Уважаемая редакция газеты “Мысль”!
Уважаемые друзья, товарищи Анатолия Викторовича!

Получила “Мысль”, одновременно с письмом одного из моих товарищей, с известием о смерти Анатолия Викторовича. Очень трудно начать обращение к вам. Нет высокого слога, слов соболезнований. Хочу передать то, что почувствовала, что творится в душе после того, как узнала об этом.
Ведь для меня и Нади Ракс этот человек был не просто товарищ по борьбе, достойный коммунист, революционер. Каждая наша встреча в СИЗО – это был глоток свободы; встреча в судебном процессе – призыв держаться.
Впервые после ареста увидела Анатолия Викторовича в качестве защитника Нади Ракс. Я доподлинно знаю, что верно каждое слово в “Мысли” о достоинствах этого человека. Не из обсуждений идейных моментов, не из общения родилось это знание, т.к. львиная доля общения сводилась к определению нашей тактики в течение следствия и суда. Это знание идет от поступков, поведения Анатолия Викторовича, нашей общей выдержки того чудовищного напряжения, которое много лет было инспирировано со стороны ФСБ вокруг нас, нашего дела.
Я никогда не смогу увидеть Анатолия Викторовича в других условиях, на свободе. Как многого не будет – настоящего, не урывками, разговора о том, что накопилось внутри; работы бок о бок в КЗП по защите тех, кто находится в заключении; общего продолжения Пути к революции. Думаю об этом – до слез, ведь до дня освобождения осталось мне совсем чуть-чуть. Не могу поверить до сих пор, что это “немного” – неизмеримая пропасть.
Продолжается путь, и борьба продолжается. Как на свободе, так и в условиях заключения – революционеры по одну сторону баррикад.
Думаю, что выразила мысли и чувства и Нади Ракс, и Ольги Невской.
Крепко жму руки всем вам!
До скорой встречи!
С уважением. Лариса РОМАНОВА
30.05.05.

В начало