ЗАЯВЛЕНИЕ ЦКС ВДЗП

 

31 августа 2006 г. завершился судебный процесс над И.В.Губкиным, политзаключенным, арестованным летом 1997 г., т.е. уже  9 лет назад. Игорь Губкин – один из фигурантов по «делу РВС». Его обвиняли во взрыве памятника Николаю II в с. Тайнинском Московской области, минировании памятника Петру I в центре Москвы с целью предотвращения выноса из Мавзолея тела Владимира Ильича Ленина.  

После 2,5 лет пребывания в тюрьме Губкин и другие подследственные по этому делу в январе 2000 г. были освобождены под подписку о невыезде. По признанию руководящего следствием полковника Лисицына большое значение в его освобождение имел тот общественный резонанс, который это дело имело, в частности, и организованные комитетом защиты политзаключенных-борцов за социализм акции  и письма протеста с требованием освобождения Губкина. Однако позже Губкин был вновь арестован в Москве и этапирован во Владивосток, где ему предъявили шитое белыми нитками ложное обвинение в убийстве некоего Б. Егорова, скорее всего нужное властям для того, чтобы сделать политзаключенного Губкина  в глазах общественности сугубо уголовным преступником и лишить его  возможности превратить предстоящий коллективный процесс по «делу РВС» в политический. Процесс по «делу РВС» весной 2002 г. прошел без Губкина, а дело самого Игоря Губкина было выделено в отдельное производство. В 2006 г. Губкин, уже получивший 14 лет по сфабрикованному «делу об убийстве», предстал перед судом присяжных по «делу РВС». Хотя обвинения были фактически разбиты Губкиным и его адвокатом Д. Аграновским, и сам буржуазный суд был вынужден снять ряд статей обвинения, все же в целом приговор стал обвинительным. Губкин получил чрезвычайно большой общий срок заключения, составивший 19 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

В связи с этим Комитет защиты политузников-борцов за социализм должен заявить, что несмотря на имевшие с 2000 года место расхождения как с идейной позицией Губкина, так и с рядом моментов его поведения нравственного характера, мы видим в назначенном ему огромном сроке проявление свойственной нынешнему режиму жестокости по отношению ко всем  борцам за социальную справедливость, продиктованной диким страхом перед все возрастающим недовольством народа политикой буржуазных властей и разрастающимся сопротивлением такой политике. Этот страх проявился не только в самом неоправданно жестоком даже с точки зрения буржуазного суда приговоре, но и во всем ходе судебного процесса. В частности, процесс был закрытым, и даже мать подсудимого не могла на нем присутствовать. Без должных оснований было отказано в участии в процессе общественному защитнику Н. И. Польченко.

Совершенно очевидно, что, назначая столь длительный срок заключения, власть руководствовалась не соображениями соблюдения законодательства, а стремлением выключить этого человека из так пугающей власть политической борьбы против нее практически на весь срок его активной жизни. Попав в заключение молодым человеком 34 лет от роду, он, по решению суда, выйдет на свободу, когда ему будет идти шестой десяток, и как надеется власть, утеряет связь с общественно-политической  жизнью страны. Мы заявляем решительный протест против драконовского приговора, запирающего политического заключенного в условия строгого режима на сроки, перед которыми царизм с его сибирскими ссылками может показаться вполне либеральным режимом. Мы обращаем внимание общественности страны, что Губкин находится в заключении уже многие годы  и требуем отменить приговор и выпустить И.В. Губкина на свободу.

 

           Комитет защиты политузников-

           борцов за социализм