союзников Дрездене не было военных объектов, были только дети, женщины, старики и раненные солдаты в госпиталях. На беззащитный город англо-американская авиация обрушила тысячи тонн бомб. В этой операции не было никакой военной необходимости, фашистский рейх был уже при смерти, и Красная армия, стоя на Одере, готовилась к штурму Берлина.

Точно так же женщины, дети и старики гибли в огненном шторме, уничтожившим Токио. Американские «летающие крепости» массированным налетом засыпали японскую столицу зажигательными бомбами, превратив город в огненный ад. Тысячи мирных жителей, искавшие спасения в речной воде задохнулись, потому что весь кислород выгорел, или сварились заживо!

Однако вершиной деятельности американских «антифашистов» были атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки.

При чем это к Толкиену? – а при том, что именно духовные братья писателя-реакционера отдавали приказы на эти страшные злодеяния. Да и сам 2черный кобель» в своих произведениях с «нелюдью» особо не церемонился: «пленных не брать», «города разрушать», «всех истреблять» и т.д. Вот такое сплошное «добро и свет»!

Что это, как не культ расового превосходства? Точно так же рядом с расовым во «Властелине колец» примостилось и классовое превосходство. Но об этом ниже.

Снова вернемся к реальности. С подобными «антифашисту» Толкиену (хотя я лично уверен, что до того, как первые гитлеровские бомбы упали на английские города, портрет фюрера висел у «прохфессора» в «красном углу») связан один анекдот. «Заблудился в Африке турист и попал в дикое племя. И, понятно, вспомнил, что в здешних местах есть племена людоедов, стал нервничать, переживать. Туземцы стали его успокаивать, говоря: «Нет у нас людоедов, нет! вчера последнего поймали и съели».

Когда уже фашизм был побежден, «традиция» воевать, в основном, с мирным населением осталась. Корея, Вьетнам, Югославия, Афганистан, Ирак – это только самые значимые вехи «большого пути», пройденного империализмом после 1945 года. И всюду горы трупов «нелюди»… притом «прогресс» налицо: если карателей, вырезавших вьетнамскую деревню Сонгми, все общество считало палачами, и даже власть «пожурила» и привлекла к суду, то на палачей Америи (бомбоубежища в Багдаде) никто внимания не обратил. Так, наверное, и ходят себе в героях, если «крышей не поехали», как экипаж «Энолы Гей».

*   *   *

Толкиен при всех его грехах дураком не был и, думаю, отлично понимал, что именно капитализм рождает «орка» - пролетариев. И не случайно города «злых сил» показаны им как громадные фабрики, работающие днем и ночью. Такой страной-фабрикой был в те годы Советский Союз. Ненависть к коммунизму распространилась у писателя-реакционера и на прогресс в целом. Поэтому Толкиен идеализирует в своем романе мир феодальный.

У Толкиена это мир королей, героев и прочих особ «голубых кровей». Где-то на заднем плане ремесленники – гномы и крестьяне – мелкие собственники – хоббиты. Низшие классы мира Средиземья остались у Толкиена «за кадром». «Быдло» представлено только двумя персонажами: Сеемом – верным слугой, чей образ отсылает нас к Пятнице Даниэля Дефо, и толкиеновской «бабкой параской» - Иорет.

И это неудивительно. Реальный феодализм – мир жестокого угнетения крепостных крестьян с повальной поркой «холопов» и «правом первой ночи» для феодала, грабительских войн, истребления «еретиков» и «ведьм», которые на самом деле были просто инакомыслящими, и многое другое в этом же духе. Все это Толкиен, естественно, оставил за кадром. За то показал мир сплошных пустошей, руин и призраков, среди которых теряются небольшие обитаемые островки, где «великие» маги и эльфы заняты «собой любимыми», бесстрастно взирая на жизнь и смерть простых смертных, до которых «высшим существам» нет никакого дела.

Отчего мир Средиземья предстают как сплошная пустошь – Толкиен внятного ответа не дает. Упоминаются какие-то древние войны и колдовство… но такое объяснение явно «хромает».

Видимо, руины и «дикое поле» господину Толкиену милее, чем ненавистный, ведущий к революции прогресс. А учитывая религиозность Толкиена, такие безрадостные картины можно связать лишь с отсутствием на троне «истинного божьего помазанника».

Так же, учитывая религиозное мировосприятие Толкиена, надо расшифровывать и образ «кольца всевластия». Некоторые видят в нем атомную бомбу. Но, по-моему, толкователи ошибаются. Книга писалась прежде, чем атомная смерть громко заявила о себе в 1945 году. Больше десятилетия отделяет толкиеновский замысел романа от Хиросимы и Нагасаки. И хотя мир в то время, а практически с конца ХIХ столетия, жил в ожидании создания сверхразрушительного оружия, образ кольца в романе Толкиена все же намного шире. Это образ соблазна, искушения вообще. Ревностный католик – Толкиен, как и церковь в целом, очень не любит «соблазн» свободы, прогресса, знаний. В милом сердцу Толкиена Средневековье именно католическая церковь «исцеляла» общество от подобных «соблазнов» кострами инквизиции.

*   *   *

Я понимаю стремление писателя Дудко защитить жанр, в котором он сам работает. Но пример для защиты он выбрал неудачный. Об «антифашизме2 Толкиена мы уже говорили… И не случаен тот факт, что роман  Толкиена «Властелин колец» в годы холодной войны попал в школьные программы стран Запада. Попал именно по указке спецов по антисоветской и антикоммунистической пропаганде. Повторюсь, в образе Мордора изображен Советский Союз, разумеется, образ этот целиком соответствует негативным представлениям Толкиена об СССР и ничего общего с живой жизнью не имеет. А орки – это советский народ – наши деды и прадеды.

Буржуазии очень удобно открыть молодежи все пути для бегства от реальности. Расчет сделан на то, что убежать всегда легче, чем бороться, пытаясь эту реальность изменить.

События 1968 года для меня, например, аргументом, оправдывающим Толкиена, не являются. Бунтовавшую молодежь 60-х вдохновляло множество разных, очень часто взаимоисключающих, вещей. И тогдашнее бунтарство в своей массе на поверку оказалось обычным выпендрежем. Детишки успокоились и через N-нное количество лет, отбесившись и наколовшись вволю, стали добропорядочными обывателями. А их «вождики» в конце века расселись по буржуазным парламентам и высоким чиновничьим должностям. Кто-то из них просто вкусно ел и сладко спал за счет эксплуатируемых в странах третьего мира, а кто-то приказывал сбрасывать бомбы на головы непокорных, как, например, Х. Солана.

Что касается самого романа, то это, скорее, литературная сказка. В сюжете «Властелина колец» как раз есть все блоки и негласные запреты, которые отличают этот жанр от чистого фэнтези, так же в нем присутствуют тонны морализаторских поучений… На мой взгляд, все это достаточно фальшиво и нудно. Здесь Толкиена превзошли даже «ремесленники» - авторы коммерческого фэнтези с его «кровью и сексом». Та же «Месть орков» Р. Кнаака не только более динамична и понятна, но и более глубокомысленна, поднимая темы, до которых реакционер, консерватор, монархист и ревностный католик Толкиен просто не мог дойти.

Да и в поисках «вечных ценностей» и «шекспировских страстей», уважаемые читатели и любители фэнтези, лучше зайдите к В. Хольбайну, автору «Кольца нибелунгов» и «Мести нибелунгов».

 

 

2.

«А пони – тоже кони».

А теперь от перемывания костей господина Толкиена перейдем к так называемым толкиенистам. Хотя, следует отметить, что данный термин уместно употреблять только в силу традиции. Фактически надо говорить о ролевиках и реконструкторах. Может, я в чем-то и ошибаюсь, но, на мой взгляд, первые – это те, кого больше интересует сама игра в борьбу добра и зла, и базой для этой игры служит как фэнтези, так и реальная история. Притом, нельзя не видеть, что «Властелину колец» в этой игре досталась совсем небольшая доля. Нынешняя фэнтези – это ведь не только Толкиен и Говард, но и сотни других авторов, чье творчество нашло своих поклонников среди ролевиков. Насчет реконструкторов можно сказать, что ими вплоть до самых мелких деталей восстанавливается жизнь прошедшей эпохи: одежда, быт, оружие, доспехи… впрочем, реконструкторы увлекаются не только Средневековьем, но и более близкими историческими эпохами. У нас в стране, например, приобрели те, кто играет в Великую Отечественную войну.

Вот здесь Д. Дудко прав – это действительно бегство от реальности, от ценностей» капиталистического общества. Рыцари, орки и эльфы помогают сотням тысяч молодых и не очень людей существовать в затхлой атмосфере купли-продажи, лицемерия и предательства, ставших в наше время нормой и даже особым достоинством. Впрочем, тех, кто уже настолько заигрался, что в них видит своих пациентов психиатрия, - считанные десятки. Подавляющее большинство таким образом просто-напросто отдыхает от учебных или пролетарских будней. Причем число поклонников такого активного отдыха от реальности неуклонно падает. Этот процесс связан с тем, что подобные игры требуют определенных усилий, творчества, работы, а так же физической тренировки (попробуйте, к примеру, летом, под палящим солнцем побегать несколько часов в кольчуге, которая весит 10-15 кг). Падает культурный уровень молодежи, она все меньше читает книг даже развлекательных жанров, не говоря уже о серьезной литературе. Молодежь сейчас все больше предпочитает компьютер. Поэтому в моде сейчас другие эльфы: компьютерные с бюстом 6-го размера и прикидом, в котором щеголяют посетители садо-мазохистских клубов. Именно они вытесняют из подростковых фантазий классических волшебных обитателей лесов, точно так же, как игровая приставка вытесняет деревянные «фишки» и самодельные луки.

К тому же в моду вошли новые неформальные движения – готы, эмо и т.д., которым нет нужды играть в героев и злодеев.

*   *   *

Ролевиков и поклонников фэнтези вообще в книгах Толкиена интересует отнюдь не вопрос геноцида «нелюди». Те, кто «мучаются» подобными вопросами, на творчество Толкиена не размениваются, а занят поиском более заземленных и «практичных» книг, вроде, «Майн кампф». Толкиенистов же в произведениях их кумира привлекает совсем иное – детально и талантливо описанный волшебный мир Средиземья. И не только он – но об этом ниже. А пока вернемся к ролевикам. Пик этого неформального движения пришелся на конец 90-х – начало 2000-х годов. Само движение максимально охватило молодежь 1975 – 1985 годов рождения.

В ролевиках, в основном, оказались дети советской интеллигенции, и не удивительно, что именно они выбрали игру в борьбу со злом, как средство для бегства от реальности.

Распад СССР был потрясением для подавляющего большинства советских граждан, но наиболее пострадали, если не считать тех, кто попал в жернова межнациональных войн и конфликтов, старые пенсионеры и интеллигенция.

Первые были поколением советских людей, переживших войну, проливавших на ней кровь, отдавших все свои силы честному труду на благо всей страны. Вторые – советская интеллигенция – были разными. Из этой прослойки вышли все известные диссиденты. Гораздо больше эта прослойка породила диссидентов «кухонных», просто недовольных советским строем. Среди этой прослойки были как «заблудившиеся правдоискатели», так и проходимцы. Но были так же рядовые учителя, врачи, инженеры, служащие, которых советская система вполне устраивала. Катастрофа начала 90-х больнее всего ударила именно по ним. Партийная и хозяйственная номенклатура «перестроилась» и перекрасилась очень быстро и дружно, перескочив в чиновничий и государственный аппарат «молодых демократий». Самые ушлые партократы сразу прыгнули в буржуи. И теперь омерзительно наблюдать, когда на очередном юбилее комсомола это кодло иуд пьяными голосами горланит песню «Комсомольцы-добровольцы» - типа свою молодость вспоминает. Впрочем, эта «лирика» к нашей теме отношения не имеет.

Более приспособленными к капиталистической действительности оказались рабочие и крестьяне. Однако прокрутим историческую хронику еще чуть-чуть назад и внимательно просмотрим 70-80-е годы прошлого века.

Будем откровенны. Советская интеллигенция отвергала «совок» не без причин, отнюдь не в силу своей, какой-то особой, сверхподлости. Для всего на свете есть экономические и социальные причины. Советская интеллигенция прогнила, но гнила она вместе со всем советским обществом.

Обещанный еще Хрущевым коммунизм запаздывал, зато расцветали коррупция, кумовство, блат. Общество было поражено пьянством и воровством. Брежневский СССР не был «землей обетованной», каковым его рисует оппортунистическая пресса и консервативные пенсионеры, ностальгирующие по временам, когда они были моложе. В это время правящая элита окончательно закрылась от народа, бесповоротно нарушив мобильность вертикальных взаимосвязей в советском обществе. Но большинство рабочих и крестьян не сильно горевали из-за потери остатков власти и возможности влиять на решения партийных верхов.

У них были свои «бонусы», например, возможность подворовывать на родном заводе или в колхозе. К этому привыкли очень быстро, и на того, кто не воровал смотрели, как на «белую ворону», за частую видя в нем главного врага. А вот большинству интеллигенции приходилось жить на одну зарплату. К слову, самое страшное проклятие в последние годы существования СССР – это пожелание: «Чтоб ты жил на одну зарплату». Здесь надо отметить, что у представителей интеллигенции она была гораздо ниже зарплаты рабочих. Крестьяне ко всему вполне официально торговали продуктами со своих огородов, а так же и украденными с колхозных полей. Они были тоже всем вполне довольны. В то же время молодой специалист со своими 120 рублями в месяц «контовался» от зарплаты до зарплаты. Этих денег не хватало. Нет, формально для жизни нужны были сущие копейки: еда, проезд, комната в общежитии – на все это 50 советских рублей в месяц с головой хватало. Но разве это все потребности молодого, культурно развитого человека? Не будем сейчас вдаваться в подробности, чего именно не хватало молодому специалисту, как тому, кто обладал потребностями мелкого буржуа, так и тому, кто сформировался по коммунистически как всесторонне развитая личность. Первому, конечно, не хватало больше, но нас больше интересуют именно вторые. Немалое число из них прошли путь от любви до ненависти к системе и обратно. Мы говорим о книгах, поэтому необходимо отметить, что при «совке» хороших книг действительно не хватало.

Разумеется, в книжных магазинах продавались не только собрания речей Брежнева и Черненко. Была классика, была техническая и познавательная литература практически по каждой области знаний. Были книги о революции и Великой Отечественной войне. Все это было доступно. Рядом с действительно великими произведениями пылились на полках «произведения» всяких графоманов, а так же пропагандистская литература, которой уже не верили (и теперь можно с уверенностью сказать, что зря). Не было только хорошей литературы для отдыха: приключения, фантастика, исторический роман и т. д. Такая литература была только для счастливых обладателей макулатуры, за 20 кг которой можно было стать обладателем томика Дюма или Пикуля… Этих, как и многих других авторов можно было купить только у перекупщиков-спекулянтов втридорога.

Конечно, все это были мелочи, и не в них, собственно, дело, а в том, что накапливаясь и накладываясь одна на другую, они вызывали недовольство системой в целом. Но, главное, - эти «мелочи» были внешними признаками смертельной, как оказалось, болезни советского строя. Поэтому и «перестройка» была встречена по началу «на ура». «Мозг нации» с увлечением принялся обсуждать «новый курс» партии и дискутировать по вопросам прошлого и настоящего. Однако, когда сначала возник всеобщий тотальный дефицит, а потом один за другим стали вспыхивать национальные конфликты из-за появившихся, словно ниоткуда, межнациональных противоречий, а затем и вовсе наступил крах и хаос 90-х, было уже не до дискуссий и подлинные цели «перестройки» обнажились во всем их ужасе и безобразии. Несколько полуголодных и нищих лет превратили большинство советской интеллигенции в бичей. Кто-то сразу сложил крылья и спился, кто-то пошел торговать на базар и начал спиваться там. Единицам «повезло» вырваться в «большие люди». А остальные начали приспосабливаться, продаваться новым хозяевам-буржуям оптом и в розницу, брать взятки, подличать, лизать задницы начальству и т.д., и по мере этого приспособления переставали быть интеллигенцией.

За таких родителей их детям, в лучшем случае, было больно и стыдно. Максимализм, свойственный юности, рождает протест против законов капиталистических джунглей, где сильный пожирает слабого, где наверх прорывается только подлейший и хитрейший. Но где  и в чем искать альтернативу всему этому? В социализме, который поливает помоями буржуазная пропаганда? Отвечая на этот вопрос, стоит вспомнить, что для молодежи тех лет, заставшей уже не социализм, а «совок», и думающей, что именно этот «совок» и есть социализм, такая альтернатива была больше негативна, чем позитивна – недостатки последних лет существования СССР были слишком очевидны и еще свежи в памяти. Окончательной блокировкой этого направления мыслей и действий для большинства молодежи явился тот факт, что практически все угнетатели и грабители, усевшиеся на шею простому народу, были КПССовскими перевертышами. В Украине – Кравчук, Кучма, Ющенко, в России – Ельцин и Путин, как и вся остальная сволочь рангом поменьше, - сплошь обладатели немалого комсомольско-партийного стажа. А постоянные вопли официальных компартий о том, что у нас де неправильный капитализм – недоразвитый, криминальный, переходной и т.д. – оставляли и продолжают оставлять надежду, что где-то есть некий правильный и некриминальный капитализм с человеческим лицом.

Вот и получается: капитализм плох, социализм – тоже, где выход? Человек слаб, и ему всегда легче убежать, чем бороться. Это всего лишь здоровый животный инстинкт. Буржуазия это поняла, потому современная капиталистическая система открывает пути для бегства на любой вкус: алкоголь и наркотики, мистицизм и религия. Развлечения и различные неформальные движения. Список можно продолжить. В этом ряду оказалась и фэнтези, и порожденный ей «толкиенизм». Причем по степени ухода от реальности последний – далеко не самый глухой и безвозвратный вариант. Более того, игры в орков и эльфов можно даже приветствовать в том плане, что это намного лучше, чем кабацкий «литроболл» или какой-нибудь «наркоин». К тому же вхождение в неформальный круг дает человеку, если и не верных друзей, и не любовь, то хороших приятелей – точно. А в наше время и это – уже не мало.

И все же данная отдушина неполноценна в том плане. Что человек соглашается на существование в повседневном ярме ради коротких часов яркой жизни в своей неформальной компании. А человек, чтобы чувствовать себя полноценно, должен жить все время, каждую минуту своего бытия.

Когда Пасиа Петров в бутафорском бою на исходе воскресенья повергнет очередного «темного лорда» (в миру Васю Иванова, студента и разносчика пиццы по совместительству), он гораздо с большим спокойствием будет воспринимать мир реальный, в который вернется уже в понедельник утром. И препод-взяточник, и хам-начальник, и хозяин-буржуй уже не будут казаться ему такими конченными сволочами. Всякая иллюзия борьбы способствует проведению в жизнь принципа: «и овцы целы, и волки сыты», т.е. и угнетенные покорны, а значит не угрожают существующей системе, и угнетатели радуются при виде такой покорности.

Еще. Что показательно, что многие неформалы в реальной жизни трусливы, как зайцы, и безответственны, словно овцы. А эти качества – одни из основных составляющих обывательской психологии. Вспомним того же «премудрого пескаря». Поэтому обывателю-интеллигенту по-своему как раз привлекательны именно толкиеновские герои.

Конан-варвар – личность простая и грубая. А вот герои Толкиена, прежде всего, Фродо – это типичный портрет интеллигента, а хоббиты – коллективный портрет обывателя.

Вновь вспомним годы написания романа.

Маленькие и слабые хоббиты. Но, несмотря на это, в фантазиях профессора Толкиена, они сыграли решающую роль в противостоянии добра и зла. Подобная логика развития сюжета призывала английских обывателей поступать, подобно сказочным хоббитам, в реальности. Т.е. идея книги в том, что даже малый и слабый способен склонить чашу весов в ту или иную сторону, если действует коллективно. В то время правильность этой идеи наглядно подтверждалась реальной жизнью.

Когда гитлеровские бомбы посыпались на английские города, даже обыватели пошли сражаться и, если даже не проявляли особого героизма, все же воевали дисциплинировано и честно.

Однако, одно дело, когда тебя призвали, дав в руки оружие, а потом генералы, лорды и короли (читай: правители и президенты) сказали, куда его направить. И совсем другое – самому сделать решающий выбор между: борьбой за лучший мир и отсиживанием в норе.

За реального обывателя такой выбор делает государство, за сказочного – маг Грендальф. Подобная постановка вопроса у Толкиена обусловлена предчувствием мировой войны, а потом и самой этой войной. К борьбе классовой, тем более к выбору, который превращает вчерашнего обывателя в профессионального революционера, эта ситуация никакого отношения не имеет.

3.

«Нечего на зеркало пенять, если рожа крива».

Впрочем, иллюзию борьбы обеспечивает не только фэнтези и ролевые игры, но и «легальный коммунизм». Именно «вожди» последнего своими бесконечными играми в политический парламентский наперсток и реальной бездеятельностью отвращают от комдвижения не только молодежь, но и большинство населения вообще. Не будем сильно углубляться в «теорию и практику» таких партий, как КПРФ, КПУ и т.д., ничего общего с коммунистической идеей не имеющих. Просто отметим, что в любом случае реальной борьбы эти, с позволения сказать, «коммунисты» дружно бегут в кусты.

Какую «борьбу» проповедуют эти «коммунисты»? – Раз в несколько лет эти «товарищи» затевают бурную возню, цель которой протаскивание в буржуазный парламент нескольких десятков «вождей» и выкупивших в предвыборных списках места капиталистов и чиновников. Прорвавшись в парламент, фракция «коммунистов» начинает приторговывать своими мандатами, становясь на сторону то одного, то другого буржуазного клана, грызущихся между собой. Рядовому активу, чтобы он не слишком скучал и засиживался, предлагается, кроме беготни во время избирательных кампаний, ритуально отмечать все красные даты советского календаря. Бывает так же, ритуально организуются митинги якобы в защиту трудящихся, которые на самом деле являются лишь выпуском пара и «дежурным номером», который надо отбыть.

Никакой систематической черновой, а потому неблагодарной работы по организации рабочего класса и других угнетенных на борьбу за лучший мир не проводится. Более того, такие «коммунисты» уже не раз предавали рабочих. Так же не редки случаи, когда совсем уж продажные шкуры предают даже таких «коммунистов». Особо показательно, что некоторые предатели идейно атакуют своих бывших «соратников» не только справа, но и слева, обвиняя их в отходе от марксизма-ленинизма и т.д. Это подтверждено массой примеров. В России – Семигин и К*. А в Украине тоже подобных случаев хватает. Но это отдельная и притом очень большая тема, которую мы разберем в следующий раз. Скажу только, что и политика «парламентского кретинизма», и скандалы с предателями и перебежчиками отсылают нас к подохшей горбачевской КПСС, чье дело по сегодняшний день живет и здравствует.

Однако для угнетенных масс комдвижение как раз и ассоциируется с такими «коммунистами», и для этого не малые усилия, надо сказать, прилагает буржуазная пропаганда, потому что капиталистам именно такое отношение к коммунистической альтернативе выгодно и удобно. Все отлично видят, как компартийное руководство ручкается с буржуазно-чиновничьим кодлом, к слову, сплошь вышедшим из КПСС. Все видят, что единственной заботой компартийного начальства является «борьба» за место у парламентской кормушки. Все видят подлинную сущность таких «коммунистов». И потому не хотят никакой борьбы за социализм под их руководством. Следовательно, продолжают мириться с капитализмом или бежать от него в какие-то виртуальные миры. Что, собственно, буржуазии и надо.

*   *   *

Среди молодежи, и в частности, среди ролевиков есть те, кто стихийно боролись и борются с буржуазной системой уже сейчас. Притом так, что коммунисты могут позавидовать. Конечно, чаще тех же толкиенистов гоняют все, кому не лень: недомерки-гопники, скины, менты, чиновники и «комерсы». Но бывает и наоборот. Притом иногда в потерпевших оказывались не только малолетние дебилы и нацисты, но и отряду «Беркута» (украинский ОМОН) как-то пришлось разбежаться в результате столкновения с «игрушечными рыцарями».

Можно долго рассуждать, почему такие люди не приходят в комдвижение. Но самым простым и в то же время правильным будет ответ, что «коммунисты» сами отталкивают решительную и способную молодежь.

Сами же неформалы, во всяком случае «старые», т.е. конца 90-х – начала 2000-х годов к левым идеям относятся нейтрально-положительно. Хотя ни в коем случае не желают «откапывать Брежнева» в избирательных урнах. А для тех, кто всю свою «борьбу» строит на этом «мартышкином труде», такие люди не нужны и опасны более, чем официальные буржуазные оппоненты.

Конечно, в самом комдвижении есть немало товарищей, для которых «лимит на революции» отнюдь не исчерпан. И надо сказать, что для революционной молодежи нет ничего зазорного в чтении романов фэнтези и активном отдыхе на природе. Особенно, если приятное соединено с «полезным», т.е. с агитацией в неформальной среде.

Когда-то мне пришлось отозваться о неформалах достаточно негативно («Молодежный вопрос», «РКП» №10, 2006 год), однако, обстановка меняется. С обнищанием значительной части населения, в том числе и молодежи,  которое происходит в результате мощнейшего глобального экономического кризиса капитализма, будет меняться и обстановка в неформальной среде. Будут расти протестные настроения, а  вместе с ними и желание уничтожить существующую систему. Не использовать эти обстоятельства – было бы очень большой ошибкой!

 

P.S. О ролевиках и их мировосприятии сказано уже достаточно много. Было бы теперь интересно послушать их самих.