Новое поколение борцов высоко ценит предшественников

 

Испанский коммунист, рэп-певец Пабло Хасель уже 7 месяцев находится в заключении. Мы смогли познакомиться с несколькими письмами Пабло своим товарищам. В них он снова и снова обоснованно упрекает власти в страданиях трудового народа: «Увеличивается разрыв между высокими зарплатами парламентариев и уровнем жизни большинства населения. Когда они не предлагают национальных или социальных решений, логично, что почти половина электората не признает, не одобряет методов угнетения, который власти хотят увековечить». Пабло критикует соглашательство и оппортунизм многих левых и говорит, что из-за отступления лидеров «растрачивается огромный революционный потенциал, который, кто знает, если бы он /был реализован/, сильно ослабил бы государство и, следовательно, приближал  бы к цели. Исторически сложилось так, что империалисты переставали порабощать народы, когда цена, которую они за это платили, была выше, чем цена свободы. Это может быть достигнуто только путем нанесения многомиллионных убытков олигархии, которая управляет режимом. Повторяю: потенциал есть».

Одно из писем Пабло посвящает Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому – можно сказать, соратнику по борьбе за коммунистическое будущее Планеты, товарищу из предыдущего поколения борцов. (Отрывок из него приводим на правой полосе страницы).

 

Письмо из испанской тюрьмы Ponent

Письмо от Пабло дошло до нас накануне дня рождения Рыцаря Революции (Феликс Эдмундович родился 11 сентября 1877 года) и после даты – 95-летия ухода его из жизни 20 июля 1926 года.

11 лет своей жизни Феликс Эдмундович провел в застенках самодержавия. Пабло высказывает свое мнение о «Тюремных дневниках Феликса Дзержинского и пишет:

Одна из книг, которая больше всего запомнилась мне как на свободе, так и в тюрьме, – это дневники, которые великий большевик Феликс Дзержинский писал во время заключения. Феликс вырос в дворянской семье, но с самого раннего возраста он отказался от безопасного комфорта и стал активно участвовать в революционной работе, выполняя задачи агитации и организации. По этой причине спустя годы он был приговорен к ссылке в Сибирь, из которой бежал. В последующие годы напряженной борьбы, в том числе и в период революции 1905 года, Феликс несколько раз попадал в застенки, пока не был окончательно освобожден февральской революцией 1917 года.

Но все приговоры царской России были меньше по срокам, чем те, что в настоящее время выносит испанское государство коммунистам из PCE(r). В сумме он провел 11 лет в тюрьме и ссылке. После освобождения участвовал в Октябрьской революции в качестве члена Военно-революционного комитета, а затем возглавил ВЧК, отвечая за подавление контрреволюционеров, которые саботировали строительство социализма.

В книге собраны многочисленные письма, в основном адресованные его соратнику, и размышления о борьбе. В конце также добавлено несколько статей, написанных после революции. Во всех материалах Феликса видна его большая душевность и чуткость к человеческим несчастьям, что и побудило его бороться с множеством несправедливо-стей... Он не скрывает самых трудных моментов, «мучений в одиночестве», своих переживаний. Не переставая отмечать, что пока он тут, «товарищи дерутся на улице».

Одна из задач, на которой он настаивает, - это необходимость распространять веру в победу, чтобы массы были вовлечены в борьбу. Вот почему он придает большое значение агитации и пропаганде, в том числе через искусство. Многие из его страниц имеют высокий поэтический заряд. Когда он представляет, что он будет делать со своей семьей вне тюрьмы, он описывает природу, к которой он стремится, или будущее счастье людей. Его особенно заботили условия жизни детей, поэтому, когда революция была выиграна, он также позаботился о благополучии детей, которые оказались в трудных жизненных ситуациях.

Именно из-за этой стойкости буржуазия запускает сегодня против него худшую клевету, изображая его чудовищем. Они ненавидят его за то, что он был одной из ключевых фигур, отнявших у них власть и помешавших им восстановить ее любыми средствами. Настоящие монстры не забывают, что из-за многих, подобных Феликсу, они не могли продолжать жить в роскоши за счет страданий большинства. Его называли «Железный Феликс», потому что именно из-за его огромной человечности он был силен и непреклонен в борьбе и служил с упорством и преданностью делу до конца своих дней. К сожалению, они закончились слишком рано из-за ужасных последствий для его здоровья, вызванных его пребыванием в тюрьме.

У Феликса, как и у многих других, конечно же, не раз были разногласия и споры с Лениным. Но это не мешало ему быть членом Центрального комитета партии, руководить Чека, позже – работать в ряде комиссариатов и руководить Высшим советом народного хозяйства. Ничего общего с ложью о том, что малейшие разногласия были чреваты ссылкой и даже казнью. Его дневники – лучшее описание того, что такое коммунист, и помогают понять, почему он был так подходящим для руководства ЧК: он очень хорошо знал все, что нужно для победы, и все, что было бы потеряно, если бы противник организовал свою победу.

Феликс глубоко чувствовал необходимость борьбы и писал в 1908 году: «Я никогда не сомневался, что наше дело правое... Я вижу, как широкие массы вступают в действие, чтобы разрушить старую систему, массы с силами, подготовленными к новой борьбе. Я горжусь тем, что являюсь их частью. Здесь, в тюрьме, иногда бывает ужасно, но если бы у меня была возможность начать все сначала, я бы поступил так же. Это для меня не обязанность, для меня это органическая необходимость».

Это свое письмо Пабло заканчивает стихотворением «Еще один день» – уже о своих днях в заключении.

Сложности перевода, тем более, литературного, позволяют привести лишь несколько строк из него. Но по ним очевидно, что

Они думали, что увидев

   еще большую жестокость,

Я буду подчиняться ей…

Даже власть

          целого государства

Не способна захватить

              наше сознание…

Мы знаем,

       почему мы победим.

И наша гордость

              побеждает боль,

которую они нам причиняют.

………………………..

День закончился,

и они проверяют,

             что мы в камере.

Но снова борьба убежала

           и ходит по улицам.

И у них нет возможности

                ее остановить!