Дорогой товарищ Н.О.Глаголева!

Дорогие товарищи!

Примите мой горячий привет.

К счастью, на сей раз до меня дошли два письма от ВДЗП, написанные 16-11-07 и 18-01-08. Поэтому, прежде чем продолжать, позвольте выразить Вам мою признательность за солидарность и поддержку, которую Вы оказываете нам, членам КПИ(в) (Коммунистической партии Испании (восстановленной) - ред.), а также за Ваше постоянство в поддержании связи с нами, в частности со мной… Не зря говорится, что капля точит даже самый твердый камень.

Уже во французских тюрьмах до меня доходили отрывочные сведения о Ваших письмах и различных акциях, которые Вы проводили, чтобы рассказывать о нашем аресте, требовать нашего освобождения. Но, к сожалению, до настоящего времени контроль и цензура моей переписки не давали мне читать Ваши письма и обращения. Именно поэтому я не мог послать Вам ни строки благодарности, ни даже сообщить о моем состоянии.

Что касается моего судебного дела, могу сказать, что это уже 9 лет непрестанной «юридической» битвы с моей стороны, достаточный срок, чтобы сломать или свести с ума кого угодно. Тем не менее, не похоже, что испанские власти (принявшие эстафету у французских) заинтересованы в окончании этой юридической жестокости. Очевидно, что речь тут идет не об осуждении одного человека, а о партии, КПИ(в), и обо всем, что это означает – ее идеях, программе, истории борьбы, последовательно демократической и революционной практике. Хотят судить и осудить все то, что в связи с ревизионистским вырождением старой КПИ(в) испанская реакция считала навсегда ликвидированным и похороненным в Испании.

Кроме того, Вы верно указываете в своих письмах на «увеличение» моего срока после экстрадиции из Франции. Это увеличение срока мне, как и другим товарищам из нашей партии, без суда, по чисто аппаратной процедуре, означает содержание нас в заключении после того, как мы уже отбыли срок во Франции, до нового суда, в Испании, по тому же обвинению. Это то, что во Франции называется «система двойного наказания».

Ко мне, кроме того, применена менее утонченная процедура – куча новых обвинений и причин, чтобы бесконечно продолжать мое предварительное заключение. Так что Вы должны знать, что я превентивный заключенный, т.е. еще не осужденный в Испании.

По-видимому, ни социал-фашистское правительство социалистов, ни его вооруженная рука, Гражданская Гвардия, не слишком удовлетворены результатами, полученными для продолжения политического процесса, поскольку за два долгих года после моей экстрадиции трибуналы Национального Суда не смогли доказать ни одного из многочисленных обвинений против меня в «терроризме». Так что им не осталось ничего другого, как пересмотреть и аннулировать 14 обвинений. И самое важное: на двух недавних публичных слушаниях в Национальном Суде меня оправдали, вместе с двумя другими товарищами (которых освободили), в двух других делах, которые мы считаем определяющими.

И, как я смог заявить на последнем суде, уже более 35 лет Политическая Полиция и Гражданская Гвардия Испании обвиняют нас в терроризме и пытаются доказать это, прибегая даже к пыткам заключенных. Но они ничего не добились. Это, конечно, не потому, что мы очень умны, а они глупы, а по той простой причине, что все их обвинения это домыслы, которые совсем нетрудно разоблачить.

Уже в 1977 во время подпольного пленарного заседания был арестован ЦК нашей партии. Суд, который судил нас в 1979, вынес приговор, оправдав нас в отношении терроризма, но осудив меня и других товарищей на 7 лет за «незаконную организацию и пропаганду», т.е. за то, что мы – члены ИКП(в) и ведем пропаганду социалистических и коммунистических идей среди рабочих. Этот приговор был вынесен трибуналом того же Национального Суда в то время, когда Парламент уже одобрил так называемую «Демократическую Конституцию».

Что-то похожее произошло и недавно. До 2003 года, когда Парламент принял Закон о партиях, предложенный ИСРП и НП, ни во Франции, ни в Испании не было обвинения нас в терроризме. Таким образом, упомянутый закон уже лишь тем, что был принят, автоматически превратил нас в бездушных террористов. Только так можно объяснить то, что состряпано против нас во Франции пресловутым супер-судьей Бругье, вице-президентом Специальной антитеррористической секции Парижа, в купе с его испанским аналогом – не менее известным супер-Гарсоном, следователем палаты №5 Национального Суда Мадрида. Для этого надо было арестовать нас, держать в заключении все время, необходимое для принятия Закона о партиях, и применить его к нам, придав ему обратную силу.

Со всеми этими нарушениями и очевидностями, которые мы обнародовали, баланс стал клониться в нашу сторону. По этой причине, дабы избежать повторного провала правительства и его полицейского и судебного аппарата в части обвинения КПИ(в) и меня лично в вооруженных акциях партизан-антифашистов, решили продлить еще на 2 года мое предварительное заключение и соорудить против меня и партии новые обвинения.

Таким образом, наберется уже как минимум 4 года превентивного заключения; это, как вы понимаете, уже целый срок заключения без того, чтобы какой бы то ни было суд вынес мне обвинительный приговор. Напротив, мне продлили заключение в условиях пересмотров и аннулирования тех приговоров, которые уже были мне вынесены.

К этому «дополнительному» сроку в 4 года превентивного заключения надо добавить условия изоляции, специального наблюдения и лишения информации, в которых меня содержат после экстрадиции из Франции, после того, как я отбыл там 8 лет по тому же делу (быть коммунистом) – и у Вас будет картина моей судебной ситуации.

Что касается МКП (Международная Красная помощь) и ее деятельности. Что я могу комментировать из заключения? Наша партия с середины 70-х переучредилась и активно работала в рабочем классе и других секторах – студенты, адвокаты, медики; ее проект очень хорошо принимался, особенно рабочими, но жестокие репрессии обрушились на все Движение Антифашистского Сопротивления, мешая развивать нашу деятельность. Когда последовали аресты, пробудившие солидарность как в Испании, так и в других странах, создались основы для консолидации МКП, как международной организации поддержки и солидарности с политзаключенными – революционерами, антифашистами, антиимпериалистами всех стран.

С тех пор не прекращались обличения репрессий, акции солидарности и другие формы поддержки заключенных и их близких, проводимые МКП. Могу заверить, что, несмотря на изоляцию, в которой нахожусь, я всегда чувствую поддержку благодаря этой их нелегкой работе. Имейте в виду, что в Испании члены МКП, согласно Закону о партиях, также считаются «террористами», объявлены вне закона и преследуются.

Вы правы, когда в своих письмах указываете на отличия (по размаху и глубине) движения солидарности в 20-30-х годах, особенно развернутого компартиями и МКП, сравнивая с нынешним движением как в каждой стране, так и в международном плане. С моей точки зрения, главная причина такого различия заключается в том, что тогда мы имели мощную и эффективную революционную организацию (Коминтерн), охватывающую все страны, а сегодня у нас ее нет. Так что не надо больших усилий, чтобы понять, что пока мы не решим эту важнейшую проблему, нам будет очень трудно, если не сказать невозможно, преодолеть ограничения и недостатки, имеющиеся сегодня в этом и других аспектах коммунистической деятельности.

Я никак не намерен сваливать на чужие головы ту часть ответственности за эту ситуацию, которая лежит на коммунистах Испании, поскольку наш вклад в этом деле очень скромен. И, что самое прискорбное, из-за бесконечных преследований нас испанским фашистским государством наш вклад в движение солидарности еще долго будет таким. Это не ограничивает наш интерес и не снижает наше понимание значения данной задачи для восстановления движения в целом.

Но должны быть другие, кто примет большую ответственность, особенно коммунисты России.. На наш взгляд, несмотря на все трудности, у Вас условия в целом относительно лучше: идеи, практический опыт и хорошо укорененные революционные традиции, против которых мало что смогли сделать предатели-ревизионисты и которые тем более не сможет разрушить агонизирующий капитализм. Есть и причины политического толка (которые Вам позволяют, хотя бы временно, вести полулегальную или более открытую деятельность), социальным, экономическим и историческим, мы убеждены, что не в самом далеком будущем коммунисты России займут почетное место в первом ряду международной битвы трудящихся.

Вы в своих письмах упоминаете мою книгу «Третья фаза общего кризиса капитализма», из которой, как пишете, опубликовали несколько статей в вашей газете «Мысль», и спрашиваете о других моих работах, которые могут быть важны сегодня. Рекомендую Вам мои «Тезисы о кризисе коммунизма» и монографию «Абсолютный беспорядок» (с подзаголовком «Об экономическом кризисе и обрушении капиталистической системы»). Как можно видеть по заголовкам, они говорят о кризисе, о жгучей актуальности этой темы. Поэтому рекомендую их Вам. Попробуйте их раздобыть, хотя бы на испанском или французском.

Прощаюсь с Вами, желая крепкого здоровья и многих успехов в работе.

Крепко обнимаю всех товарищей из ВДЗП.

P.S. Забыл сообщить о моем «клиническом» состоянии. 3 года назад во Франции мне диагностировали катаракту. Еще у меня сильные головные боли , возможно, по той же причине. Говорю «возможно», поскольку, несмотря на мои настойчивые просьбы, я до сих пор не смог получить необходимой медицинской помощи. Получаю только успокоительное. Ясно, что классовый враг глумится надо мной и не заинтересован в лечении меня от того, чем я страдаю по его же вине. Подорвать мое здоровье – одна из его идей-фикс, поскольку он знает, что в аспектах политическом, идеологическом и моральном он против меня бессилен.

Тем не менее, не стоит слишком об этом беспокоиться, поскольку, как говорится, «с меня трудно содрать шкуру».

Кроме того, мой разум работает относительно неплохо.  А мое сердце, как Вы наверняка заметили, сгорает от желания снова броситься со всей силой в самый огонь борьбы.

 20.03.2009г.

 

Центр заключения Мадрид-2 (МЕКО)

Секция 13

28805 Алкала Де Энарес (Мадрид)

20/3/ 2009