Александр Герасимов, политзаключенный

«Золотой век» или деградация? / 17.01.2007

Украина отметила столетний юбилей Л.И. Брежнева. Самое интересное, что пару «незлых» слов в адрес генсека сказали и буржуазные СМИ. Ну, а центральный орган КПУ и вовсе спел оду «Дорогому Леониду Ильичу». Последнее как раз и неудивительно – КПУ является наследницей брежневской КПСС. И все предвыборные обещания КПУ строятся по формуле: «Сделаем все, как при Брежневе, только чуть лучше» Так что этими публикациями «Коммунист» лишний раз напоминает, как хорошо тогда было. Этой теме было посвящено 4 материала:

1.) «Национальный герой?» Д. Каралиса;

2.) «У нас была великая эпоха» С. Кара-Мурзы;

3.) «Золотой «застой»?» В. Колесова;

4.) «Не стреляйте в прошлое» В. Поваляева.

В принципе, я далек от мысли пригвождать к позорному столбу «застой» и лично Л.И. Брежнева. Время его правления действительно было «золотым веком», если брать материальные показатели. СССР, тогда по многим показателям почти догнал Запад, а в кое-чем и перегнал. Строилось жилье, заводы и фабрики, школы и больницы, вырастали новые районы и целые города. Советский Союз опережал весь мир в космосе, в фундаментальной науке…

Но почему же так много людей приветствовали горбачевскую «перестройку»? Чего же им не хватало? Вроде бы колбасы за 2.20 и водки за 3.80 хватало на всех? Не хватало коммунизма, а к нему дешевые колбаса и водка отношения не имеют. Впрочем, в перестройку коммунизма хотело уже меньшинство, большинству же дешевой водки было мало, хотелось, как на Западе, «мартини со льдом» и «джина с тоником».

Д. Каралис описывает негатив брежневских времен, но ниже начинает сам себе противоречить, так как сравнивает тогдашние безобразия с сегодняшними. Естественно, не в пользу последних. Другие авторы, приводя такие сравнения, и вовсе ничего плохого в той эпохе не видят. При этом они не понимают (или делают вид), что сегодняшний бардак, вырос из «перестройки», но родился в брежневское время.

Стоит отметить, что разрушительные процессы начинались не при Брежневе, при нем их уже невозможно было не замечать.

Конечно, сравнивать «тогда» и «теперь» невозможно. Но коррупция, оргпреступность, зародившаяся в то время, превращение партбонз Средней Азии, Кавказа в удельных князьков – факт. Нечистое на руку высшее руководство, не говоря уже о региональных партэлитах, – тоже факт! Фактом есть и «кухонная фронда» среди основной массы интеллигенции и утверждение рваческой психологии во всех слоях советского общества. А мы еще удивляемся пассивности трудящихся, в своей массе мелочных и злобных «обывателей», чьи жизненные принципы: «хочу, чтобы у меня все было, а мне за это ничего не было», «моя хата с краю», «не украдешь – не проживешь» и прочая «народная мудрость» того же характера, ставшая нормой именно в «застой». Также, словно грибы после дождя, плодились спекулянты, фарцовщики, «несуны», расцветал «черный рынок», который один из авторов оппортунистического «Рабочего класса» назвал «чуть ли не благом развитого социализма». Это только малая часть обнажившихся тогда проблем. В последствии со всем этим пытался бороться Андропов, но этот период был очень недолог, да и борьба была поверхностной, направленной на следствия, а не на причины негатива, ведущаяся к тому же только административными методами, когда болезни общества только загонялись в глубь.

***

Я уже говорил, что не ставлю цели поливать грязью «застойную» эпоху. Я отношусь к ней критически, а это значит – видеть не только квадратные метры нового жилья, введенные в строй производственные мощности и «космические корабли, бороздящие звездный океан», но и все, существовавшие тогда, недостатки. А они при Брежневе, непрерывно накапливались и, по сути, вели советский строй к краху.

В тоже время нельзя в этом обвинять исключительно Брежнева и его соратников. Их умысла в том, чтоб заставить СССР катиться по наклонной плоскости, не было. Тогдашнее руководство – неплохие управленцы, люди, по-своему верившие в коммунизм и отстаивавшие в свое время эту идею на фронтах Великой Отечественной войны. Их беда заключалась не только в незнании марксистско-ленинской теории, они по духу были бюрократами, а не революционными вождями. Если и можно их в чем-то обвинить, то только в том, что за исключением Андропова, они даже не пытались бороться с нарастающим разложением советской системы. Наоборот, своими действиями максимально ускоряли этот процесс («косыгинские» реформы).

Однако в одной из юбилейных статей именно все это как раз и ставится им в заслугу! Речь о материале Кара-Мурза, в котором за наслоением «умных фраз» проглядывает хорошо знакомый нам «русский патриот». Основная мысль Кара-Мурзы такая: Брежнев все правильно сделал правильно – перевел «кризис мировоззренческих оснований советского строя в режим хронического, медленного течения, а все силы бросил на конструктивную работу», т.е. производству «на гора» тонн, ватт и квадратных метров, которые впоследствии хапнула новоявленная буржуазия. Это, по мнению автора «Золотого «застоя», позволило «нам куролесить уже двадцать лет и, очень возможно, вылезти из этой ямы». Большую опасность, опять же по мнению Кара-Мурзы, представляли «знатоки подлинного Маркса», которые могли приблизить перестройку на 10 лет. Вот в этом гниющая КПСС была с Кара-Мурзой солидарна, поэтому настоящих марксистов сажали в психушки или доводили до самоубийства.

Впрочем, для современной патриотической интеллигенции, ожидающей «доброго царя», Брежнев сделал очень много, наполняя «закрома Родины» так, что возродившаяся буржуазия грабила их целое десятилетие и только после их полного разграбления, наконец, взялась за «маленького» обывателя, выпестованного и наполнившего свою мелкобуржуазную кубышку именно в застой. Этот процесс также на десятилетие затормозил формирование пролетариата и дал пищу для скудных умов, ниспровергателей марксизма разных мастей, расплодившихся в постперестроечные годы, особенно, в России.

Однако, эти вопросы далеки от темы юбилея Леонида Ильича Брежнева. Эпоха «застоя» безвозвратно ушла в прошлое. Повторить ее невозможно. А вот октябрь 1917 года, безусловно, повторится. Разумеется, эти фразы носят исключительно художественный характер. Новая революция наверняка будет иметь форму, очень отличную от Великого Октября, так что я ни в коем случае не заглядываюсь назад. Впрочем… Революция – это процесс, протекающий по своим законам, и основные его этапы будут иметь общие черты. Я именно за такой повтор.