Шпион свидетельствует

из тайной комнаты. В открытую – страшновато

 

16 февраля продолжилось судебное заседание по делу ИГПР «За ответственную власть (ЗОВ)», по которому российская фемида пытается обвинить т.т. Ю.И. Мухина, В. Парфенова, А. Соколова и К. Барабаша.

Наш корреспондент присутствовал в зале суда, заседание которого было посвящено заслушиванию показаний «свидетеля». Но какого! Во-первых, свидетель был «закрытым», то есть его измененный голос невнятно звучал откуда-то из-под потолка, сбивчиво внушая залу заседаний мысль об идентичности запрещенного движения «АВН» и ИГПР «ЗОВ».

Во-вторых, свидетель вполне четко «признавался», что является порученцем спецслужб, засланным в ИГПР «ЗОВ» для «изобличения» его участников (это уже второй такой «свидетель». А именно – это был некий шпион ЦПЭ МВД под кличкой Власов, известный в ИГПР как Довыденко. И судья Криворучко заботливо подсказывал «свидетелю» не отвечать на вопросы подсудимых и их защиты, если это может повредить выполнению полученного им «особого задания». Поясним, что свидетель ранее выдавал себя за человека, желавшего вступить в ИГПР «ЗОВ», ознакомился с Уставом ИГПР и текстом Закона «О референдуме», как того требовали условия приема в ИГПР, после чего был принят в круг «ЗОВ»-овцев. На вопрос защитника, должен ли был «засланец» фиксировать возможную информацию, свидетель ответил, что да, вел аудио- и видеозапись. Как выяснилось в ходе заседания, аудиозапись «работала» в пользу подсудимых, потому что по основному вопросу об идентичности «АВН» и ИГПР «ЗОВ» противоречила устным показаниям «свидетеля» о якобы признании этого одним из подсудимых.

В-третьих, более знающие суть дела участники процесса, сами подсудимые, задавали свидетелю вопросы, из которых должно было стать ясным, действительно ли свидетель был свидетелем, то есть не прячут ли следствие и суд в тайной комнате совершенно другого человека. Ответы скорее подтверждали эту версию, так как противоречили реальным фактам. Примеров много. Назовем лишь пару. Так, настоящий Власов (Довыденко был десятником ИГПР ЗОВ в Крыму, но в суде «голос Власова» не мог объяснить, кто такие десятники и в чём их обязанность. Или, «голос Власова» не смог объяснить, в каком именно помещении проходило совещание с его участием. И т.д. и т.п.

Вот «информацию» от таких свидетелей и кладут нынешние суды в основание обвинений тем, кто имеет смелость не согласиться с политикой нынешней власти.

Соб. Кор.