Из письма Надежды Ракс к Н.О.Глаголевой

Мама уезжала (из колонии, после свидания - ред.), спрашивает: «Что сказать?» А что скажешь. Я в шоке. После смерти моего дедушки это страшный удар, боль, какая-то безысходность... Я не верю, не хочу, не могу поверить в то, что случилось. Такой человек, как Анатолий Викторович, не может умереть. Как бы тяжело ни было, он всегда в центре всех событий, всегда на посту. Днем как-то дела немного отвлекают, а к ночи он стоит у меня перед глазами, вспоминаю каждую деталь наших встречи и реву в подушку.
Впервые я увидела Анатолия Викторовича в Обнинске во время предвыборной кампании в Думу, когда мы шли блоком «Коммунисты - Трудовая Россия - За Советский Союз». Я смотрела на него и стеснялась подойти, а потом там нас познакомил наш калужский I секретарь Новиков. А потом уже в Комитете видела его. Мне казалось, что Анатолий Викторович очень суровый человек. Он и был суров с противниками, а с друзьями - понимающий, заботливый, терпеливый. Жаль, что на свободе мы мало общались.
Потом он пришел ко мне в изолятор на свидание, и я смогла пожать ему руку. В течение нескольких лет он постоянно был со мной. И я чувствовала себя в относительной безопасности, потому что знала, что Анатолий Викторович рядом, что он всегда защитит. Я ведь ничего не знала о его болезни. Он никогда об этом не говорил. Только потом уже предупреждал, что некоторое время не придет, т.к. ложится в госпиталь.
Анатолий Викторович был для меня как отец. С таким теплом он ко мне относился, так переживал за каждую мелочь. Причем он всегда прямо говорил людям то, что он думает. И следователю, и судье...
А как он любил своих родных! Очень переживал, что не может подолгу быть дома, уделять достаточно времени жене, дочерям. Но он говорил: «Меня ждут люди - столько работы, а дома поймут».
Наталья Олеговна, а сколько мы с ним мечтали о том, как я выйду, как он меня встретит. Все в деталях обговаривали. Я и здесь часто думала о том, как я выйду за ворота, как приедет Анатолий Викторович...
Последний раз я видела его в суде перед ноябрьскими праздниками в 2003 году. Я так соскучилась. Очень надеялась, что он все же сможет приехать ко мне сюда. Столько всего хотелось обсудить, рассказать о том, что было, да и просто увидеть.
Так тяжело все это писать. Но родным его, конечно, тяжелее всего. Передайте им, пожалуйста, Наталья Олеговна, мои соболезнования, и пусть знают, что их муж и папочка был самым лучшим человеком и что он всегда с нами. Так хочется хоть чуточку быть похожей на него. Я так мечтала, что смогу после освобождения работать с ним, что он многому научит меня. Он и так делился всегда своим опытом, своими мыслями, сомнениями и планами на будущее, советовался в каких-то вопросах. А мне казалось, что он знает все на свете, что же он интересуется мнением какой-то девчонки.
А с каким уважением относились к нему ребята-комсомольцы из разных городов. Они писали в письмах мне сюда, что Анатолий Викторович выбрал правильную линию, что надо делать именно так, как он советует.
Какое счастье, что я была с ним знакома! И знаете, Наталья Олеговна, для меня он больше просто свой, родной, близкий человек. Видимо потому, что на воле у него, может быть, и не было времени столько со мной общаться, а в изоляторе, когда он приходил ко мне, мы говорили обо всем. А как он переживал за Ларису, за Сашу, за маленькую Надюху, за Ольгу! Надюшке вкусненькое приносил. Его интересовало и беспокоило буквально все. И меньше всего он думал о себе. Он жил интересами других людей и всего себя отдавал без остатка.
В фильме «Офицеры» говорили: «Есть такая профессия - Родину защищать». Вот такая профессия была у Анатолия Викторовича.
Да Вы и сами все знаете, Наталия Олеговна. Просто хочется хоть немного выговориться. А память о нем - это наша жизнь, наши дела, чтобы он мог гордиться теми, кто продолжит его дело. На таких людях, как Анатолий Викторович, держится наша страна. О таких людях говорят: великий Человек. Пусть земля ему будет пухом. А боль утраты никогда не пройдет. Я все равно не верю в то, что случилось. Он есть, он живой, он придет ко мне. Я все равно буду ждать, потому что не верю.
Наталья Олеговна, дорогая моя, держитесь, берегите себя и низкий поклон от меня всем товарищам! Я всегда с вами.
Обнимаю Вас. НАДЯ
24.05.05

В начало