Две тысячи лет назад в мире произошли события, которые до сих пор переживаются человечеством как чудовищная несправедливость. С точки зрения атеиста, суть в том, что был жестоко наказан человек, который сплотил вокруг себя народные массы и в котором власть увидела угрозу себе. Звали его Иисус Христос. Этот конфликт типичен, он повторялся потом тысячи раз. Но тот случай стал основой одной из самых мощных религий человечества. И с большой долей уверенности можно сказать, что главным импульсом, объединяющим ее сторонников, является многократно переживаемое чувство несправедливости.

Я утверждаю, что в настоящий момент та же несправедливость проявляется к узникам т.н. «болотного дела». Процесс этот начался неделю назад в Московском городском суде. Какие события привели к нему?

6 мая 2012 года, за сутки до инаугурации президента, москвичи, ставшие свидетелями многочисленных подтасовок на выборах, вышли на согласованную с властями акцию. Их было около пятидесяти тысяч, но ими двигало чувство несправедливости, которое владело сотнями тысяч москвичей.

Есть несколько версий того, что произошло на Болотной площади. Власть, увидевшая угрозу для себя, называет это массовыми беспорядками. А для участников массовых беспорядков в УК РФ есть статья, предполагающая наказание в виде лишения свободы от 5 до 10 лет.

Что было на самом деле? Заявка была подана на 5 тысяч человек. Понимая, что может прийти и больше, организаторы согласовали с властями схему, по которой люди могли занимать не только саму Болотную площадь, но и прилегающий к ней сквер, как это было на предыдущем крупном митинге 4 февраля. Тогда трудностей с прохождением колонны к месту проведения митинга не возникло бы, даже если бы пришло несколько десятков тысяч. Однако все произошло с точностью до наоборот. На акцию собралось около 50 тысяч, но, по решению властей, вместо облегчения прохода неожиданно возникшей большой массы демонстрантов блюстители порядка, испугавшись, что участники шествия не остановятся на Болотной, а пойдут на Большой Каменный мост и дальше, на Красную площадь, перестраховались и решили остановить людей «на дальних подступах».

Проход на Болотную площадь, сквер и улицу Серафимовича, по которым демонстранты тоже могли подойти к месту митинга, — все было перекрыто. Организаторы не были поставлены об этом в известность. В такой ситуации контролировать поведение масс людей, попавших в нестандартную ситуацию, они практически не могли.

Среди участников акции были очень разные люди. Например, были замечены люди в масках, которые бросали камни и куски асфальта в сторону полицейских (заранее приготовленные кучки камней и раздробленного асфальта почему-то оказались не замеченными блюстителями порядка). Ни один из провокаторов задержан не был.

Некоторая часть демонстрантов (около 50 человек) решила сесть на асфальт. Это была «сидячая забастовка», носившая исключительно мирный характер.

Многочисленная колонна, дойдя до полицейской цепочки, должна была резко, под острым углом повернуть направо. Но чуда не произошло: толпа уперлась в полицейских, и, естественно, под нажимом большого количества людей цепь прорвалась. Это было неизбежно, и прорыв был быстро ликвидирован полицейскими.

ОМОН получил право на задержания. Произвольно выхватывали людей из толпы. Было схвачено около 700 человек. Ночь они провели в отделениях полиции. Утром абсолютное большинство задержанных отпустили, но затем Следственный комитет возбудил уголовное дело «по признакам массовых беспорядков». Была создана следственная группа, в которую вошло около 100 человек. Изучая съемки с места событий, они определили основных виновников «массовых беспорядков».

Один из обвиняемых заключил сделку со следствием. Суд над ним прошел в закрытом упрощенном режиме, и он получил 4 года колонии.

В результате многомесячной работы следственной группы, просмотра видеоматериалов были отобраны 13 человек, которые в настоящий момент обвиняются: 12 человек по «болотному делу», дело Михаила Косенко выделено в отдельное производство, 10 человек содержатся под стражей, двое — под домашним арестом.

Я утверждаю, что все эти люди взяты совершенно произвольно. Задача власти — создать прецедент осуждения людей по массовым беспорядкам на большие сроки, напугав таким образом всех остальных.

Большинство из арестованных — молодые люди: студенты, журналисты, научные работники, менеджеры или рабочие. В чем их обвиняют?

Владимир Акименков обвиняется в том, что бросил в сторону полицейского древко от флага. По этому эпизоду есть свидетель, но нет потерпевшего. То есть попал он в кого-то этим древком или нет, неизвестно.

Андрей Барабанов обвиняется в причинении «насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти» на основании видео, где похожий на него человек бьет ногой по бронежилету омоновца.

Ярослав Белоусов обвиняется в том, что пытался прорвать оцепление. Этот факт доказывается видеозаписью, на которой Ярослав кричит омоновцам «фашисты», а также бросает в толпу неопознанный желтый предмет, похожий на лимон.

Илья Гущин обвиняется в том, что хватал полицейского за одежду, препятствуя задержанию другого участника митинга.

Леонид Ковязин был задержан на основании ролика из YouTube, где видно, как он прикасается к кабине перевернутого биотуалета.

Денис Луцкевич обвиняется в том, что сорвал с омоновца шлем и кидал куски асфальта. На видеозаписи задержания Луцкевича видно, что все омоновцы в шлемах. При задержании Луцкевич был сильно избит и госпитализирован в институт Склифосовского.

Алексей Полихович обвиняется в том, что «вырывал из рук сотрудников полиции задержанных».

Артем Савелов обвиняется в том, что мешал сотрудникам полиции, кричал «долой полицейское государство», хватал сотрудника полиции и пытался втянуть его в «агрессивную толпу людей».

Степан Зимин, по версии следствия, «не менее трех раз бросил куски асфальта в направлении представителей власти, один раз его бросок достиг цели, была задета кисть правой руки сотрудника ОМОН».

Сергей Кривов обвиняется в том, что отобрал у полицейского дубинку и передал ее некоему молодому человеку, попытавшемуся ударить полицейского.

Михаил Косенко обвиняется в том, что нанес два удара по сотруднику ОМОНа. Но предполагаемый потерпевший его не опознал — более того, сказал, что вне зависимости от того, он это или нет, не хочет, чтобы Косенко сидел в тюрьме.

И вот за такое эти люди уже отсидели целый год.

А теперь посмотрите, как идет суд.

Их поднимают каждый день в 6 утра. Часами в переполненном автозаке без вентиляции везут в суд. В суде до процесса они сидят в т.н. «сборке». Что поразительно, «сборка» в Мосгорсуде — новом просторном здании — очень маленьких размеров, и находиться в ней — это находиться в пыточных условиях, там очень тесно и душно. Транспортировка в автозаке и содержание в «сборке» составляют около 6 часов.

Около 12 часов дня начинается процесс. Примерно с 12 до 18–19 часов 10 человек содержатся в т.н. «аквариуме» — стеклянной клетке площадью около 8 квадратных метров, вентиляция там только естественная — несколько щелей в крыше и несколько очень узких боковых щелей. Те, кто сидит в первом ряду, сидят на скамейке без спинки все время суда. В «аквариуме» душно и тесно.

Разговаривать с узниками можно только через узкие боковые щели. Адвокаты стоят к этим щелям в очереди и, разумеется, не успевают поговорить с подзащитными. Кроме того, конвойные препятствуют их общению, а также слушают все их переговоры. Так нарушается право обвиняемых на защиту.

В силу разных обстоятельств подсудимые часто остаются без завтрака и ужина, а в обед часто лишены горячего питания. После окончания заседания подсудимые снова проходят через многочасовые «сборку» и конвоирование, приезжают в СИЗО поздно ночью. В результате они неделями лишены возможности принять душ.

То, что это дело должно быть прекращено, а люди отпущены, ясно любому человеку, знакомому с нормами права. Ясно и то, что это задача не одного месяца, и решиться она может только под давлением общества — выходом на улицы многих тысяч людей. На последние два митинга, 6 мая и 12 июня, выходило не более 15 тысяч человек, это очень мало. Задача более краткосрочная — добиваться изменения для них меры пресечения, освобождения узников из-под стражи на время суда.

Я хочу посоветоваться с вами — с теми людьми, которые понимают, что необходимо как можно шире распространить в обществе информацию об узниках Болотной. Помогайте правозащитникам, обращайтесь к нам, в движение «За права человека». Многое уже делается: «Комитет 6 мая» помогает родственникам узников, организует акции в их защиту; «Круглый стол 12 декабря», «Комитет 6 мая» и РПР-ПАРНАС подготовили доклад о том, что было 6 мая на самом деле. Продолжается активность в нескольких группах в социальных сетях. Но всего этого может быть недостаточно. Мы должны и дальше доказывать надуманность обвинений и оказывать общественное давление на власть. Бросать на произвол судьбы этих вырванных из толпы обычных людей у нас нет морального права.

материал: Лев Пономарев
газетная рубрика: СВОБОДНАЯ ТЕМА