Александр Герасимов, политзаключенный

Советы товарищам по агитации среди молодежи

 

Меня часто спрашивают, как вести агитацию среди молодежи, как поднять рабочих на забастовку.

Рабочие, получающие по 600$, - это рабочая аристократия в наших условиях, поэтому их в основном пока устраивает и наша сегодняшняя действительность. Массового подъема от них ждать не приходится, пока они имеют возможность вполне безбедно существовать при капитализме. Распространять газеты и, тем более, раздавать их на предприятиях, выплачивающих такую зарплату рабочим, не стоит. Агитационным материалам можно найти более полезное применение.

В первую очередь нам надо идти к самым бесправным и угнетаемым пролетариям. Но и среди них пролетарий пролетарию – рознь. Это, во-первых. А, во-вторых, стояние на проходных и экспресс-общение с проходящими мимо рабочими само по себе дает совсем мизерный эффект. Разве, что удастся привлечь к себе внимание тех рабочих, которые решили вступить в борьбу и связывают успех в ней с коммунистами, т. е. занимают активную политическую позицию. Но сколько таких рабочих? – Единицы. А уж привлечь кого-то нового и вовсе равнозначно чуду.

Недовольных нынешней ситуацией много среди разных возрастных категорий и разных слоев пролетариата. Но все же основной упор надо делать на трудовые коллективы и молодых рабочих.

Рассуждение, что надо поднимать молодежь, верно. Но ошибочно думать, что, в первую очередь откликнется студенчество. Найти наших сторонников можно везде, но каков их процент в различных социальных слоях? Если и браться за работу среди студенчества, то, по-моему, в первую очередь, среди приезжего. Но в работе с молодежью следует особое внимание обратить на ПТУ. Скорее всего, наших товарищей там нет ни среди преподавателей ни среди учащихся.

Но одновременно с газетой можно издать листовки, минимум, 3 – 4-х видов. Очень хорошо, если в них будет отражена конкретика – примеры произвола и взяточничества преподов, а так же примеры эксплуатации молодых и несовершеннолетних рабочих, т.е. произвола со стороны буржуазии. Первая листовка должна быть построена именно на такой конкретике. Вторая должна бить по эмоциям, т.е. описывать серость настоящего и беспросветность будущего, бедственное положение родителей пролетариев, теряющих здоровье ради будущего своих детей, которого на самом деле нет. В заключение листовки должен идти призыв к борьбе. В третьей листовке хорошо совершить экскурс в 1917 год, отметить, что когда-то прадеды уже завоевали лучшее будущее для всех. А в четвертой дать примеры сегодняшней борьбы, можно упомянуть и о политзаключенных как о коммунистах-революционерах.

Выпустить сразу все эти четыре вида листовок и обработать ими пару ПТУ, раздавая листовки сразу комплектом. А газеты при этом распространять только тем, кто сразу проявит интерес.

Весь вопрос в обратной связи. Лучший вариант – электронная почта, хотя дети пролетариев вряд ли имеют дома компьютер, но зато в Интернет-кафе зависают иногда…

Но главное все же – живое общение. Великим чудом будет, если с первого агитационного захода удастся вытащить несколько «самородков». Скорее всего, в смысле обратной связи результат после первого выхода к ПТУ будет нулевым. Нужно начать приходить постоянно, чтоб раззнакомиться и побудить людей к более длительному и глубокому общению.

Подобная схема агитации – всего лишь мои предположения, но основывающиеся на кое-каком личном опыте 1999 года, когда под воздействием агитации, проведенной примерно таким же способом, учащиеся Одесского ПТУ, готовившего коков и рабочих других морских специальностей, вопреки указке преподов проголосовали во втором туре за Симоненко, на которого тогда еще многие возлагали надежды. Правда, надо отметить, что протестные настроения сошли на нет, когда после окончания училища большинство «бурсаков» все же не плохо устроилось при капитализме. Второй опыт на этот счет уже относится к периоду акции «Восстань, Украина!». Обычно аполитичная молодежь в тот период реагировала на агитацию довольно-таки активно. Однако, если у стен элитных Одесских ВУЗов иногда даже случались острые стычки со студентами, то среди учащихся бурс я находил самую живую поддержку. Протестный потенциал в бурсах, да и не только в них был тогда очень высок. Кучма вызывал ненависть «и у старых, и у малых». В тот момент им было все равно под чей флаг становиться. При почти поголовной политической неграмотности, поддержки «оппозиции» вообще, к коммунистам отношение было тогда, в основном, нейтрально-положительное. Но стоит оговориться, что лишь к тем коммунистам, чей образ культивирует буржуазная пропаганда, т.е. к КПУ и Симоненко.

Конечно, от имени партии гораздо удобнее агитировать, чем от «группы граждан», представляющих только самих себя. «Имя» многих делает гораздо восприимчивее к агитации.

Но, тем не менее, намного важнее факт личного общения, как при агитации в открытой форме, когда во всеуслышание демонстрируется коммунистическая позиция, так и в режиме мягкого воздействия, когда сразу не называешься коммунистом и не открываешь все свои «карты».

Ненависть к коммунистам навязывает буржуазная пропаганда, поэтому нужно учиться разбираться в ситуации, в людях для того, чтобы выбрать правильную форму агитации. Если видишь, что открытая агитация сразу вызывает отторжение, то надо уметь постепенно завоевывать авторитет. У нас подобная работа практически не ведется, но именно так работали большевики. Многим стоит поучиться быть коммунистами не только в жизни, но и в быту, постоянно повышать уровень своей общеобразовательной и политической подготовки, ведь авторитет нельзя завоевать только словами, какими бы правильными они ни были. Подлинную революционность и коммунистичность должны подтверждать дела, причем не только в сфере политики, но и на лично-бытовом уровне.

Так же необходимо учитывать, что наивысшая результативность при агитации человека достигается в моменты его крайнего возмущения существующими порядками. Надо стремиться успеть попасть именно в моменты резкого всплеска возмущения, даже если факт произвола и несправедливости носит частный характер. Такие факты непременно надо связывать с общей несправедливостью и деструктивностью капиталистической системы.

И вот еще какой момент необходимо отметить – диалектическое совмещение работы с пролетарскими массами и работы среди левого актива., потому что в работу неминуемо вовлекаются люди с разной степенью протестной активности, разным представлением о коммунизме и задачах революционной организации. И надо признать, что до известного предела «настоящих буйных мало». В будущем такое распределение работы так же сохранится, хотя акценты неминуемо сместятся. Но сейчас работа среди левого актива очень важна, именно в связи с его разнородностью и раздробленностью.

И последнее, что мне хотелось бы посоветовать, это составление долгосрочных (на полгода – год)планов работы, в которых ставить перед собой определенный ряд выполнимых задач. Нужно это для объективной оценки проделанной работы.