Хитрые законы

Госдумой в третьем чтении принят президентский законопроект о внесении изменений в ст. 282 УК РФ — возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. Принят молниеносно. Как, впрочем, обычно и бывает с президентскими инициативами. Эксперты предполагают, что законопроект ещё до конца 2018 года будет одобрен Советом Федерации и подписан президентом РФ Владимиром Путиным. Все выдохнули, ведь речь идёт о частичной декриминализации 282 ст. УК РФ, которую так долго ждали.

Конечно же, положительные моменты там есть. Уголовная ответственность за действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, совершенные без квалифицирующих признаков, будет наступать только в том случае, если лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние. Цель внесения изменений — «гуманизация законодательства путем исключения случаев привлечения к уголовной ответственности за деяния, совершенные однократно и не представляющие серьезной угрозы для основ конституционного строя и безопасности государства».

Как говорит эксперт по уголовному праву Алексей Добрынин, на этом мощные плюсы принятого закона заканчиваются. Начинаются не менее мощные минусы. Последних больше.

Все последние сумбурные законодательные годы законотворец творил преимущественно в сторону утяжеления уголовной ответственности по ст. 282 УК РФ. До 2012 года максимальная санкция за это преступление была до двух лет лишения свободы. Теперь уже — до пяти лет лишения свободы.

Параллельно доработал диспозицию нормы с указанием на то, что уголовная ответственность наступает также за действия, совершенные с использованием сети Интернет. После этого центр «Э» незамедлительно возбудился, и в сети Интернет начали находить информацию, имеющую признаки экстремизма и представляющую, по мнению следственных органов (это важно подчеркнуть), особую угрозу основам конституционного строя и безопасности государства. Затем предсказуемо последовали аресты...

Согласно статистике Генпрокуратуры, если в 2013 году было заведено 787 дел по статье 282 УК, то в 2017 году уже 1305.

Но на этом практика правоприменения ст. 282 не остановилась, а пошла дальше. Одним из квалифицирующих признаков части первой указанной статьи является «социальная группа», в отношении которой были совершены действия, направленные на разжигание ненависти или вражды. Законодатель не раскрыл понятие социальной группы применительно к диспозиции этой нормы. Зато судебно-следственная практика сразу разобралась, что к этой группе надо относить депутатский корпус, а также правоохранительные органы. А действия тех, кто критикует власть, квалифицировать по ч. 1 ст. 282.

…С принятием нового законопроекта правовые основания привлечения к уголовной ответственности тех же пользователей социальных сетей по сути остались неизменны. Немного усложнилась процедура: законодатель ввёл так называемую административную преюдицию. Но найти повод для административного наказания для наших правоохранителей вовсе не сложно.

А затем, принимая во внимание произошедшие изменения, снова продолжат возбуждать уголовные дела по ч. 1 ст. 282 УК РФ.

Как говорит А. Добрынин, «а что ещё им остаётся делать, когда в стране в принципе отсутствует уголовно-правовая политика?

Возбуждать, возбуждать и возбуждать».