Связи Комитета

Фашистская угроза во Франции и других странах Европы отвечает интересам и потребностям крупного капитала

В начало раздел Связи Комитета

Выход Национального Фронта во второй тур президентских выборов 5 мая после электоральных успехов различных фашистских и родственных им партий в Австрии, Италии, Швейцарии, Дании, Голландии и Бельгии не оставляет места сомнениям, что мы снова видим в Европе восхождение фашистских партий, хотя и в ином контексте и в другой форме.

Этот процесс развивается несколько лет параллельно растущей фашизации режимов превентивной контрреволюции в империалистических странах, и усиливает ее. Эта фашизация поучила мощный импульс после событий 11 сентября в США. Оба явления подпитываются обострением политического и экономического кризиса и подталкиваются крупной буржуазией с одной целью: максимально урезать или поэтапно уничтожить политические, социальные и профсоюзные завоевания трудящихся, чтобы усилить угнетение и сверх-эксплуатацию; сдержать всеми типами репрессий сопротивление народных масс, помешать возрождению и усилению компартий и любых независимых организаций рабочих. Таким образом, крупный капитал стремится подготовить внутренние условия для участия в межимпериалистической борьбе за распределение, контроль и обладание сырьем, геостратегическими зонами и зонами влияния. Т.о., оба явления отвечают потребности правящих классов модифицировать систему доминирования и политического контроля масс, которой они руководят после Второй мировой войны.

В целом выборное и политическое продвижение правоэкстремистских партий прогрессирует: с одной стороны, вследствие политического банкротства реформистских партий, которые до недавнего времени были главным инструментом отвлечения и сдерживания революционных устремлений масс, ныне конвертированных в либеральное кредо, а с другой стороны, вследствие неспособности традиционных правых партий ответить на новые требования и вызовы обострившихся политического и экономического кризисов. Поэтому нынешнее продвижение авторитарных и фашистских партий основано более на слабости их противников и износе политической системы, царившей до сих пор, чем на привлекательности дискурса национализма, популизма, расизма и ксенофобии.

Случай НФ - один из примеров. Его влияние медленно растет в среде мелкой буржуазии, разоренной кризисом, и особенно в наиболее отсталых и отчаявшихся массах народа - потерявших работу или конверсированных рабочих, рабочих-пенсионерах, бедных крестьянах и т.п. Второе место Ле Пена после выборов 21 апреля (вместе с Национально-республиканским движением получено 5,5 млн. голосов) не есть резкий и значительный рост набранных голосов, как хотят уверить нас СМИ, чтобы скрыть поражение правых партий или "левых" и изобразить растущую поддержку НФ массами. Это электоральный провал партии Ширака, ослабленной расколами правых, потерявшей 3 млн. голосов по сравнению с прошлыми выборами, а еще более - провал Соцпартии и тех, кто узурпировал эмблему ФКП, вызвав отток старых избирателей. Они в знак протеста голосовали в основном не приходом.

Это показывает, что подлинной причиной политического землетрясения во Франции является рост неявки избирателей, которая, в купе с голосованием ни за кого, превзошла 30%, т.е. более 12,5 млн. избирателей. Это очень много для страны с традиционно высоким участием, и это указывает на широкое недовольство трудящихся антирабочей и антинародной политикой правительства "левого плюрализма", всегда готового подчиняться диктату монополий и защищать интересы внутреннего и внешнего империализма. Именно это пытаются скрыть СМИ Франции истерической и лицемерной кампанией против неявки. Как будто не явившиеся в ответе за "триумф" НФ, а не правая политика Жоспена, Робера Ю и Ко, которые, как и Ширак, приняли лепеновскую программу "гражданской неуверенности", как это было видно в ходе предвыборной кампании.

Важность неявки, как и антисистемного голосования, в основном за Рабочую Борьбу (РБ) и Революционную Коммунистическую Лигу (РКЛ), которые называют троцкистскими и которые собрали почти 3 млн. голосов, указывает на тенденцию в рабочих массах не позволять править собою, как прежде, и терпеть дальнейшее ухудшение материальных и духовных условий жизни. Это выражение делегитимации буржуазной институционной системы во Франции.

Констатация этой делегитимации ясно ставит французскую финансовую олигархию перед невозможностью продолжать жить и править по-прежнему, вынуждая ее искать новую управляемость, более правую, чем прежде, которая мешала бы решающим образом революционной борьбе масс. Поэтому французские капиталисты, чтобы легитимировать подготавливаемую ими политику твердой руки, используют фашистскую угрозу Ле Пена, чтобы обеспечить плебисцитное избрание Ширака, и усилить позиции правых перед июньскими парламентскими выборами, чтобы получить относительное или абсолютное большинство, которое позволит ввести политику твердой руки, не прибегая к вне-конституционной альтернативе НФ. В том числе и по причине международного резонанса в ЕС и народной мобилизации, как это раскрывает заявление патроната против антиевропейской программы Ле Пена. Тем не менее, они не прекратят удерживать Ле Пена на коне, как делали это до сего дня, чтобы использовать его в своих целях, в том числе и для решения задач правительства. Когда ситуация того потребует.

Так или иначе, старания крупной французской буржуазии установить режим твердой руки сталкиваются с серьезными препятствиями из-за утраты престижа политических и институционных сил, которые ее поддерживают, из-за противоречий, порождаемых этим в самом правящем классе, из-за растущей в эти дни мобилизации масс, которые во многих городах Франции вышли на многотысячные демонстрации против угрозы фашизма, которые отличаются участием молодежи. Все это - прелюдия вступления политической жизни Франции в период большой нестабильности обострения столкновения массовых мобилизаций - реакционной и революционной.

Ради этой авторитарной задачи буржуазные партии, будь то ультраправые, правые или "левые", используют проблему так называемой неуверенности, пользуясь ею в то же время для прикрытия глубоких причин, ее вызывающих, а также разделения трудящихся. Потому что это реальная проблема, которая в различных формах затевает широкие сектора повседневной жизни народных масс, жертв мелкой преступности, молодежного насилия, порожденного крайним ухудшением условий жизни и труда наиболее бедных рабочих, особенно иммигрантов. Но решение этих проблем, созданных именно капитализмом, лежит не в реакционных и репрессивных мерах буржуазного государства, а в уничтожении причин, порождающих нищету, остановку предприятий и ожесточение растущего числа рабочих, маргинализумых кризисом капитализма. Решение - в революционной мобилизации масс и революционной трансформации общества. Чтобы двигаться в этом направлении, нужна сильная компартия, противостоящая доминированию буржуазной идеологии в обществе, организующая и направляющая массы на разрушение капиталистического режима и его государства. Поэтому не удивительно, что в ряды рабочих, голосовавших прежде за партию ревизионистов Ю и социалистов Жоспена, просачивается дискурс демагога, ксенофоба и расиста Ле Пена, а НФ завоевывает почву, оставленную реформистами. Отсюда - необходимость усилить во Франции воссоздание новой компартии и ответственность, лежащая на французских коммунистах, ныне раздробленных на множество организаций, групп или партий. Эта проблема стоит и перед коммунистами других империалистических стран, не исключая и рабочее движение Испании.

В случае Франции, как и других европейских стран, реформисты и, в частности, ревизионисты, со своей политикой подчинения монополиям и их буржуазным решениям, открывают дорогу наиболее реакционным мерам буржуазии и, в конечном счете, фашизму. Это когда они сами не занимаются грязной работой или не облегчают ее (например, попустительство, с которым действовали ГАЛ на французской территории при совершении убийств). Или как произошло с Фелипе Гонсалесом и Ко во время бесславной декады (достаточно вспомнить структурные перестройки, государственный терроризм и политику уничтожения политзаключенных). Этим объясняется, что чистые правые, наследники франкизма, приоткрыв немного нечистоты и коррупцию своих конкурентов, смогли выиграть выборы под знаменем "демократической регенерации", изгнав социалистов из Монклоа с помощью Объединенных левых. Последователи Фелипе Гонсалеса и официальные профсоюзы также помогли аснаристам в проведении регрессивных законов и мер, которые были нацелены против трудовых и социальных завоеваний трудящихся, против иммигрантов, народного движения сопротивления, молодежи и т.д. Хватает этой помощи и в последнем проекте "трудовой реформы" и законе о политических партиях.

Эта поддержка реформизма и отсутствие сильной компартии позволяют финансовой олигархии под ручку с Народной Партией разворачивать реакционную мобилизацию масс вокруг вопроса политического насилия в Эускаль Эрриа (Стране Басков) под знаком защиты "демократии", испанского "патриотизма" и шовинизма. Или, по примеру Франции и других стран, инструментализировать вопрос "гражданской неуверенности", связывая его с иммиграцией, по мере того как та растет в связи ростом спроса на дешевые рабочие руки. До такой степени инструментализировать, что поддерживать линчевания и погромы иммигрантов, как это было с марокканскими рабочими оранжерей в Эль Эхидо.

Крупная буржуазия нуждается в этой реакционной мобилизации для усиления системы превентивной контрреволюции или скрытого фашизма, для раскола рабочих и легитимации реакционных или фашистских мер при голосованиях. Если эта необходимость была уже во времена Гитлера и Муссолини в Германии и Италии, странах, которые, в отличие от полуфеодальной Испании, достигли высокого уровня капиталистического развития, то сегодня ее еще более резонно имеет буржуазия империалистических стран, где невозможно долго иметь открыто фашистский режим, базирующийся исключительно или в основном на терроре и массовых систематических репрессиях против широких слоев населения. Это показал уже франкистский опыт в нашей стране, особенно после капиталистических трансформаций в 60-е годы. Не случайно Димитров указывал, опираясь на наиболее продвинутый фашистский опыт эпохи в Германии и Италии, что фашизму "удается привлекать массы, потому что он демагогически спекулирует на их нуждах и самых чувствительных чаяниях. Фашизм не только пробуждает предрассудки, глубоко укорененные в массах, но спекулирует также и на их лучших чувствах, чувстве справедливости и порой даже революционных традициях". Именно это и делают сегодня повсюду империалисты, приспособив демагогию к новым временам. То же самое делают и с другим ингредиентом фашизма, массовым террором, используя для этого развитие СМИ и ту роль, которую они играют в передовых капиталистических обществах.

Меры, принятые правительствами всех империалистических стран под предлогом "борьбы с терроризмом" и "защиты отечества", используя события 11 сентября, как и психологическая кампания террора, развязанная ЦРУ под предлогом предполагаемой эпидемии сибирской язвы, нацелены на усиление реакционной мобилизации масс и систему превентивной контрреволюции, чтобы ограничить или выхолостить возможно большее число политических свобод и социальных и профсоюзных завоеваний, подавить демократическое и революционное движение. Таким образом, империалистам не понадобится прибегать, за исключением крайних случаев, к установлению откровенно фашистских режимов, или принимать обширные меры, предназначенные для обеспечения их установления. Они уже делают это, таким образом, что, когда настанет время, им даже не понадобится нарушать конституции или законность. Достаточно будет применить ограничения.

В этом плане надо признать, что финансовой олигархии Испании, благодаря Реформе, не придется применять слишком много значительных корректив законодательства, за исключением проекта закона о Политических Партиях. Этот закон, который хотят ввести под предлогом борьбы с насилием, которое крупная буржуазия провоцирует репрессиями в Стране Басков и отказом баскам в реализации права на самоопределение, направлен не только против партии Батасуна и других организаций, близких к ДНОБ, но также и против движения революционного народного сопротивления по всей стране. Этот закон предполагает шаг вперед в ограничении или уничтожении политических свобод, завоеванных рабочими и другими частями народа в борьбе против франкизма, в том числе права на политические и профсоюзные ассоциации, и потому аснаристы и те, кто их сменит, не замедлят применить этот закон против других народных организаций - политических, профсоюзных, соседских или культурных, которые не пройдут под аркой фашистских законов, которые они хотят навязать. Поэтому мы должны призвать к мобилизации масс не только для борьбы с введением этого закона и уничтожением достигнутых завоеваний, но и для консолидации тех, кто держится с трудом, сколь бы малы они ни были. Если мы, трудящиеся, недооценим реакционные меры, которые крупная буржуазия Испании принимает, чтобы отвоевать территорию, утраченную в борьбе с рабочими и народом, и не выступим против них, этим мы облегчим ей задачу. Потому так ошибочна позиция нашей партии, которая характеризует нынешний испанский режим, как франкизм без Франко, или открыто фашистский режим. Эта позиция, с которой мы пытались бороться с похвалами реформистов системе превентивной контрреволюции, установленной Реформой, которая считается ими буржуазно-демократическим режимом, ведет лишь к недооценке завоеваний масс, отказу на деле от их защиты, оставлению руководства борьбой за свободы и демократические права реформистам и поддержанию иллюзии реализации "демократического прорыва", т.е. буржуазно-демократического режима, который закончился с того момента, как капитализм вошел в стадию империализма.

В настоящий момент финансовой олигархии Испании достаточно применения Конституции, Уголовного Кодекса и других "демократических" законов, которые подменяют пытки, государственный терроризм и другие реакционные и фашистские меры, как это было в Германии и других странах после падения фашистских режимов, и как это делают сегодня во многих империалистических странах для усиления системы превентивной контрреволюции. Т.о., пока нет сильного массового революционного движения, Фрага, Аснар и Ко могут продолжать выдавать себя за демократов, продолжать давать уроки "демократии" всему миру и экспортировать ее, пусть даже поддерживая государственные перевороты, как в Венесуэле. Как всегда делали США, Англия, Франция и другие империалистические государства.

Мобилизуемся против реакционных или фашистских мер.

Соединим силы во имя единства движения народного сопротивления.

Против делегализации Батасуна и других демократических организаций басков.

За освобождение всех политзаключенных.

Отвергнем новый проект трудовой реформы.

Против отмены субсидий при закрытии предприятий.

Ни одного увольнения без должного солидарного ответа.

За отмену временной работы и предприятий с временной работой.

Против социальной и трудовой дискриминации рабочих-иммигрантов.

Против империалистической войны.

За усиление ПКИ(р).

Да здравствует пролетарский интернационализм!

Да здравствует 1 Мая!

Фракция Октябрь ПКИ(р)

30.04.02.

В начало

В начало раздела Связи Комитета