Игорь Федорович

Игорь Всеволодович Федорович родился 9 февраля 1981 года. Еще в школьные годы он проявлял удивительные способности к различным областям химии, физики и техники. Окончив школу, Игорь поступил в Московскую Академию Тонких Химических Технологий, где параллельно с учебой занимался научной работой. Игорь - не только талантливый химик, что стало его основной профессией (он стал одним из самых талантливых студентов своего курса, на олимпиаде по химии в Московской Академии Тонких Химических Технологий занял второе место). Он также прекрасно разбирается в радиоэлектронике, компьютерной технике, интернет-технологиях, увлекается спелеологией и диггерством. В июне 2002 года после окончания 4-х курсов МАТХТ защитил диплом на степень бакалавра, т. е. диплом о высшем образовании. Ему оставалось еще два года учебы до степени магистра, после которой собирался в аспирантуру, но учеба оборвалась 5 февраля 2003 года...

Еще в школьном возрасте Игорь понял всю разрушительность политики, навязанной стране с 1991 года. В 1999 году он с группой товарищей решил создать свою организацию для борьбы с режимом. Как и следовало ожидать, ни с кем не связанная группа из десятка человек не смогла принести какого-либо ощутимого вреда режиму и через два года распалась, товарищи сочли дальнейшую борьбу бесперспективной, а Игорь решил пойти другим путем (как сказал Ленин, поняв, что добиться поставленной цели может не группа, а мощная организация). Он решил вступить в серьезную организацию. 2 ноября 2001 года Игорь пришел на концерт, организованный газетой "Дуэль". Там познакомился с членами Авангарда Красной молодежи и решил вступить в АКМ.

Став членом АКМ, Игорь активно участвовал в деятельности организации, если позволяла учеба, не пропускал ни одного митинга или пикета, несмотря даже на самые лютые морозы. Его заслуги перед организацией были отмечены всеми, и на годовом собрании Московского Батальона АКМ в январе 2003 года он был избран членом Штаба Московского Батальона.

Громом среди ясного неба стал для нас поток сообщений в СМИ о задержании Игоря. Ночью 5 февраля 2003 года он был задержан на Раушской набережной рядом с Устьинским мостом - почти в самом центре Москвы с самодельным взрывным устройством в руках. На следующий день все СМИ трубили о задержании "члена террористической группировки, в которую входят 500 зарегистрированных боевиков" и рассказывали страшные сказки про Авангард Красной Молодежи. Из всего потока идиотских домыслов журналистов правдой был лишь тот факт, что Игорь Федорович действительно находился в ночь с 4 на 5 февраля на Раушской набережной со взрывным устройством в руках. Вот что он об этом писал сам:

"Что же произошло на самом деле? Учитывая, что я уже осужден и скрывать то, что известно ментам, бессмысленно, можно изложить более или менее полную картину. Начну с того, что уже в общем известно. В ночь с 4 на 5 февраля 2003 года меня задержали у входа на замоскворецкую сторону Б. Устьинского моста. Задержание проводили опера, знавшие меня в лицо уже не менее 2-х лет. Сначала им удалось уложить меня лицом в снег в стороне (метрах в 10) от взрывного утройства. Однако, поняв, что с бомбой им самим не справиться, менты сняли с меня наручники и подвели к бомбе. Воспользовавшись этим, я под предлогом попытки обезвреживания бомбы взял ее в руки и тут же потребовал удалиться всех на 100 метров под угрозой самоподрыва. Затем я стал обсуждать с ментами условия своей сдачи. Основные требования - неприменение статьи "терроризм", допрос в присутствии защиты, применение подписки о невыезде на период следствия (ясно, что всего бы менты никогда не выполнили, но, чтобы получить хоть что-то, надо просить гораздо больше!). Переговоры со мной продолжались около 2,5 часов. Ментам пришлось принять хотя бы на словах мои условия, ибо они поняли, что взять меня живым невозможно - все 2,5 часа я держал палец на кнопке немедленного взрыва. В процессе переговоров менты явно хотели заполучить бомбу в целом виде, даже соглашаясь на протокол добровольной выдачи (в этом случае я вообще юридически освобождался от уголовной ответственности!). Однако, я изначально решил ни при каких условиях не отдавать ментам целое взрывное устройство, т. к. его конструкция представляла революционную тайну, раскрытие которой могло очень пагубно сказаться на дольнейшем следствии. (В итоге я оказался прав, когда менты так и не смогли установить конструкцию бомбы, взорванной у них на глазах, и как-либо привязать из-за этого ко мне другие взрывы). Понимая это, а также учитывая, что я стоял неподвижно на морозе в -27 С, и через 2 часа перестал чувствовать кнопку, я решил сдаться, уничтожив взрывное устройство. Я переставил таймер на 5 минут вперед, выждал когда пройдет 2-3 минуты, положил бомбу на парапет набережной и пошел сдаваться. Возможно, кто-нибудь из начинающих горячих голов скажет, что надо было не сдаваться. Но в той ситуации самоподрыв ничего не изменил бы, не дал бы никакой пользы для революции."

После задержания Игоря доставили в отделение милиции, где с часу ночи до семи утра зверски пытали - надевали на голову пакет. От удушья он несколько раз терял сознание. Его били руками, ногами и нашедшимися в отделении предметами, вплоть до резиновой грелки, доведя его до такого состояния, что медкомиссия Бутырской тюрьмы сначала отказывалась его принимать. От него требовали признать попытку совершения террористического акта, взять на себя нераскрытые взрывы в Москве и дать показания, что якобы АКМ является террористической организацией и взрывами в Москве руководил Сергей Удальцов. Однако Игорь героически вынес все пытки и не стал оговаривать товарищей.

В результате опера остались только с тем, с чем его и задержали - незаконным хранением и ношением оружия - статьей 222 (ч.1). Статью 205 ("терроризм") повесить на него не удалось. Все попытки следствия пришить статьи 222 (ч.2) - незаконное хранение и ношение оружия - неоднократное, 223 (ч.1) - изготовление оружия и взрывчатых веществ, и 223 (ч.2) - неоднократное - закончились полным провалом. Поскольку 222 (ч.1) - не тяжкая статья, предусматривает от двух до четырех лет лишения свободы или условно, причем максимальный срок дают все же не за одну самодельную бомбу, органы власти решили упрятать его на долгий срок за решетку другим способом - признав невменяемым.

Дело в том, что человек, приговоренный к определенному сроку лишения свободы, отбывает именно этот или меньший (если попадет под условно-досрочное освобождение или амнистию) срок. А человек, признанный невменяемым, находится в психиатрической больнице до тех пор, пока врачебная комиссия не признает его излечившимся. То есть, до тех пор, пока власть сочтет нужным его там держать. Время не ограничено.

26 сентября 2003 года суд постановил направить Игоря Федоровича "на лечение" в психиатрическую больницу. В ноябре 2003 он был отправлен в психбольницу №5 под Чеховым. В апреле 2004 Игоря перевели в отделение с самым жестким в больнице режимом без права переписки. Сейчас доступ к нему имеют только родители. Сколько еще времени Игорь проведет в психушке неизвестно.

Исключительно талантливый студент, который мог бы стать вторым Менделеевым, истинный патриот своей Родины, мечтавший в будущем создать супероружие, с которым не сравнится никакое вооружение других стран, прекрасный бескорыстный человек, настоящий друг и товарищ, всегда готовый придти на помощь в трудную минуту Игорь Федорович томится в психушке вместе с бандитами и убийцами.

Сколько хорошего он мог бы сделать за это время для страны! Но мы знаем, что когда Игорь выйдет на свободу, он продолжит все свои начинания. Такого человека сломать невозможно.

В начало