ЗАВОЛЮ события

Дело Квачкова-Киселева: осуждены за ненависть к путинскому режиму

Сегодня, 08 февраля, Московский городской суд вынес приговор по делу «стариков-мятежников».

Военный полковник Владимир Квачков, несколько лет назад дважды оправданный судом присяжных по обвинению в покушении на Чубайса, осужден к 13 годам лишения свободы. Бывший сотрудник милиции Александр Киселев, два с половиной года назад взятый под стражу за хранение патронов в своей квартире, осужден к 11 годам лишения свободы.

Пожалуй, никогда еще Мосгорсуд, давно являющийся подстилкой путинского режима, не выносил таких беспрецедентных по своей липовости приговоров.

Молодые оппозиционные активисты, можно сказать, усмехались, когда 64-летнему Квачкову были предъявлены обвинения в подготовке вооруженного мятежа. Причем, по версии обвинения, в роли захватчиков Кремля должен был выступать десяток пенсионеров из руководимого Квачковым «Народного ополчения имени Минина и Пожарского».

Часть судебных заседаний по делу Квачкова-Киселева, была открыта для публики. Поэтому, доподлинно известно, что власть попросту расправилась с полковником, который любим многими гражданами даже за приписанную ему попытку убрать ненавистного реформатора и прихватизатора Чубайса.

Киселев оказался «подельником» Квачкова, не будучи вообще знакомым с ним. Он, 62-летний житель Санкт-Петербурга, член Российской Коммунистической Рабочей Партии, был далек от национал-патриота Владимира Квачкова не только территориально, но и идейно. Однако, когда следователи предложили Киселеву оговорить «мятежного» полковника, Киселев категорически отказался это сделать. Так, петербургский коммунист вместо пары лет за патроны, получил огромный срок лишения свободы – но не унизил ни свои убеждения, ни свое достоинство.

В судебном слушании были заслушаны многочисленные свидетели защиты, категорически отрицавшие подготовку восстания со стороны НОМП и указывающие на отсутствие реальной возможности осуществить восстание имеющимися у организации силами.

Изумляет, что Мосгорсуд не постеснялся включить в текст приговора сумму, на которую должен быть подготовлен мятеж: 50 тысяч… рублей!

Доказательствами в этом уголовном деле являются, в абсолютном большинстве своем, показания так называемых «засекреченных свидетелей», очередного судобного изобретения власти для борьбы с инакомыслящими в буржуйской эРэФии. Эти свидетели давали свои показания в суде – спрятанные в каких-то закоулках Мосгора, в зале заседаний был слышен только их голос. Таких свидетелей опера с Петровки могут за день наловить по Москве, ну, пару десятков, не меньше.

Другими доказательствами «виновности» Квачкова стали изъятые по месту его проживания документы и печатные материалы. Эти бумаги не были признаны носителями пропаганды «экстремизма» или «терроризма». Просто, как считают обвинение и суд – эти материалы выдавали мысли Квачкова о ненависти к правящему слою современной России. Впрочем, этих мыслей полковник Квачков никогда и не скрывал, в том числе и в этом мосгоровском процессе «охоты на ведьм».

Л.Романова