Олег Алексеев

Кризис, о «котором так долго говорили большевики»

Кризис, о «котором так долго говорили большевики», свершился, и капиталисты оказались к нему отлично подготовлены, а те, кто называет себя коммунистами, - нет.

Сколько бы ни говорили о «возросших продажах «Капитала», «активности рабочих», «полевении молодежи» и т.п. – это все незначительные мелочи по сравнению с миллионами людей, утратившими работу, сбережения и кредитное жилье. Система прочно стоит на ногах и не шатается. Само слово «кризис» стало оправданием любых непопулярных действий, форс-мажором, вроде упавшего метеорита. Уволенные рабочие и лоханутые вкладчики спокойно утираются и расходятся по домам – «кризис»! Европейские работяги  - не исключение – кто посмелее или поумнее, захватывая предприятия и беря в заложники менеджеров, выбили себе льготы и увеличенные пособия. К власти же почти везде приходят правые партии, обещающие защитить отечественную экономику от глобального кризиса.

Кризис стал неожиданностью для кого угодно, только не для тех, кто реально правит этим миром. Из денег налогоплательщиков были созданы внушительные стабилизационные фонды, дабы поддержать своих, т.е. буржуев. А для тех, кто, возможно, будет сильно возмущаться, были приняты соответствующие законы, вроде российского «об экстремизме» или американских «антитеррористических поправок». Чтоб народ не тянуло «на лево», многократно усилили пропаганду «голодоморов», «штрафбатов» и т.п., приняли законы, приравнивающие коммунизм к фашизму и запрещающие советскую символику. Словом, от буржуазных «свобод» осталось лишь название. Законодательно ограничена «свобода слова» - например, законы об ответственности за отрицание холокоста, за призывы к свержению государственного строя и т.д. Под шумок борьбы с терроризмом ведется тотальная слежка в таких масштабах, что Солженицын бы не позавидовал. Под предлогом борьбы с «пиратством» и порнографией идет борьба за контроль над Интернетом. Провайдеры становятся внештатными сотрудниками разнообразных органов. Не надо бояться фашизма – он уже здесь!

А чем же все это время занимались коммунисты? Судя по результатам, не тем. чем надо было заниматься. Обострение противоречий в период кризиса не привело к сколько-нибудь масштабным акциям протеста не только против системы. но и против конкретных постановлений и действий правительства. Ни повышения тарифов, ни растрата кредитов МВФ на рекапитализацию банков, ни массовые увольнения не вывели людей на улицу, не привели к разочарованию в капитализме.

Сознание большинства людей порабощено штампами буржуазной пропаганды. Но, наконец, пора начать работу над ошибками. Почему мы «маємо те, що маємо»? Почему вопреки прогнозам оптимистов не только время, но и рабочие нас не ждут?

Во всех бывших республиках СССР ситуация похожая. Но, как пример для рассмотрения, возьму Украину. При власти находятся партии, защищающие интересы владельцев всевозможных синдикатов и финансово-промышленных групп. В данный момент между ними идет борьба – парламентский вариант конкуренции. (В России все проще – там 1 клан, 1 партия, 1 президент.) На Украине не так – один блок партий в оппозиции, один – при власти, все остальные не делают политической погоды. Есть партия с «коммунистическим» названием. Как и КПРФ, она парламентского типа, эксплуатирующая в качестве электората ностальгирующих по застойным временам пенсионеров, а так же дающая достойный приют представителям малого и среднего бизнеса. Основная деятельность этой партии вращается вокруг парламентской «борьбы» и ритуальных шествий, как правило, бесцельных и безрезультатных. Так же на Украине есть несколько мелких групп, издающих свою прессу весьма скромного качества и количества. Эти группы пытаются вести агитацию среди рабочих, подталкивая их к борьбе за свои права. Объединяет эти группы только одно – все они в один голос ругают КПУ, называя ее оппортунистической или буржуазной. И надо сказать, что оснований для этого предостаточно. Например, приход к власти в Молдове аналогичной партии показал, что коммунистическое в ней лишь название.

Наличие КПУ/КПРФ обусловлено объективными причинами – пока не вымрет их электорат они будут существовать именно в том виде, в котором есть. В Украине КПУ уже объединяется с другими «типа левыми партиями». Не удивительно. В 2000 году ее кандидата поддерживало 30% избирателей, а сейчас – около 5-ти! Несмотря на все ее заигрывания с церковью и мелкобуржуазным элементом.

Разнообразие мелких групп обусловлено разнообразием платформ и течений. Многие из них – осколки КПУ, пытающиеся построить «партию ленинского типа».

А теперь давайте вместе думать, как нам со всем этим прийти к социализму?

В теории все просто: Компартия, участвуя в экономической борьбе пролетариата, зарабатывает себе авторитет и ведет агитацию. Под действием последней рабочий класс осознает свое место в этом мире и свой интерес. Очередной кризис капитализма толкает работяг на решительные действия, благодаря им к власти так или иначе приходит Компартия, которая устанавливает диктатуру пролетариата. Так, например, было в России в 1917 году.

Как видим, для победы необходимы три условия:

1)      Партия, способная взять власть и пользующаяся у рабочих авторитетом;

2)      «дозревший» пролетариат – это тоже задача партии;

3)      Кризис – это условие обеспечивают сами барыги.

Сейчас в наличии только кризис. Частенько слышны причитания о том, что рабочие сейчас не те, сознание у них не то, и мозги промытые. Не думаю, что в начале прошлого века было легче. Что было тогда такого, чего нет сейчас? – Была организация профессиональных революционеров. И ведь не она одна! Были еще другие – например – эсеры. А до них – народники. И все они не стеснялись забираться в глухие деревни и устраиваться на заводы, чтобы там вживую объяснять людям, что к чему. На страницах своих изданий они вели друг с другом полемику, не поливая друг друга грязью посредством штампов барыжной пропаганды, а в научном стиле. Но это было лишь одно из многих направлений, в которых они двигались, и нам следовало бы. Нет смысла делать то, что не получается. Зато каждому можно найти дело, к которому он окажется способен.

Я, например, не слышал, чтоб сейчас коммунисты ставили свою агитацию на научную основу. По сути, их агитация мало, чем отличается от обычной рекламной компании. Не пора ли, наконец, сесть за учебники? Никогда не слышал, чтоб велась аналитическая работа, статистика. А ведь достаточно просто опросить коллег по движению, и выяснить – кто как туда попал, чтоб определить наиболее эффективные методы агитации и пропаганды. Грамотно проведенный соцопрос тоже может многое показать. Не надо стесняться применять приемы барыжных PR-технологий. Пора уже понять, что уродливые листовки и низкокачественные газеты устарели, минимум, на 100 лет. Хотя, если бы за их хранение и распространение давали бы лет по 5 срока, их бы читали в 100 раз охотнее. Барыги это прекрасно понимают.

Самые революционные марксисты мне возразят, что, мол, у них нет денег, людей и сил. А я знаю, где они есть. Они есть в КПУ. Слишком уж вы, товарищи, поспешили, обделав симонистов с ног до головы. Я, конечно, разделяю мнение, что коммунисты – либо революционеры, либо оппортунисты. Но это не причина, чтоб отказываться от сотрудничества с последними, если оно приносит пользу. Еще раз повторю – существование КПУ в таком виде, как она есть, обусловлено объективными причинами. Сотрудничество же может быть разным: от внедрения в ее ряды до прямой агитации за нее перед выборами. Например, в обмен на место в парламенте. Колоссальный материальный ресурс того стоит. И не только материальный. О существовании КПУ знают все украинцы. А вот если поспрашивать на улице, в институтах, на заводах – что такое ВКП(б), ВСР, ОМ – мало кто правильно ответит.

Межпартийные дрязги поражают своей мелочностью. Кому они выгодны? – Ответ слишком очевиден. Думаю, что людей, не способных находить варианты плодотворного сотрудничества в тех областях, где нет идеологических противоречий, или они не существенны, надо гнать поганой метлой. Они начали путать марксизм со своими личными амбициями.

Давно пора обратить внимание на дисциплину. Рекомендую начать с партийных взносов. Не заплативший их человек должен автоматически лишаться права голоса и выступления, имеющий полугодичную задолженность должен вылетать из организации. Дело не в деньгах. Важен принцип. Следующий момент – выступления на конференциях, собраниях, семинарах. Выступающим необходимо придерживаться строго регламента. Недопустимо перебивать друг друга, даже если присутствуют всего три человека. Опять-таки важен принцип.

О том, что давно бы уже пора овладеть высокими технологиями – все знают и без меня. Но до сих пор нет ни одной FM-станции, ни одного телеканала. Потому и получается, что время пришло, а ничего не готово. Такие дорогостоящие вещи можно потянуть только общими усилиями. Неужели нас ждет «Москва-93» или «Берлин-18»? Может, не стоит до этого доводить?

Можно еще много чего проделать от создания криминальных профсоюзов до создания коммун как экономической базы. Вот только кто этим заниматься будет? Ведь партия «ленинского типа» не только та, у которой самая революционная теория, но еще и та, которая занимается революционной практикой.