Игорь Данилов

(биографическая справка)

    Данилов Игорь Владимирович родился 11 сентября 1967 года в г. Бирске Республики Башкортостан РФ. Русский, гражданин РФ. Образование среднее.   Профессиональный революционер. Холост, проживает в г. Бирск.

На родине в Бирске Данилов работал почтальоном. Он всегда отличался леворадикальными взглядами и необыкновенной смелостью. В период гражданской войны в Приднестровье направился туда добровольцем, участвовал в боевых действиях, был дважды ранен. Воевал   добровольцем и в Абхазии. Вернувшись в Бирск, вступил в КПРФ, которую, однако, резко критиковал за оппортунизм, и НБП, которая импонировала ему своими радикальными действиями (других партий, кроме КПРФ и НБП, в Бирске не было). Когда стала выходить газета “Совет рабочих депутатов” под редакцией Губкина, Данилов  сразу стал ее подписчиком и корреспондентом, горячим сторонником пропагандировавшихся в ней идей. Весной 2001 г. он приехал в Москву, пришел на пикет, организованный редакцией “СРД” и Комитетом защиты политзаключенных (большевистским) и сказал, что будет работать в этих организациях. Московским товарищам он представился тогда просто как “Артем”, и все привыкли называть его этим именем прежде, чем узнали, что по-настоящему его зовут Игорь Данилов. В течение 2001-2002 гг. Артем уже идентифицировал себя только со сторонниками “СРД”, поэтому попытки “Лимонки” записать его в нацболы не соответствуют действительности.

  Отличительными чертами Артема всегда были редкая скромность, доброжелательность и уникальный аскетизм. В 2001 г. он умудрялся существовать в Москве на 50-70 рублей в неделю, мог месяцами питаться одной картошкой и макаронами. Между тем особо крепким здоровьем он не блистал, товарищи даже подозревали, что у него туберкулез. Но в его хрупком теле живет могучий дух, что и было доказано в период следствия и суда в Одессе.

  Игоря арестовали в Николаеве на конспиративной квартире 13 декабря 2002 г. Его пытали с особой жестокостью: подвешивали на дыбе за скованные за спиной руки, пропускали через наручники электрический ток, загоняли иголки под ногти (полтора года спустя он с трудом может держать карандаш - так изуродованы руки). Игоря душили в противогазе, били с размаху головой об стену (в результате разбили голову), прыгали на него - раздавили грудную клетку и сломали семь ребер, причем один из обломков проткнул легкое. Наконец, его оставили раздетым и прикованным к железной койке в неотапливаемом помещении на несколько суток. Несколько дней он едва мог дышать и харкал кровью. В результате пыток он пытался покончить с собой путем вскрытия  сонной артерии. Данилов героически вынес все пытки, не дав показаний на товарищей. (Телесные повреждения, полученные им вследствие пыток, зафиксированы документально). Игорь держался с исключительным мужеством, он никого не выдал, не дал никаких показаний. “Молчит как партизан!” - сказал про него адвокат.

  После перенесенных в застенках Николаева страданий Игорь три месяца был тяжело болен (воспаление легких, гнойный плеврит, абсцесс в легком), причем тюремная санчасть не обеспечивала его необходимыми антибиотиками, а когда товарищи с воли смогли наконец их передать - до больного они так и не дошли. До середины марта 2004 г. товарищи очень опасались за жизнь Данилова.

Согласно обвинительному заключению, ему вменялось совершение следующих деяний:

- распространение материалов с призывами к совершению умышленных действий в целях насильственного изменения, свержения конституционного строя и к захвату государственной власти, повторно, организованной группой, с использованием средств массовой информации; 

- участия в банде и совершенных ею нападениях на предприятия, учреждения, организации и на отдельных лиц;  

- посягательство на жизнь работников правоохранительных органов;

- контрабанда, то есть незаконное перемещение оружия и боеприпасов, совершенная по предварительному сговору группой лиц;

- ношение, хранение, приобретение и передача огнестрельного оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств без предусмотренного законом разрешения;

- и другие.

В течение всего следствия и суда Данилов продолжал служить для товарищей примером мужества и благородства. Его выступление во время допроса обвиняемых в суде 9-11 января 2004 г. было образцом  бесстрашия. Он не отрицал своего участия в эксах (при этом не сообщая никакой конкретики, чтобы не вредить товарищам), более того, обвинял режим Кучмы в геноциде собственного народа и доказывал справедливость и законность в данных условиях проведения революционной боевой работы (“Мы не грабим - мы экспроприируем, мы не убиваем - мы казним!”). Его выступление произвело сильнейшее впечатление на публику и взбесило судью и прокурора, которые пытались прерывать его почти  на каждом слове, но не смогли все же помешать донести правду до слушателей.

В конце мая - начале июня 2004 г. Данилов, несмотря на плохое состояние здоровья, принял участие в 20-дневной голодовке протеста против произвола судьи Тополева, не допустившего в процесс без серьезных оснований нового адвоката, приглашенного к А.Смирнову. 14-15 июня судья Тополев, несмотря на то, что Данилов и трое его товарищей еще не вышли из голодовки, начал прения сторон. Данилов просил перенести последнее слово на другой день, так как   плохо себя чувствовал, но судья настоял на том, что он должен выступить 15-го. И вновь Данилов потряс присутствующую на процессе публику своей смелостью. Он не просил пощады - он говорил о геноциде, проводимом режимом Кучмы против собственного народа. Он сказал судьям-палачам: “Вы нас судите сегодня - мы вас будем судить завтра!”. Он, как и Саша Смирнов, показал пример точного следования этике революционера при произнесении последнего слова, принятой у старых большевиков.

Согласно приговору, оглашенному 19 июля, Данилов осужден на 14 лет лишения свободы строгого режима с конфискацией всего личного имущества.

 

В начало