2 ноября на Кубе в возрасте 76 лет скончалась мать кубинского Героя Герардо Эрнандеса Кармен Нордэло. Все годы заключения Пятерки, пока позволяло ее здоровье, Кармен Нордело принимала активное участие в кампании по информированию о положении Пяти, помогала в борьбе за их освобождение.

Приговор Герардо Эрнандесу самый издевательский – два пожизненных срока плюс 15 лет. И к тому же в отношении него (и Рене Гонсалеса) апелляционным судом не принято даже столь малоутешительное решение, как в отношении трех из Пяти – о пересмотре дела. А его жене Адриане Перес все 12 лет заключения мужа американские жандармы не дали ни одного свидания с ним. Сейчас Адриана находится в Испании, где участвует в одной из акций международной кампании за освобождение пяти героев Республики Куба.

К сожалению, уже несколько месяцев не удается установить связь с Герардо, хотя раньше с ним переписывалось несколько товарищей, в частности, из Москвы и из Калуги. Было письмо от него и в адрес КЗП с его замечательным рисунком. В связи с невозможностью связаться с самим Герардо, мы направили письмо в адрес руководителя Национального комитета США в защиту Пяти Алисии Грапко, в котором, в частности, писали:

Дорогая Алисия!

С огромным огорчением узнали о беде, постигшей Герардо Эрнандеса. Если у Вас будет возможность, передайте ему от всех нас, москвичей и всех наших товарищей, оставшихся навсегда советскими людьми, слова глубокого сочувствия и поддержки.

Будем Вам очень благодарны, если Вы сможете подсказать нам, почему могут не доходить до Герардо наши письма и не изменился ли его адрес? Может быть ужесточились условия его содержания, и ему запретили переписку?

Кроме того, если у Вас есть связь с ним, пожалуйста, передайте ему, что мы очень хотим улучшения его положения и вообще его освобождения, что наши товарищи по-прежнему пишут ему, хоть пока и безрезультатно.

Пресс-центр ЦК ВДЗП

 

 

Несколькими днями позже мы получили стихотворение Герардо, написанное еще при жизни Кармен Нордело. Приводим его в подстрочном переводе:

 

Страстное желание

Пишу для тебя поэму, космического размаха,

И боюсь, что она будет мала, чтобы воспеть твою любовь.

Тысяча слов оценят твои поцелуи,

Исцеливших боль моих ран.

Попытаюсь сказать, как люблю тебя,

Эта любовь освещает и защищает мой разум,

И я неуязвим в этом мире,

Потому что часть моей жизни – в твоем сердце. 

Расскажу тебе, как ценю годы твоей бессонницы,

Твое бесконечное терпение и огромную храбрость,

И ты узнаешь, как я жажду вернуться на твою землю,

Чтобы возродиться в твоих объятиях   

и ощутить твое тепло. 

Она дойдет до тебя со слезами страсти и радости

Скрытыми в моем сердце в ожидании возвращения.

Как я хотел бы, когда этот день настанет,

Чтобы ты, мама, прочла эти стихи.

Подлые жандармы и тюремщики не дали прочесть эти стихи его матери.. Не сомневаемся, что за это, как и за многие другие преступления, их ожидает кара народов мира.

* * *