Олег Алексеев

Пролетарский патриотизм

«Рабочие не имеют отечества» - написано в Манифесте Коммунистической партии, и всевозможные патриоты со всякими националистами до сих пор склоняют эту фразу на все лады. Объявляют коммунистов предателями национальных интересов, безродными космополитами, Иванами, не помнящими родства и т.д. Если бы Маркс и Энгельс в свое время учли закон Мерфи: «Указание, которое может быть понято неправильно, будет понято неправильно», они бы сформулировали фразу по-другому. Любовь к месту, где ты вырос, к людям, которые тебя окружали и продолжают окружать, с которыми ты чувствуешь родство и воспринимаешь как свой народ, - чувство абсолютно естественное для любого нормального человека. Особенно, если это чувство подкреплено соответствующим воспитанием, знанием истории и гордостью за прошлые достижения соотечественников. Но, как только эти благородные чувства начинают подавляться классовыми противоречиями, все переворачивается с ног на голову. Что должен чувствовать рабочий, видя, как свои родные капиталисты, отнюдь не с еврейскими фамилиями, беззастенчиво наживаются на нем и его соотечественниках, братьях по классу, грабят его Родину, разрушая ее природу и опустошая недра? Как ему воспринимать тот факт, что его труд будет оплачен его же земляком на уровне прожиточного минимума, и этот же земляк при первом удобном случае вышвырнет его на улицу, как использованную гигиеническую прокладку? Как ему любить страну, законами которой он поставлен на грань выживания? Потому сознание рабочего, подвергающегося эксплуатации, отторгает патриотические чувства, как ложные и не нужные, и он, не задумываясь, едет в чужие края на более выгодных условиях продавать свою рабочую силу.

С капиталистами дело обстоит гораздо проще. Их барыжное сознание воспринимает весь мир, как товар. В конкурентной борьбе нет места чувствам и принципам. Разница лишь в цене – ведь продешевить – значит проиграть. Они не вспоминают о «своей нации», когда скупают недвижимость за рубежом, когда посылают соотечественников во взрывоопасные шахты, грабят военные склады, продавая за бесценок стратегические запасы, крышуют наркоторговлю и проституцию. Зато, когда иностранные компании безжалостно давят их гешефты, они начинают кричать о защите отечественного производителя, требуют льгот и дотаций. Когда их представители с телеэкранов вещают о необходимости иностранных инвестиций, они умалчивают о приобретенных Ахметовым мексиканских шахтах, польских и чешских заводах «Приват». Для них для всех от лавочника до олигарха Родина ценна только тем, что здесь у них капиталовложения. Все остальное, и мы, кстати, тоже, для них - товар – не более того. Такова их барыжная суть.

Совсем иную картину представляет рабочий, осознающий свое место в этом мире, понимающий, что облегчить свою долю сможет лишь сам народ, скинув со своей шеи барыг-кровопийц. Природу родного края сможет защитить лишь планомерное ведение хозяйства, что возможно только после перехода к более прогрессивному общественному устройству. Так же и с независимостью – ее можно достичь только после установления нового экономического уклада. Знание о том, как этого достичь, могут дать только подлинные революционные коммунисты. Именно они вместе с сознательными рабочими, борясь за этот переход, и являются подлинными патриотами своей страны, которую воспринимают, как общий дом всех народов, в котором жить детям и внукам трудящихся.

Вторая мировая война ясно показала, что именно «безродные космополиты» умеют грудью защищать свою Родину до последней капли крови, а так называемые националисты не только приваживают на территорию своей родины иностранных захватчиков, но и сами уничтожают «свою нацию» направо и налево. Европейские барыги вместе со своими наемниками и шумной патриотической риторикой были не в состоянии защитить свои народы от бронированных легионов Гитлера. А нищие и голодные корейские и вьетнамские крестьяне оказались способны победить хваленных американских морпехов. И это неудивительно ведь подлинный патриотизм может быть только пролетарским.