Личный враг фюрера (на смерть Юрия Шутова)

 Бывают в жизни ситуации и люди, которые крепко объединяют людей, отнюдь не являющихся единомышленниками. Таким человеком был Юрий Титович Шутов. Такой была его жизнь в постсоветский период. Такой стала его смерть.

Мы не были с ним единомышленниками, но считали друг друга товарищами, друзьями. Для меня, как и для многих других, он был просто Титыч. Он был сложным и противоречивым человеком, и я не собираюсь судить о его грехах истинных или, тем более, приписанных – у меня своих хватает. Но я твёрдо знаю, что он не обирал стариков, не отнимал у детей, не грабил простых людей, то есть он не строил своё благополучие на людском горе, прикрывая жажду наживы красивыми фразами о демократии, народовластии, выбором цивилизованного пути развития. А другие, в том числе облечённые мандатами и высокими должностями, называющие себя государственными деятелями, именно так поступали и поступают.

Титыч, будучи не просто свидетелем этого процесса, а как бы встроенным элементом внутрь этой системы, работая помощником первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, увидев это мародёрство возмутился и прямо и просто высказался о том, что это непорядочно. Задолго до того, как появился термин «партия жуликов и воров» он описал картину идущего процесса понятнее и красочнее в литературном сериале «Ворьё».

Власть и до этого получала обвинения в нечистоплотности и неуёмной страсти к наживе, но то было от идейных противников капитализма – коммунистов да «совков». А тут от своих услышать такое … Титыч был страшен системе именно тем, что он был первым, выступившим против творящихся гнусностей из своих рядов. Со знанием всей подноготной, с талантливым изложением и разоблачением этих мерзостей в серии книг. Дал убийственную характеристику не только самому отцу российской демократии в клетчатом пиджаке, но и его птенцам: «Признавая власть, как источник права, они культивировали политику без этики, гласность без честности, суд без справедливости, строй без заботы о человеке, требуя себе диктаторства…чтобы бесконтрольно разрушать…». Птенцы, оперившись, объявили Шутова личным врагом ….. демократии.

Надо прямо сказать, что труд Титыча – и литературный, и политический – был оценён народом. Люди, зная обо всех страшных обвинениях, выдвинутых против него, зная личную неприязнь к Шутову власть имущих, всё равно с редким единодушием избирают узника «Крестов» своим народным представителем в питерский ЗАКС. Тем самым народ ясно показал – на чьей стороне не какая-то юридическая, а народная правда, независящая от решения судов, чиновников в мантиях и во властных кабинетах.

С Шутовым расправились. Расправились жестоко. Он не умер – он погиб в продолжавшейся битве. Но погиб несломленный, с верой в честных людей, идеалом которых была для него мама – участница войны, капитан СМЕРШ.

Я довольно часто вспоминал Титыча, когда мне бывало особо тяжко. Думал, что ему-то гораздо тяжелее. Он помогал – и впредь будет помогать – многим борющимся порядочным людям. Уверен, что его книги непременно пригодятся в качестве доказательной базы на неизбежном в будущем народном суде над разного рода ворьём, прихватизаторами, демокрадами и прочей сволочью.

Спи спокойно, Титыч! Ты не зря боролся!

В.А. Тюлькин, Первый секретарь ЦК РКРП