Их не заставить замолчать!

Мы говорим это везде: мы социалисты. Мы марксисты-ленинисты, – это то, как мы смотрим на мир, как мы творим.

...Мы всё время говорили и продолжаем говорить, что социализм – это единственное спасение человечества.

Ибрагим Гёкчек

 

На протяжении 35 лет турецкая музыкальная группа Grup Yorum создаёт революционное искусство. Их песни – это их оружие в борьбе против фашизма и империализма, против эксплуатации и гнёта, за свободу для трудового народа, за социализм. Всё время своего существования и борьбы музыканты Grup Yorum подвергались преследованию со стороны фашистских властей в Турции. Но в последние годы репрессии ещё более усилились… Все концерты Grup Yorum были запрещены, часть музыкантов была арестована, другая – помещена в списки разыскиваемых «террористов» с наградой за их головы. Музыкантов избивали и пытали, ломали их инструменты, на Культурный центр Идиль, где они проводили репетиции, совершались полицейские налёты.

На фашистские преследования Grup Yorum ответила сопротивлением. Они организовывали концерты на крышах домов, транслировали их в интернете, устраивали мероприятия протеста против преследований в Турции и в Европе.

Двое музыкантов, Хелин Бёлек и Ибрагим Гёкчек, без доказательств брошенных в тюрьму по обвинению в «терроризме», использовали последнее оставшееся у них средство борьбы – объявили голодовки до смерти, которые означают, что голодовка прекратится либо при удовлетворении требований голодающего, либо при его смерти.

В апреле, продолжая голодовку, Ибрагим Гёкчек писал:

 

Из окна моей комнаты виден сад. Я живу в трущобе, но если выйти из дома, то виден стамбульский Босфор. Сейчас я не могу выйти, потому что прикован к постели и вешу 40 кг. Ноги сильно ослабели и не могут держать тело. И теперь мне остаётся только вспоминать его.

Вспоминать себя на сцене: на моей шее за лямку со звёздами прицеплена гитара, которую я люблю больше всего… Передо мной – сотни тысяч человек с поднятыми кулаками поют «Бэлла, чао!» Моя рука гладит струны гитары, как будто она лучшая в мире… А мои ноги сильные. Я мог пробежать по Стамбулу вдоль и поперёк. Моё состояние сейчас и мои воспоминания – это две реальности. В обеих я жил. Обе являются нашей общей реальностью. Ведь я живу в Турции и состою в группе, играющей политическую музыку. И моя история – это часть большой истории моей страны… Сегодня исполняется 310 дней, как я не ем. Скажем так, «я выражаю свои мысли с помощью голодовки», или «у меня забрали бас-гитару, с помощью которой я разговаривал, так что я использую своё тело в качестве инструмента».

Меня зовут Ибрагим Гёкчек… Вот уже 15 лет я – бас-гитарист группы Grup Yorum. Группа была создана 35 лет назад 4 студентами и на протяжении своей истории видела многое... В итоге сегодня мы бастуем не на жизнь, а на смерть, чтобы иметь возможность снова давать концерты.

Одна из нас, мой дорогой товарищ Хелин Бёлек, покинула нас 3 апреля на 288 день своей бессрочной голодовки. Я принял знамя. Вы спросите, почему музыканты из группы объявили смертельную голодовку? Почему они выбрали такой ужасный способ борьбы, как неограниченная забастовка?

Вы найдёте ответ в окружающей нас не менее ужасной действительности. Именно она подтолкнула Хелин пожертвовать жизнью в 28 лет. Именно поэтому я угасаю с каждым днём. Мы родились в борьбе за права и свободу, которую вели с 1980 г...

Мы пели о нарушении прав в Анатолии и во всём мире. В нашей стране все, кто столкнулся с этим, все борцы за права, все оппозиционеры, все те, кто мечтал о свободной и демократической стране видят то же самое: мы все, как в тюрьме, в заточении...

Вот почему я решил сделать то, чему некоторые удивляются: отказался от еды. Ведь несмотря на то, что мне вменяют, я совершенно не чувствую себя террористом.

Причина, по которой нас внесли в список террористов, следующая: в наших песнях мы поём о шахтёрах, которые вынуждены работать под землёй за самую низкую оплату, о рабочих, погибших в результате несчастного случая на производстве, о крестьянах, земли которых разрушаются, об интеллектуалах, которых поджигают, о разрушенных домах в трущобах, об ущемлении прав курдов и всех тех, кто сопротивляется. Говорить об этом считается в Турции «терроризмом». Все те, кто думает, что спустя 30 лет социализм уже не актуален и что у такого искусства, как наше, нет публики, ошибаются. Мы собирали во время концертов самую большую аудиторию как для Турции, так и для турецких исполнителей. На стадионе «Инёню» в Стамбуле 55 000 наших зрителей подпевали в унисон нашим революционным песням. И во время концерта, который оказался нашим последним, я со сцены подыгрывал на своей гитаре этому удивительному хору из 55 000 человек...

Группа Grup Yorum становилась жертвами репрессий любой власти в Турции. Но с объявлением партией AKP чрезвычайного положения в 2016 г. увеличилось давление на все категории населения... Мы поняли, что с нами будут обходиться ещё хуже, чем раньше. И вот проснувшись однажды утром, мы обнаружили, что шестеро из нас теперь в «списке террористов». В том числе и я.

Гитарист, который 5 лет назад играл на бесплатном концерте, собравшем миллион зрителей, теперь террорист, объявленный в розыск, да ещё и с вознаграждением...

В феврале 2019 г. меня арестовали, когда я был в нашем культурном центре, а в мае 2019 г. мы начали голодовку «за снятие запрета на наши концерты, за прекращение всех репрессий против музыкантов нашей группы... Потом мы с Хелин Бёлек решили вести голодовку до тех пор пока не удовлетворят наши требования. Если потребуется – даже ценой нашей жизни.

Во время судебного процесса нас с Хелин освободили. Но, несмотря на поддержку народа, артистов, депутатов, правительство отказывается выполнить наши требования. Навещавшим её депутатам Хелин сказала: «Пусть нам разрешат проводить концерты, тогда я прекращу голодовку». Этого не случилось... 3 апреля Хелин не стало...

Я не знаю, куда приведёт меня мой путь... Но в одном я уверен ещё твёрже с тех пор, как начал эту борьбу: я буду цепляться за жизнь на своём пути к смерти.

Опубликовано 26/04/2020

 

Наша борьба – не преступление, а долг

Товарищи о Хелин Бёлик: Она приняла мученическую смерть потому, что не могла свободно петь свои народные песни без пыток или арестов. Её песни были голосом классовой войны Народа. Голосом эксплуатируемых, рабочих, молодежи, беженцев, политзаключенных, революционеров, антиимпериалистов, партизан и всего остального мира.

Поэтому, как бы они ни хотели, они не смогут заставить замолчать Grup Yorum...

* * *

Сегодня, 8 мая, фашистская полиция ПСР совершила нападение на похороны нашего товарища Ибрагима Гёкчека в Стамбуле (он ушел из жизни 7 мая – ред.). Сотни полицейских напали на людей, собравшихся на похороны, используя газовые бомбы и пластиковые пули, они избивали и арестовывали людей. Среди них был отец Ибрагима Гёкчека, адвокаты Народного адвокатского бюро, а также члены Grup Yorum... Фашизм ПСР напал на похороны, потому что они боятся великого голоса Grup Yorum... После нападения они с применением насилия... забрали тело Ибрагима!

Но голос Grup Yorum никогда не заставить замолчать. По всему миру люди поют эти песни. Международная солидарность растет каждый день, каждый час, каждую минуту. Мы будем продолжать борьбу с империализмом, фашизмом и несправедливостью. Это не преступление, это долг!

Антиимпериалистический фронт

 

От ЦК ВДЗП. Эти отважные люди погибли в борьбе за свое право в своих песнях нести правду трудовому народу, погибли после длительной голодовки (Хелин Белик – 288 дней, Ибрагим Гекчик – 325 дней).

Их борьба с турецким империализмом оказалась неравной. Да, преступная власть, которой столь страшны народные и революционные песни группы Grup Yorum, физически погубила этих мужественных героев.

Но Победа силы духа – на стороне Хелин и Ибрагима. В своей борьбе они оказались неизмеримо выше фашиствующих преследователей тех, кто боролся за свободу не только своих песен, но за свободу самого турецкого трудового народа, его рабочего класса, за его светлое социалистическое будущее.

 Мы высоко чтим товарищей, которые готовы были отдать и отдавали свою жизнь в борьбе за счастье трудового народа.

Но все-таки вновь не можем не сказать, что подвергаем сомнению целесообразность такого метода борьбы как голодовка, тем более голодовка до смерти. Ибо сохраненная жизнь каждого борца-революционера – это еще один «ствол» в наступлении на жаждущего нашей погибели противника. (А коли придется отдать жизнь, то уж отдать ее с наибольшими потерями для врага).